"Какие бывают грязные технологии"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Белый пиар для пугала

© Коммерсант-Власть, origindate::16.01.00

Триллер по заказу Минпечати

С началом этого года на центральных российских телеканалах появился ряд рекламных роликов повышенной бредовости. Все они заканчиваются надписью: «Министерство РФ по делам печати и телерадиовещания».

Converted 11307.jpg

Лев Кадик

Ноги прохожих у входа в подземный переход. Огромный шприц на ступенях. Рука лежащего наркомана. «Ему было всего 18...»— гласит надпись на черном экране. Подпись: «Министерство РФ по делам печати и телерадиовещания».

Полный дяденька лет тридцати предлагает мальчику лет восьми сводить его в кино, дать конфетку, покатать на машине. Но мальчик бьет дядю ногой в пах и спрашивает: «Я правильно все сделал, папа?» Папа с перекошенным лицом показывает сыну большой палец. Подпись: «Министерство РФ по делам печати и телерадиовещания».

Converted 11308.jpg

Этот мальчик нашел историю своей семьи на помойке

Мальчик лет двенадцати бродит по помойке и пинает ногами ржавые консервные банки. Внезапно он нагибается и вытаскивает из грязи пыльный кожаный фотоальбом с фотографиями конца прошлого века. Голос за кадром призывает помнить историю своей семьи и страны. Подпись: «Министерство РФ по делам печати и телерадиовещания».

Тщедушный мужчина с наивной улыбкой преследует до лифта худенькую девочку лет тринадцати. Оказавшись в лифте, девочка изображает испуг и, глядя на актера большими глазами, вжимается в стенку. На экране надпись: «Не садитесь в лифт с незнакомцами!» Судя по всему, призыв обращен к маньяку, сжимающему дверную ручку старого лифта. Подпись: «Министерство РФ по делам печати и телерадиовещания».

Экран наполняется пустыми бутылками из-под шампанского. Бутылки валяются на огромной смятой постели. В изголовье сидит годовалый ребенок и тянет в рот огромный кусок зеленого стекла. Слоган в конце ролика призывает пьющих родителей остановиться. Подпись: «Министерство РФ по делам печати и телерадиовещания».

Черно-белый экран. Темная квартира. Маленький мальчик один дома. Звонок в дверь. «Кто там?» — спрашивает мальчик. «Откройте, телеграмма!» — отвечает из-за двери голос матерого уголовника. Надпись на экране призывает научить детей не открывать дверь незнакомым. Подпись: «Министерство РФ по делам печати и телерадиовещания».

Эти и им подобные загадочные сюжеты идут по всем телеканалам — как минимум по одному в каждом рекламном блоке. Все это можно было бы терпеть, если бы ролик со шприцем заканчивался подписью «Минздрав», а ролики с маньяками и незнакомцами — «МВД» или вообще не было бы никакой подписи. Но причем тут Минпечати? Чтобы выяснить это, я позвонил замминистра печати Михаилу Сеславинскому. Он объяснил, в чем дело.

Деньги на святое

С начала прошлого года при Министерстве печати существует Фонд поддержки социально значимых программ. Он был создан с целью централизовать выдачу грантов на телепроекты, рассчитанные на детей, пенсионеров или посвященные серьезным социальным проблемам. По словам замминистра, в прошлом году фонд получил из бюджета всего 270 млн рублей (около $10 млн). Впрочем, они недолго ждали освоения.

Рассмотрением заявок и выдачей грантов из фонда занимается комиссия, которую возглавляет сам Сеславинский. В прошедшем году гранты получили передачи «Спокойной ночи, малыши», «Акуна-матата», «Пресс-клуб» и еще много региональных программ. Размер грантов замминистра называть не стал, но сказал, что все они очень небольшие.

В числе прочих комиссия рассмотрела заявку главного редактора детского киножурнала «Ералаш» Бориса Грачевского на съемку социальной рекламы. Грачевский предложил снять серию клипов социальной рекламы, призывающей россиян беречь своих детей, уважать государство и соблюдать элементарные правила безопасности. И представил для рассмотрения их сценарии. Эта идея показалась комиссии Минпечати весьма удачной. И в июне киножурнал «Ералаш» и дружественная Грачевскому компания «Милена-фильм» получили от Фонда защиты социально значимых программ грант в 5,6 млн рублей (около $200 тыс.). По словам Михаила Сеславинского, это один из самых больших грантов, выданных в прошлом году. Размещение роликов на центральных каналах началось с нового года. До этого их показывали по дециметровым телеканалам (Ren TV, CTC, Ml) в столице и по региональным каналам. Ролики будут демонстрироваться по всем центральным и региональным каналам примерно полгода-год. Размещены они были бесплатно — по словам Сеславинского, ни один канал не потребовал с Минпечати денег.

Итак, Минпечати оказался не автором сюжетов, а их заказчиком. То есть надпись в конце роликов нужно читать так: «Киножурнал „Ералаш" по заказу Министерства печати».

Чтобы выяснить, как гениальная идея производства таких роликов пришла в голову Борису Грачевскому, я отправился в офис «Ералаша». Хотя мы не знакомы, главный редактор «Ералаша» не испугался и открыл мне дверь.

За дверью просматривали рекламный ролик. Но не из этой серии. На экране артист в оленьей шубе, очень похожий на бывшего губернатора Александра Назарова, рассказывал чукчам, как он выгодно продаст тундру американцам, и обещал им всем канадские снегоходы. В следующем кадре тот же актер в строительной каске и с нефтяным пятном на лице обещал рабочим на буровой продавать тонну нефти за тонну денег. Потом в костюме и с сигарой в зубах он же обещал московским банкирам, что поможет не платить налоги. В конце кандидатской эпопеи помощники натягивали на него резиновую грудь и оправляли выступать с предвыборной программой в гей-клуб. Сотрудники Грачевского удовлетворенно посмеивались.

— Это мы тут так. Снимаем, какие бывают грязные технологии...— объяснил мне Грачевский.

О своем сотрудничестве с Минпечати глава «Ералаша» говорил охотно. В начале прошлого года, по его словам, замминис-тра печати Михаил Сеславинский предложил устроить конкурс социально значимых программ. Он прошел ранней весной прошлого года. С заявками на съемку социальной рекламы выступили несколько компаний, в том числе и «Ералаш». Что это были за компании, Грачевский вспомнить не смог (не смог их вспомнить и Сеславинский, которого я спросил об этом позже). «Ералаш» Грачевского победил.

Первоначально Борис Грачевский планировал снять всего 12 роликов, но потом решил снять 40. Ролики, по словам Грачевского, стоили немного — всего по $5-6 тыс. (как рассказал мне знакомый из одного PR-агентства, непосредственные расходы на съемку подобных роликов составляют $2-2,5 тыс., а остальные $2,5 тыс.— доход исполнителя). Съемки продолжались три месяца, еще полтора заняли монтаж и озвучание.

Грачевскому ролики очень нравятся — настолько, что он даже сам озвучил сексуального маньяка в одном из них. Грачевский вообще считает, что народ устал от рекламы прокладок с крылышками, памперсов и шампуней для блестящих волос и соскучился по рекламе, которая ничего не продает.

— Есть вещи, которые в государстве должны быть железно! Это герб, флаг, гимн и президент. Нужно научить народ все это уважать. Народ должен помнить свою историю или хотя бы историю своей семьи.

Кроме этого, народ, по мнению Грачевского, постоянно забывает об элементарных вещах. О своих детях, например. Кричит на них, бьет и отдает в детские дома. Курит в постели, пьянствует и не уважает старших. Его надо учить. Ему нужно рассказывать о самых элементарных вещах. До чего-то более серьезного он не дорос. Даже не понимает, что перед ним социальная реклама.

Например, сюжет, в котором показали двоих маленьких детей, якобы живущих в детдоме сирот, вызвал, по его словам, шквал звонков на телевидение с предложением их усыновить. Звонившие не верили объяснениям телевизионщиков, что детей наняли, а папа и мама у них давно есть. Это, по мнению Грачевского, говорит о том, что он снял хорошую социальную рекламу.

Судьбой готовых роликов Минпечати распорядилось следующим образом: два забраковало, а остальные 38 поделило пополам. Те, что «похуже», пошли на региональные телеканалы, а те, что «получше»,— на центральные.

Мне удалось увидеть все ролики подряд.

Не стану перечислять содержание всех роликов — большая часть из них и так крутится по всем каналам. Но некоторые заслуживают упоминания. Это те, которые не видел и не увидит никто, и те, которые не видели москвичи,— их крутят пока только в регионах.

В поле сидит старик (Михаил Глузский) и его юный внук, белоснежными кудрями напоминающий малютку Володю Ульянова. Внук спрашивает деда, можно ли ему любить президента. Дед отвечает: любить не надо, а надо уважать, потому как сами выбрали. Или уважать, или уж не голосовать за него.

— Хороший ролик. Жаль, забраковали,— вздохнул Грачевский.— Сказали, что уж слишком подобострастно...

Маленькая девочка в детском саду рисует российский флаг. Потом вешает его на мачту игрушечного кораблика. Звучит гимн (на музыку Глинки). Дети вытягиваются по стойке смирно.

Грачевский опять вздыхает: 
— Непонятно, почему не взяли — ведь новый гимн записать ничего не стоит!

Ролики «похуже» пошли на регионы.

Сгоревший скворечник на сгоревшем дереве посреди выжженного пространства. Голос за кадром: «Россия помогает беженцам независимо от их национальности!»

Остроносые зеленые тапочки на фоне кроссовок и детских туфель. Голос за кадром: «Он такой же, как мы!»

Пенсионеры с красным знаменем и портретом Сталина кучкуются под окнами дома. Аполитичная, видимо, соседка просит их разойтись. «Уважайте Конституцию!» — отвечают пенсионеры.

Девочка роется в бабушкином сундуке. Вытаскивает грамоту за какие-то советские заслуги. Делает из нее самолетик и запускает на улицу. Самолетик падает в лужу. «Помните о прошлом!»

Черно-белая картинка. Капельница. Лицо женщины-врача. И детский голосок: «Мы с мамой спустились в переход купить куклу. Потом все взорвалось, и мама лежала, как неживая. Доктор, у меня отрастут пальчики?» На экране надпись:
«Нет терроризму!»

Покинув офис «Ералаша» и немного отдышавшись, я попытался систематизировать увиденное. И пришел к неизбежному выводу: большинство роликов создано для того, чтобы запугать население. Из 38 сюжетов только девять способны вызвать у граждан положительные эмоции, остальные 29 — исключительно отрицательные (см. справку).

Я, конечно, не профессионал, но идея строить социальную рекламу на чувстве исходящей отовсюду опасности мне представляется диковатой. Ведь, по сути дела, эти ролики рекламируют не что иное, как страх.

— Да ты так не нервничай,— сказал мне знакомый рекламщик, с которым я поделился своими непрофессиональными мыслями. Никакая это не реклама страха. Ты бы сам даже не обратил внимания на эти ролики, если бы не было слов про Минпечати. Я не знаю, что они там задумывали, но получилась у них совершенно четкая вещь — реклама министерства. Страха у людей не прибавится, а вот про Минпечати, которое борется с маньяками, запомнят все.

***

Основные мысли «добрых» роликов:

помогайте слабым (4 ролика), мусульмане и/или нерусские — тоже люди (2), армия — это люди, дедушка должен платить налоги, уважайте конституционные права граждан на проведение митингов и собраний.

Основные мысли «недобрых» роликов:

не бросайте детей (3),
не оставляйте детей без присмотра (3),
наркотики — это смерть (2),
нехорошо забывать прошлое (2),
не кричите на детей,
не будьте террористом,
будьте бдительны,
не злоупотребляйте спиртным,
не губите природу,
не курите в постели,
не ссорьтесь,
научите детей:
переходить улицу на зеленый свет (3),
не знакомиться с незнакомцами (3),
не играть со спичками,
не играть с водопроводом,
не купаться, где не надо,
не совать в розетку,
не открывать чужим дверь,
не курить.