"Как только появляется возможность "обуть", он это делает."

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Как только появляется возможность "обуть", он это делает"

Запред комитета ГосДумы по информационной политике Кравец о Маевском, бывшем товарище

© "Русский курьер", 06.072004, Фото: telesputnik.ru, "Маевский на связи"

Юрий Кузнецов

Converted 17003.gif

Леонид Маевский

Действующий Закон «О связи» - это компромисс, который устраивает и связистов, и потребителей. О том, с какими трудностями столкнулись депутаты в ходе принятия этого закона, рассказывает заместитель председателя Комитета Госдумы по информационной политике, председатель подкомитета по информатизации Александр Кравец 

- Александр Алексеевич, по закону, депутатство и бизнес –несовместимы. Тем не менее, ни для кого не секрет, что некоторые приходят в Думу, чтобы заработать денег. И возможности для этого есть, я имею виду лоббирование интересов коммерческих структур в парламенте. Вы в своей депутатской работе сталкивались с проявлениями лоббизма или с лицами, греющими на этом руки? И как все это происходит? 

- Я вам расскажу на примере Закона «О связи». Документ трудно проходил в Думе прошлого созыва. Камнем преткновения стал вопрос увеличения финансовой нагрузки на пользователей связи.

Cвязисты, которые предлагали введение повременной оплаты телефонных услуг, выражали довольно узкоотраслевой подход к проблеме. При этом не учитывались материальные возможности огромной части малоимущего населения.

Мой товарищ из Законодательного собрания Омской области Андрей Алехин выступил с инициативой: внести в закон поправку, которая дала бы абоненту право выбора между повременным тарифом и фиксированным. Если считаешь повременку более выгодной для себя - выбирай ее, если нет – выбирай абонентскую плату.

Так вот, при первом чтении Закона «О связи» общими усилиями - левой и правой части Думы - удалось отстоять право выбора абонента. Ко второму чтению борьба обострилась: мы получили за подписью Президента замечания на закон, которые, по сути дела, создавали проблемы для дальнейшего его прохождения.

- А что такого особенного было в послании Президента? 

- Ничего особенного. Говорилось, что надо менять некоторые положения, что документ сырой, и в таком виде его нельзя принимать. Но само появление президентских замечаний было загадочным. Дело в том, что такой документ проходит через определенных людей в Администрации, через аппарат, который его готовит. И, как правило, на листе указывается исполнитель. Так вот, на этой бумаге была подпись Президента РФ, а подписи исполнителя не было. Позднее мне стало понятно почему: кое-кто решил подправить закон и, пользуясь связями, пытался добиться этого не самым честным путем.

- Вы имеете в виду лоббирование интересов бизнес-структур? И кто же? 

- «Альфа-групп».

- В чем был ее интерес? 

- «Альфа» имеет свой сегмент телекоммуникационного рынка. И, видимо, в условиях борьбы за влияние на рынке она решила сохранить те или иные свои позиции, защитить, отстоять и т.д. И в этом ей оказал посильную помощь депутат Леонид Маевский.

- Расскажите о нем немного. 

- Законопроект шел через Комитет по энергетике, транспорту и связи, с ним работала рабочая группа, которую возглавлял депутат Леонид Маевский. При моем участии (о чем я теперь сильно сожалею) он был выбран в Госдуму по спискам КПРФ от Омской области. Я его поддержал, поскольку увидел в нем специалиста в области связи. Тогда он, наверное, в Думе был единственным человеком, который имел непосредственное отношение к связи, доктором технических наук, автором научных работ. В Госдуме он был председателем подкомитета по информатизации и связи.

- Почему вы решили, что здесь замешан Маевский? 

- Когда обсуждение Закона «О связи» только начиналось, он горячо поддерживал идею «повременки». И только под давлением фракции поменял свое мнение. Хотя, как показали дальнейшие события, это была всего лишь «маскировка». Здесь важно подчеркнуть, что Маевский попал в Госдуму благодаря усилиям омской организации КПРФ. Отмечу, что именно омские коммунисты инициировали внесение в закон поправки, предусматривающей права выбора абонентом. Зачем Маевский сопротивлялся принятию этой поправки? Операторам сотовой связи выгодно введение повременной оплаты телефона, так как это делает стационарный телефон по стоимости почти равный «мобильнику». Вот и получается, что Маевский выражал интересы крупного бизнеса.

В ходе обсуждения закона встал вопрос о так называемой универсальной услуге. Она предполагает взимание со всех операторов части выручки в специальный резерв, из которого субсидировались бы компании, оказывающие социально значимые, но при этом убыточные услуги связи. Например, сельскую связь или связь в труднодоступных районах. Речь шла о более 300 млн. долларов. Маевский резко выступал против, поскольку тогда деньги контролировались бы Министерством связи. А, я так понимаю, эти средства хотели получать и другие. Уж слишком лакомый кусок.

То, что закон в значительной степени претерпел изменения, есть результат схватки между Минсвязи и «Альфа-групп».

- Раз уж Вы коснулись личности Маевского. Он где-то и как-то давал понять, что имеет коммерческие интересы непосредственно в сфере связи? 

- Недавно я смотрел телепрограмму «К барьеру», в которой участвовал Маевский и глава антикоррупционного комитета Илья Кабанов. Тогда Маевский сказал, что пришел в Думу богатым человеком, миллионером, дескать, поэтому защищать ему чьи-то коммерческие интересы было ни к чему.

К сожалению, г-н Кабанов пришел на теледуэль абсолютно неподготовленным. Ему надо был посмотреть декларацию, которую заполнял Маевский осенью 1999 года перед избранием в Думу. Если верить декларации, у него из имущества тогда, если мне память не изменяет, была только двухкомнатная квартира в городе Кольчугине Владимирской области, да и годовой доход был далеко не самым высоким - около 20 тысяч рублей.

На самом деле, интерес к связи у него был отнюдь не только как у депутата, курирующего это отрасль. Он активно участвовал в переговорах, связанных с переделами на телекоммуникационном рынке. Например, в и в Краснодарском крае, он туда выезжал то ли в качестве переговорщика, то ли в качестве «разводящего».

- Он стал виновником скандала, связанного с сотовой компанией «МегаФон». Я имею виду историю с ее акциями, которые были проданы дважды: сначала фонду IPOC, а затем - Маевскому. 

- Для меня эта новость была неожиданна. Я знал о том, что он ездил за границу. Но о целях поездок он не говорил, я потом узнал о создании им оффшорной компании «Палмер», которая купила 25,1% акций «Мегафона» у фирмы «LV-Finance» с последующей продажей «Альфа-групп». Думаю, что за всем этим изначально стояла мощная олигархическая структура, поскольку Маевский, будучи пусть и не бедным человеком, не мог сам купить акции третьей по величине сотовой компании в России. По оценке экспертов, их стоимость составляет как минимум 400 млн., долларов.

- Вы работали с ним несколько лет, какие черты его характера вы выделили бы? 

- Он - человек, который способен на все, когда речь идет о его интересах. В таких ситуациях у него нет барьеров. Однажды он заявил, что я якобы вымогал полмиллиона долларов у одного из замов министра связи. Якобы, угрожал, что если мне не дадут эти деньги, я сниму свою кандидатуру, и тогда Маевский во второй раз пройдет в Госдуму, что Минсвязи не порадовало бы. Это он рассказывал на пресс-конференции. У меня видеокассета есть с этой записью.

- А почему Вы не подадите в суд. 

- Подавали. Но Московская прокуратура тихо спустила все на тормозах. Считает, что в этом деле нет клеветы, не уголовное оно. Речь идет о защите чести и достоинства. Я выиграл бы это дело, Маевский заплатил бы 10 тысяч рублей – и все. Для Маевского это не деньги, поэтому он может творить и говорить все, что угодно.

- Насколько я понимаю, всех, кто был ему близок, он подставлял. 

- Безусловно. Как только появится возможность «обуть», он это сделает. Он мне как-то сам говорил, что для него самый страшный кошмар -это оказаться нищим.

Олигархи для него всегда были притягательной силой. Баллотируясь в прошлом году на пост губернатора Омской области, Маевский несколько раз встречался с Михаилом Фридманом. Надо было видеть, как он восхищался сделкой «Альфы» с «Бритиш Петролеум».

Пытался Маевский завязать отношения и с владельцем «Норникеля» Владимиром Потаниным. А когда не вышло, он с ним «рассчитался», подставив меня. Когда гендиректор «Норникеля» Александр Хлопонин выиграл выборы в Красноярском крае, Маевский позвонил мне и попросил подписать одну, по его словам, малозначительную бумагу. Меня в Москве не было, но на особые случаи были бланки с моей подписью, и мой помощник при необходимости мог их заполнить. Я дал добро. В результате оказалось, что я обратился то ли в суд, то ли в ЦИК по поводу отмены результатов выборов в Красноярске! А сам я о своем обращении узнал только из прессы на следующий день. А ведь одно время мы были с ним в товарищеских отношениях…

Но таких, как я, много – практически все, с кем он поддерживал отношения, а точнее, кто поддерживал его в разных ситуациях, рано или поздно испытали на себе его «благодарность» И я могу с уверенностью сказать: именно такой же «благодарности» дождутся от него и те, кто ему близок сегодня. Придет время, и они пожалеют о том, что имели дело с этим господином.