"Калмыкбаши" и его верный мэр

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Институт назначения «преемников» совершенствуется

1106905435-0.jpg Президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов известен своим

пристрастием к шахматам – даже построил собственные

Нью-Васюки по мотивам произведений Ильфа и Петрова. Наверное не меньше, чем новоявленной шахматной столицей, калмыцкий лидер дорожит хорошими отношениями с Шамилем Басаевым.

Отношения кажется, настолько близкие и теплые, что Илюмжинов,

невзирая на свой официальный статус, категорически отказался присутствовать на похоронах басаевского врага Ахмада Кадырова. Видимо, не смог он также отказать «другу» и в маленькой любезности – предоставить свою благоустроенную столицу в качестве рекреационной базы для мальчиков Шамиля, которые в родных горах притомились и пообносились, а некоторые даже и поранились, бедные…

Впрочем, террориста №1 неблагодарным назвать нельзя. Он ведь тоже старинный любитель шахмат, тонкий знаток рокировок в гористой местности, виртуоз ферзевых гамбитов в школах и больницах небольших городов… Элисте в этом плане повезло. Хотя подозрительных личностей в городе – пруд пруди, о террористических актах здесь и не слыхали. Что, согласитесь, вполне объяснимо: там, где лечишься, там не стреляешь. Нерентабельно, да и просто не к лицу.

О столице – сказали, здравницу описали, переходим собственно к названию. Бывшую Элисту местные жители – те, что еще не разбежались – называют теперь не иначе как Кирсановкой. Почему бы это? Если пройтись по улицам и повертеть как следует головой, может сложиться впечатление, что в этом городе живет один только президент Кирсан – и никого более. С каждого фонаря, плаката,

афишной тумбы, со всех стен и углов (иной раз кажется, что

из окон тоже) глядит на вас одно-единственное лицо –

моложавое и в то же время значительное, сочетающее в себе

европейский лоск и хитрый калмыцкий прищур. То он с Папой

Римским, то с Эрнстом Неизвестным, а то с любимым белым

«Роллс Ройсом», некогда принадлежавшим Эдит Пиаф. То он

внушает благоговение одним внешним видом, а то присовокупит одно из своих глубокомысленных изречений, типа «Богатый президент – неподкупная власть». Рекламные щиты призывают: «Затянись Кирсаном» — в республике продаются сигареты имени Отца Калмыцкого Народа. А в небе летает астероид того же имени, и та же реклама скромно рекомендует: взгляни на небо, увидишь Кирсана…

За что в Элисте так любят президента и терпят все его выходки? За взаимность, само собой. Мэр города Радий Бурулов – старинный и добрый друг Великого Калмыка, поверенный всех его маленьких тайн, правая рука и надежный партнер по бизнесу. Говорят, даже, что именно он является держателем воровского общака Калмыкии. И дружбе его с президентом предстоит, судя по всему, только расти и крепнуть. Потому как президенту недолго осталось оставаться президентом: его, мягко говоря, «шалости» уже набили Кремлю серьезную оскомину. И грядущую церемонию переутверждения глав регионов ему, по всем признакам, не пережить. Соответственно, в лучших традициях нового времени Кирсан ищет себе преемника – полностью управляемого, замазанного круговой порукой. И лучшей

кандидатуры, чем друг Бурулов, найти ему будет трудно.

Власть Илюмжинова в Калмыкии настолько ничем не ограничена, что даже заранее и даже по результатам независимых опросов шансы героического мэра оцениваются почти как гарантированные…

В Калмыкии готов повториться т.н. «дальневосточный вариант», где мэром крупного города стал авторитетный человек по кличке Винни-Пух. Формально оставаясь в составе РФ, на практике весь Приморский край во главе с Владивостоком находится под контролем бандитского клана – преступного сообщества, сросшегося с исполнительной властью и местной администрацией. Теперь по проторенной дорожке собирается пойти Калмыкия. Благо, что полнейшая безнаказанность, попустительство со стороны закона – налицо. Смелому нужен только шанс, а смелости современным политическим бандитам, отдадим им должное, не занимать. И времени на то, чтобы обгрызть Россию до размеров Московского княжества, тоже понадобится немного.

Григорий Аскеров