"Карманное правосудие" помогает московским чиновникам бороться за военное мемориальное кладбище

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::27.06.2008

"Карманное правосудие" помогает московским чиновникам бороться за военное мемориальное кладбище

"Моспроект-4" пытается всучить заказчику пошлую кальку с израильского мемориала "Яд Ва-шем"

Анастасия Глазкова

В Мытищинском районе Подмосковья, вблизи деревни Сгонники, полным ходом идет гигантская стройка. В 2010 году- к 65-летию победы здесь на 53 га земли должно появиться Федеральное военное мемориальное кладбища. Оно призвано стать последним пристанищем для первых лиц государства – президентов, глав правительств, министров, российских героев и военачальников, лиц, имеющих особые заслуги перед государством.

Заказчиком грандиозной стройки выступает Министерство обороны РФ, подрядчиками- причастные ему структуры. Автором архитектурного проекта кладбища является коллектив архитекторов во главе с председателем московского отделения Союза художников, народным художником России Сергеем Горяевым. По их замыслам национальный пантеон должен сочетать в себе скорбь, торжественность, гордость за российскую историю и людей ее творивших.

Идея, положенная в основу мемориала, понравилась всем - и военным, и Министерству культуры… Проект оформления кладбища прошел согласование во всех необходимых инстанциях.

Однако о своих правах на авторство архитектурного проекта заявила группа архитекторов и художников "Моспроекта-4" ( архитекторы Андрей Боков, Александр Тараненко и Александр Хомяков). Они пытаются обвинить Министерство обороны в том, что оно заключило договор на проектирование кладбища в обход результатов архитектурного конкурса. Военные утверждают: обиженные архитекторы, действительно пытались поучаствовать в создании архитектурной концепции мемориала, только ничего хорошего из этого не вышло.

В 2002 году в результате конкурса на создание архитектурной концепции мемориала, проведенного Министерством обороны, был определен генеральный проектировщик - ГУП 20 «Загрантехстройпроект» МО РФ, а одним из .субпроектировщиков стал «Моспроект-4», представленный архитекторами Андреем Боковым, Александром Тараненко и Александром Хомяковым. Творцы работали над проектом, исправно получали деньги на свои художественные изыскания. Однако результат их труда привел заказчика буквально в ужас. От художников ждали новаторских идей и державности, которая логично следует из задач президентского Указа от 2002 о строительстве Федерального военного мемориального кладбища. Но вместо этого, представители "Моспроекта-4" попытались всучить заказчику проект, который по сути являлся пошлой калькой с израильского мемориала «Яд Ва-шем», посвященного памяти жертв еврейского народа в годы нацизма. В течении длительного времени заказчики, скрепя сердце, пытались добиться от архитекторов качественного изменения проекта. Пробовали убедить их, что главный некрополь страны не место для нечестных эксперементов, которые выглядят как издевательство над памятью тех, кто будет похоронен на кладбище, требовали внести изменения в проект. Художественные амбиции архитекторов "Моспроекта-4" этого сделать не позволили. В итоге, конфликт на почве принципиального несовпадения вкусов - вылился в разрыв отношений между заказчиками и субпроектировщиками.

Однако после того как за основу строительства мемориала был взят принципиально новый проект, предложенный Сергеем Горяевым руководителем ЗАО "Комбинат монументально-декоративного искусства", представители "Моспроекта-4" подняли крик о краже их интеллектуальной собственности, забегали по судам и пресс-конференциям.

Надо заметить, что их желание затеять скандал вполне понятно. Команда "Моспроекта-4", возглавляемая вице-президентом Союза архитекторов России Андреем Боковым – структура широко известная, прежде всего, своими связями в московском правительстве. Благодаря обоюдоинтересным отношениям с представителями столичной власти, им перепадает львиная доля выгодных архитектурных заказов. «От ворот-поворот», который эти авторы резонно получил в Министерстве обороны, черной тенью ложится на репутацию их ведомства. Того и гляди, другие заказчики поймут, что имидж "Моспроекта-4" раздут необоснованно и от их псевдо творческих пут в принципе можно избавиться.

Но оказывается и от черного пятна на репутации можно избавиться, если отладить нужные связи с людьми в столичном правительстве, негласная власть которых распространяется не только на московские стройки, но и на суды.

Один раз, в марте 2008 г. представителям «Моспроекта-4» загадочным образом и вопреки здравому смыслу уже удалось добиться от арбитражного суда г. Москвы удовлетворения исковых требованиий к министерству обороны и сопричастных с ним структур о признании исключительного права на использование архитектурного проекта Федерального мемориального кладбища. Правда, в законную силу это решение так и не вступило поскольку возмущенные ответчики подали апелляцию на это решение. Но, видимо все с такой же уверенностью в своей победе представители «Моспроекта-4» недавно подали новый иск в арбитражный суд Москвы. В нем без зазрения совести они потребовали не только признать их исключительные авторские права на архитектурный проект Федерального военного мемориального кладбища и выплатить за нарушение этих прав 4,5 млн руб., но и приостановить строительство мемориала, обязать заказчиков вновь заключить с «Моспроектом -4» новый договор на строительное архитектурное сопровождение мемориала.

Как замечают профессиональные юристы, нарушения и предвзятость последнего судебного процесса, который проходил под председательством судьи арбитражного суда г. Москвы Т.В Васильевой была абсолютно явной и очевидной. Ни одного ходатайства ответчиков суд просто не принял. Для создания видимости объективности ведения дела, судья назначила архитектурно - строительную экспертизу, которой поручила подготовить заключения по поводу авторства проекта Федерального мемориального кладбища. Однако поручила ее тем специалистам, которых предлагал истец - Норманну И.Б. и Соболевскому С.В. Ходатайство ответчиков о назначении экспертизы в независимых государственных учреждениях, таких как Российский Федеральный центр судебных экспертиз, Главгосэкспертиза судьей было отклонено.

Свое решение судья Васильева обосновала тем, что стоимость экспертизы у этих специалистов ниже, а сроки ее проведения короче. Однако хозяйственная рачительность судьи, мягко говоря, забавна, если учесть то, что представители ответчика были вовсе не прочь понести расходы ради того, чтобы узнать непредвзятое мнение независимых экспертов. Они даже поспешили внести на депозит арбитражного суда за проведение экспертизы 105 616 руб. И сроки ее проведения были точно такими же, как у Норманна И.Б. и Соболевского С.В.- 30 дней. Более того, эксперты, на которых пал выбор судьи, в судебном заседании наивно признались, что являются в этом вопросе дилетантами, т.к. экспертизой в области авторского права им никогда прежде заниматься не приходилось.

Между тем, в архитектурных кругах Москвы ходили разговоры, что предвзятость судьи неслучайно. Г-н Соболевский является заместителем руководителя Мосгосэкспертизы А. Воронина. Якобы глава Мосгорэкспертизы лично хлопотал в суде за то, чтобы именное его назначили экспертом по этому делу. Пробивную активность г-на Воронина понять можно. Этот человек известен своей сопричастностью в качестве одного из фигурантов к известному уголовному делу об обрушении крыши в московском Трансваль-парке. Поговаривают, что избежать ответственности ему в то время помог один крупный чиновник московского правительства, который имеет влияние и на стройки, и, как выясняется, на суды. Как судачат в архитектурных кругах, г-н Воронин этому человеку теперь по гроб жизни обязан. Кроме того, все разрабатываемые истцом проекты проходят обязательную оценку в Мосгосэкспертизе.

В частности, в настоящий момент ГУП МНИИП "Моспроект-4" работает над строительства стадиона "Спартак", экспертизу которого осуществляет Мосгосэкспертиза. Другими словами, непредвзятость принципиальность судьи просто изумляет.

Стоит ли удивляться тому, что в своем решении суд под председательством Т. Васильевой удовлетворил просьбу истца о признании авторского права на архитектурный проект Федерального военного мемориального кладбища. А вот требование приостановить строительство мемориала, обязать заказчиков вновь заключить с «Моспроектом -4» новый договор на строительное архитектурное сопровождение мемориала так и остались не снятыми.

По мнению юристов, неснятые требования являются грубым нарушением судьей процессуального права, поскольку дают истцу возможность вновь поставить их перед новым судом. По закону, Т. Васильева должна была «закрыть» все вопросы – и вынести решения по всем требованиям, выдвинутым истцом - удовлетворить или отклонить их.

Стоит ли удивляться тому, что ответчики в лице Минобороны и сопричастных с ним структур не собираются оставлять этот судебный произвол безнаказанным. Апелляция, которую они подали на решение суда под председательством судьи Васильевой в девятый апелляционный суд г. Москвы должна была рассматриваться 27 мая под председательством судьи Е. Барановской. Как знать, возможно, условно называемое «телефонное право» сыграло бы свою иезуитскую роль и в этот раз. Но… по каким-то причинам суд перенесли на более поздний срок – 22 июля. Так совпало, что 20 мая президент РФ провел совещание по вопросам судебной реформы. Выступление Д. Медведева было весьма жестким и заставило задуматься многих служителей Фемиды. Указав на то, что "от независимости суда зависит эффективность антикоррупционных мер", президент пообещал: "на ближайшие 4 года ключевым приоритетом нашей работы будет обеспечение подлинной независимости судебной системы от исполнительной и законодательной власти, обеспечение ее профессиональной работы, а также справедливости и равной для всех доступности правосудия". Как известно, следующим шагом главы государства стало создание совета по борьбе с коррупцией. Действия главы государства, кажется, вселили уверенность в представителей Минобороны, Впрочем, пока вместо того, чтобы сосредоточиться на вопросах сооружения одного из главных мемориалов страны, пока они вынуждены, как заметил однажды В. Путин, «глотать пыль» и тягаться в судах с людьми, выдвигающими мифические требования и отстаивающими свой дутый авторитет.