"Касьянов помогал ДПР материально около полугода."

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Касьянов помогал ДПР материально около полугода"

Оригинал этого материала
© "Профиль", origindate::19.12.2005

Во что обходится спасение российской демократии?

Мария Баринова

Корреспондент «Профиля» посетила партийный офис Михаила Касьянова.

«А ремонт-то вам кто проспонсировал?» — То тут, то там натыкаясь на рабочих и груды стройматериалов, мы бродим по необъятному офису Демократической партии России. Неотремонтированная часть офиса похожа на старый провинциальный ДК. И это резко контрастирует с аккуратным евроремонтом вновь отделанных кабинетов. «Ну... так, за 15 лет накопили», — рассеянно глядя куда-то в сторону, отвечает наш провожатый партактивист. Значит, было с чего копить.

О сути своего партийного бизнеса охотно рассказывают сами партийцы: «У нас ведь есть люди по регионам. Они организовывали бригады по сбору подписей, работали на всех выборах, правда, на другие партии». Здесь, наверное, следовало бы удивиться: как же так, члены одной партии, как последние беспартийные, работают «ногами» на своих конкурентов. Но после разговора с председателем исполкома ДПР Александром Половинкиным я была готова ко всему. «Ну вы же понимаете, — заявил мне второй человек в партии (а в бытность Михаила Касьянова главой правительства — помощник премьера), — мы люди-то непубличные»…

Действительно, до сих пор ДПР не могла позволить себе такой роскоши, как публичность. Рассказывают, что после ухода в тень ДПР в основном жила на западные гранты, ну еще перебивалась «чем Чубайс пошлет». Деньги это небольшие. Но и расходов у ДПР было немного. Основная часть — аренда под офис порядка 630 кв. м в жилом доме на ул. Полтавской (это между станциями метро «Савеловская» и «Динамо»). «Это помещение нам еще Ельцин в 91-м лично выделил, — с гордостью рассказывают демократы-старожилы, — поэтому мы аренду платим не по коммерческим расценкам, как другие партии, а как общественная организация». По сегодняшним ценам (760 руб./кв. м в год) это ежегодно составляет около $17 тыс.

Раньше на содержание одного регионального отделения, по мнению экспертов, уходило не более $200 в месяц (сегодня таких отделений у ДПР аж 63). Это средняя месячная зарплата активиста-универсала. По рассказам политтехнологов, некоторые такие активисты представляли в регионе сразу до 40 разнообразных партий и движений. Главная их задача заключалась в том, чтобы в случае приезда проверяющих из Минюста представиться руководителем местного отделения и вкратце отчитаться за его работу. О проверках, как правило, их предупреждали заранее — каждая уважающая себя партия или движение имело (и имеет) в Минюсте своих информаторов. Деньги активисты получали не ежемесячно, а после сдачи годового отчета.

Однако после вступления в силу в августе 2005 года поправок в законодательство о партиях содержать парторганизацию стало накладно. Во-первых, многим пришлось спешно доводить число членов до 50 тыс. Каждая новая фамилия обходится партийным спонсорам от $10 до $50. Столь высокая цена объясняется тем, что Минюст теперь проводит тотальные проверки списков членов партии. Позвонить и поинтересоваться партийной принадлежностью могут каждому из них. Идеологическую платформу партии ее член вправе не разделять, но реально существовать он обязан.

Кроме того, ужесточились требования к партийным съездам — без них теперь тоже обойтись нельзя. А проведение каждого съезда, по экспертным оценкам, включая оплату гостиниц, перелетов, суточных, аренды помещений, публикаций в СМИ и т.д., обходится не менее чем в $1,5 млн. С учетом всех нововведений, по прогнозам экспертов, содержание собственной маленькой партии теперь обходится не в $30 тыс., а примерно в $3—5 млн. в год.

Как утверждают сами члены ДПР, Михаил Касьянов еще официально не избран председателем партии и поэтому никаких денег ей не дает. Однако если верить слухам, Касьянов помогает партии материально уже около полугода. Как неоспоримое доказательство приводится тот факт, что исполком ДПР возглавил давний сотрудник Касьянова — Александр Половинкин.

Некоторые эксперты считают партнерство Касьянов—ДПР с идеологической точки зрения странным. Однако с экономической, если уж экс-премьеру захотелось порулить партией, оно вполне оправданно. Создание партии под ключ (от сбора необходимого числа членов до проведения учредительного съезда и обустройства офиса) оценивается политтехнологами в $7 млн. Союз с уже существующей партией может стоить раза в два меньше. Правда, какие-то деньги придется потратить на ребрендинг. В условиях отсутствия бесплатного доступа к СМИ самая дешевая пиар-кампания обойдется в $3—4 млн.

Дальше все зависит исключительно от задач и кошелька владельца. Ну и, конечно, от настроения избирателей.