"Кататься Володя и без Лени научился"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Кататься Володя и без Лени научился"

"Так Тягачев действительно тренировал Путина?"— "Нет, в поездках к любой спортивной делегации тогда прикреплялся кагэбэшник. Так они с Леней и познакомились"

© The New Times, origindate::02.07.2007, Почему Путин полюбил Тягачева и лыжи, а теннис до сих пор не переваривает

Сергей Микулик

Converted 24496.jpg

Владимир Путин и Леонид Тягачев всегда отличались от остальных горнолыжников элитной экипировкой

4 июля в Гватемале будет названа столица зимних Олимпийских игр 2014 года. Выбирать на 119-й сессии МОК будут из трех претендентов: австрийского Зальцбурга, южнокорейского Пьончанга и российского Сочи. Как сказал президент МОК Жак Рогге: «На выбор лучшей из трех прекрасных заявок в последний момент может повлиять человеческий фактор». Именно он, человеческий фактор, по информации The New Times, может стать решающим.

В Гватемалу россияне приедут с катком под мышкой

Вот в нем-то, в факторе человеческом, и таится главный сочинский шанс. Ибо на самом деле российская заявка до «прекрасной», по мнению оценочной комиссии все того же МОК, недотянула, заслужив лишь формулировку «очень хорошая». То есть объективно мы пока едем к финишу третьими. Да и едва ли могло быть по-другому, если в Зальцбурге на сегодня полностью отстроены 7 из 11 олимпийских объектов, в Пьончанге — 4 из 11, а в Сочи—ни одного. И неважно, сколько их там предполагается. Ноль, его ведь с чем ни соотноси, все равно ноль на выходе получать будешь.

Зато мы едем в Гватемалу со своим льдом. Как поведал Александр Жуков, не только вице-премьер правительства, но и председатель Оргкомитета по поддержке выдвижения Сочи в качестве города-кандидата на проведение XXII зимних Олимпийских игр, российская делегация захватит с собой багажом каток, на котором на недавнем Международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге проходили ледовые шоу. Гостям, говорят, понравилось, вот и решили захватить небольшой кусочек родины с собой. Может, действительно сработает: если уж в Гватемалу привозим каток, то, глядишь, в Сочи за шесть с лишним лет успеем построить вокруг него и трибуны...

Но главным нашим «человеческим фактором» в Гватемале будет не Жуков. Туда ведь сразу после визита в США должен прибыть сам российский президент. Поскольку о намерениях посетить олимпийскую сессию президентов Австрии и Южной Кореи покуда нигде не сообщалось, политическая поддержка Сочи на таком уровне может и должна повлиять на конечное распределение голосов.

Два года назад на сингапурской сессии МОК, где летнюю Олимпиаду-2012 отдали Лондону, а не Москве вовсе, за свою столицу больше других бился ее мэр. И вообще вся та кампания по стране шла как-то очень вяло, казалось, что, кроме тандема Лужков—Шанцев, эта тема во властных структурах никого особо не затрагивает. Тому, впрочем, было одно довольно явное объяснение — в конкурентах у Москвы помимо Лондона вдруг разом оказались едва ли не все самые авторитетные мировые столицы: и Париж, и Нью-Йорк, и Мадрид... И, видимо, в Кремле решили, что кубертеновский олимпийский лозунг «Главное — не победа, а участие» для России стал временно неактуален. А кончилось все совсем уж гротесково: на Васильевском спуске вовсю шел концерт, транслируемый в прямом эфире на всю страну под лозунгом «Мы победим!», а в Лондоне уже обнимались настоящие победители. Шоу, знаете ли, должно продолжаться...

Иное дело — сейчас. Не осталось, наверное, госчиновника верхнего уровня, который не сказал бы публично: «Олимпиаде в Сочи — быть!» Если уж сам президент ее хочет и будет поддерживать идею до конца, не боясь на весь мир показаться проигравшим. И пусть Сочи — не Москва, но и в соперниках у него нынче не лондоны с нью-йорками. Сильный игрок, он ведь всегда слабину противника чувствует.

Почему Путин полюбил Тягачева и лыжи, а теннис до сих пор не переваривает

Правда, логика победительная у нас слегка хромает. Взять, к примеру, Леонида Тягачева, президента Олимпийского комитета России и одного из главных вдохновителей сочинской идеи. Леонид Васильевич считает, что наша очередь — она как-то сама собой подошла. В Австрии уже были две зимние Олимпиады, у нас же — ни одной. А Пьончанг этот? Бывал я там: один шорт-трек и ничего больше. Нет, МОК должен отдать эти Игры России!

Можно, конечно, напомнить, что город Инсбрук принимал Игры в 1964-м и 1976-м, еще до московской даже Олимпиады, и перед выборами столицы-2012 никто из конкурентов почему-то не говорил, что Игры гостили в Москве совсем недавно. Ну а насчет «одного шорт-трека» — это или лукавство, или какие-то очень давние впечатления. К тому же в Сочи и шорт-трека-то нет... Тягачев, к слову, то поражение Москвы воспринял более чем спокойно. Он все-таки «зимник», и, как говорят недоброжелатели из числа коллег, «плевать ему на лето: Лене горки роднее, он же на них не кого-нибудь, а президента нашего катает». Легенда о том, что Тягачев — личный тренер горнолыжника-любителя Путина, а потому неприкасаем на своем посту, как бы олимпийцы русские плохо порой ни выступали, гуляет с тех пор, как Владимир Владимирович первый раз спустился с горы в не бросающемся в глаза сопровождении президентской охраны. Тягачев вовремя оказался тогда рядом с президентом и камерами, и пазл сложился сам собой. Но на самом деле Путин и Тягачев близко знакомы уже очень много лет, и президент летит в Гватемалу поддержать еще и давнего своего приятеля.

До нынешнего своего поста Тягачев руководил сборной—не России даже, а еще СССР— по горным лыжам. И вот какую любопытную историю рассказал The New Times один из тренеров той самой сборной:

— Это было зимой девяностого. Мы размечали трассу под Ташкентом, километрах в восьмидесяти. Кому-то пришла в голову идея, что там международные соревнования можно будет проводить. А для этого трассу должна принять международная комиссия. Ну и надо было для нее шуршание изобразить — учесть там различные их пожелания. И вот рядом с этими иностранцами был замечен человек, которого мы раньше на горах не встречали. Наш человек, но в такой экипировке, что от ненаше-го не отличишь. Помню, лыжи у него были «Фишер-Вакуум». Круче тогда в мире не выпускалось. И вообще инвентарь у него был — залюбуешься. И вдобавок еще японская камера.

— А катался как?

— Очень прилично. Это ведь какой был бы кайф: поехал «чайник» и упал во всем своем прикиде. Сколько мы таких пижонов видали! А этот—нет. Правда, руками работал не идеально, но это у кого уж какая техника. Палками все «колются» по-разному, и он просто маловато их подключал.

— Вы познакомились?

— А как на горе с человеком за две недели не заговорить! Тем более что это Тягачев всегда сразу давал понять, что он большой начальник и ни с кем ниже себя общаться не желает. А Володя вполне контактный парень был. Правда, когда он представился проектировщиком трасс из Ленинграда, я подумал, что что-то здесь не так. Спорткомитет в Москве, сметы все там составляются, и вдруг всплывает какой-то проектировщик из Питера. Но по разговорам чувствовалось, что с Тягачевым они давно и хорошо знакомы, так что Володю мы хорошо приняли. Да и вел он себя, повторю, по-свойски: попросишь снять себя на камеру, сделает без вопросов и еще покажет тебе. Тогда ж видео еще в диковинку было.

— Что-нибудь о себе рассказывал?

— Я спросил однажды, где он лыжи такие приобрел. Володя сказал, что привез их совсем недавно из командировки в Германию. Я подумал, что в группе войск, связанных со спортом, он служил. Еще объяснил, чем вакуумные от простых отличаются. А однажды гору туманом заволокло и я предложил ему в теннис пойти сыграть — все горнолыжники, как правило, им увлекаются. Но Володя говорит: нет, не люблю. Я спросил: может, корта поблизости не было? Он ответил, что корт там, где он служил, как раз был, и даже очень хороший, но там все время начальство паслось. Увидят тебя —сбегай, подай, принеси... А ему это не нравилось. А вот в борцовском зале, рассказывал, этих теннисных чистоплюев не было, вот он дзюдо своим и увлекся. Я, кстати, потом уже узнавал: даже будучи приближенным к Ельцину, со всей той теннисной модой, он так ракетку в руки и не взял.

— Так Тягачев действительно тренировал Путина?

— Нет, все было по-другому: в поездках к любой спортивной делегации тогда прикреплялся кагэбэшник. Так они с Леней и познакомились. И у того не было другого выхода, кроме как подружиться с Володей— иначе тренер мог вдруг стать невыездным и никому не нужным. Другое дело, что, оказавшись на самом верху, Путин продолжил хорошо относиться к Тягачеву: не зря говорят, что он своих не сдает. А кататься Володя и без Лени научился — это был лучший способ познакомиться с кем надо где-нибудь в Альпах. Да и под Ташкентом он тогда все больше вокруг австрияков с французами терся —все снимал что-то, снимал...

Так что проверенная в горах связка Путин— Тягачев в Гватемале должна выступить слаженно. Как фактор против структуры. Кстати, Леонид Тягачев свою персональную победу накануне олимпийских выборов уже одержал: его тут вдруг избрали членом Совета Федерации от заксобрания Ростовской области. Логичнее, наверное, было бы Краснодарского края.