"Квартирное" дело Коха (1998)

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Профиль", origindate::11.05.1998

"Книжное дело" подзабылось

Появилось "квартирное"

Альфред КохНа прошлой неделе Московская прокуратура предъявила обвинение в присвоении и растрате государственного имущества бывшему вице-премьеру РФ, экс-главе Госкомимущества Альфреду Коху. Аналогичные обвинения предъявлены бывшему первому заместителю председателя ГКИ Иваненко и экс-начальнику управления приватизации предприятий непроизводственной сферы Веретенникову. На очереди экс-председатель ФУДН Петр Мостовой и бывший лидер фракции НДР, депутат Думы Сергей Беляев.

Преступления, инкриминируемые членам "писательской" команды Чубайса, к эпистолярному жанру отношения не имеют. К тому же произошли они достаточно давно, еще в бытность Чубайса председателем Госкомимущества.

Так, прокуратура Москвы заявляет, что в декабре 1993 года с грубыми нарушениями закона была бесплатно роздана 21 квартира. Все квартиры были куплены Госкомимущества под руководством г-на Коха у акционерного общества "Эксиком". "Эксиком" получил за квартиры, полученные обвиняемыми, 170 млн. рублей. Но карманы новых владельцев квартир не пострадали, так как выплаченные деньги, по утверждению Моспрокуратуры, были государственными. Чтобы скрыть незаконные операции, владельцы этих квартир оформили фиктивные договора купли-продажи с "Эксикомом".

Заметим, что неожиданно бурная деятельность по расследованию злодеяний членов команды Чубайса развернулась именно в тот момент, когда стало известно о назначении самого Анатолия Борисовича на должность председателя РАО ЕЭС. Очевидно, такой раздел мебели (председательского кресла и скамьи подсудимых) необходим как в целях поддержания на должном уровне социальной справедливости, так и в качестве назидания.

Эволюция книжного вопроса в квартирный происходила поступательно. Скандал, связанный с получением господами Чубайсом, Кохом, Мостовым гонораров за ненаписанную книгу, спровоцировал на расследование сначала Счетную палату.

В интервью "Профилю" главный аудитор Счетной палаты Вениамин Соколов заявил, что расследованием злодеяний Коха палата занимается уже в течение двух лет и квартирное дело -- самое пустячное из всех ею, Счетной палатой, выявленных. "Дело должно было быть возбуждено не по уголовному, а по государственному преступлению".

Главное из этих преступлений, по мнению Соколова, связано с проведением залоговых аукционов по трем объектам, в ходе приватизации которых допущены "грубейшие ошибки": "Норильский никель", "Сибнефть" и "Росгосстрах". А Петру Мостовому, по словам г-на Соколова, можно было бы вменить в вину развал российской авиационной промышленности.

Похоже, недобрые намерения Счетной палаты распространяются на всю команду Чубайса, включая отца-основателя. Обдумав проблему законности проведения внеочередного собрания акционеров РАО "ЕЭС России", ведомство сделало вывод о его незаконности и несостоятельности избрания Чубайса в совет директоров.

В Счетной палате опасаются, что своим бессистемным подходом Моспрокуратура загубит на корню благое дело по потоплению "птенцов гнезда Чубайса".

Вениамин Соколов: "Недавно Александр Лившиц вскользь заметил в одном из своих интервью, что дело Коха может кончиться ничем. Думаю, в Моспрокуратуре не смогут воспринять это заявление иначе как намек и сделают соответствующие выводы".

В случае же, если таких выводов сделано не будет, Альфреду Коху по статье 160 часть 3 УК РФ грозит лишение свободы от 5 до 10 лет с конфискацией неправедно нажитого имущества. К последнему, помимо вышеуказанной квартиры на улице Сельскохозяйственная, 18, относится еще одна -- в доме ь26 по 1-й Тверской-Ямской. По утверждению следственных органов, истории приобретения этих квартир аналогичны.

Председатель комитета по безопасности Госдумы Виктор Илюхин отмечает, что материалы Счетной палаты в отношении Альфреда Коха и других бывших руководителей Госкомимущества были направлены в органы Генпрокуратуры "уже очень давно". По его мнению, "у прокуратуры не хватает смелости решать вопрос о виновности определенных лиц, причастных к казнокрадству и другим злоупотреблениям тогда, когда эти лица занимали высокие посты в правительстве. Дело все-таки движется, и г-н Илюхин объясняет это тем, что у Коха "уже нет тех высоких покровителей и защитников, которые были, когда он работал в правительстве Виктора Черномырдина".

А был ли Кох?

Оправдывая опасения г-на Соколова, Моспрокуратура пока не очень свирепствует по отношению к подследственному. После того как Альфреду Рейнгольдовичу были предъявлены обвинения и он дал подписку о невыезде, Кох уехал за границу. Впрочем, некоторые источники утверждают, что за границу он отбыл еще две недели назад. Как нам сообщили в следственной группе МВД и Московской прокуратуры, местонахождение Коха известно и беспокойства факт отсутствия подследственного не вызывает. Впрочем, нам место его пребывания назвать отказались.

Вообще, такая самоуспокоенность следственных органов выглядит несколько странно. Пусть теперешнее местонахождение господина Коха за границей (рискнем предположить, что это США, куда он нередко отправлялся и ранее) известно, но что мешает ему в один прекрасный день переехать в другую заграницу? Или у него нет денег на билет? Почему он должен сидеть и спокойно ждать, когда его пригласят и попросят посидеть с десяток лет во славу Российской конституции?

Кстати, г-н Кох вообще в последнее время предпочитает руководить своей инвестиционной компанией "Монтес Аури" из-за рубежа. Полтора месяца назад, когда корреспондент "Профиля" позвонил ему по домашнему телефону в надежде на интервью, милый женский голос сказал, что его сейчас нет в стране и будет он "где-то в мае". Секретарь же в его офисе вообще ничего не говорит относительно местонахождения своего шефа и лишь тихим домашним голосом обещает: "Ему передадут о вашем звонке".