"Кирилл Кабанов (НАК) пытается выяснить, чем вызвано вмешательство Генпрокуратуры

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Кирилл Кабанов (НАК) пытается выяснить, чем вызвано вмешательство Генпрокуратуры в расследование обстоятельств столкновения мотоцикла и легковушки"

© "Версия" (Москва), origindate::28.03.2005

Прокуратура индивидуального применения

Павел Волошин

До Владимира Устинова не может достучаться даже кавалер ордена Мужества Сотрудники правоохранительных органов не зря носят форму, выделяясь среди обычных государственных служащих. Только независимая система правосудия может избежать пресловутого "телефонного права" и связанных с ним "двойных стандартов". К сожалению, мундиры высших чинов российской Генеральной прокуратуры означают только принадлежность их обладателей к касте силовиков: исход многих уголовных расследований здесь решается во время кулуарных переговоров.

Как правило, Национальный антикоррупционный комитет не расследует обстоятельств дорожно-транспортных происшествий. Исключением стал инцидент, произошедший вечером 18 августа 2002 года на Кутузовском проспекте. Судя по материалам дела, это ДТП имеет прямое отношение к коррупции, если, конечно, под этим термином понимать не банальное взяточничество. Для безопасности государства и общества гораздо опаснее готовность правоохранительных органов выступить на стороне сильного, многократно нарушив при этом закон. Именно поэтому сегодня в своем официальном запросе, направленном в адрес Владимира Устинова, председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов пытается выяснить, чем вызвано беспардонное и явно противозаконное вмешательство Генпрокуратуры в обычное расследование обстоятельств столкновения мотоцикла и легковушки.

Генпрокурор, как водится, с ответом не спешит.

Содержание алкоголя в крови погибшего говорило о тяжелой степени опьянения ...Последний день мотоциклиста Улановского можно восстановить по свидетельским показаниям. С утра молодой человек посетил несколько кафе, где в компании друзей выпил изрядное количество крепкого спиртного. А потом отправился на деловую встречу, сев за руль мощной двухколесной "Хонды". По оценке свидетелей, по ровному асфальту Кутузовского проспекта он мчался со скоростью не менее 200 километров в час. Справиться с тяжелым мотоциклом при таких обстоятельствах не смог бы и опытный мотогонщик.

Владельцы "Москвичей" и "Запорожцев" привыкли сторониться иномарок. Замечено, что в случае ДТП при любом раскладе вины его участников ремонт покалеченного чуда западной техники обладателям отечественного ржавого железа приходится оплачивать из своего кармана. Так уж устроены мозги у российских автоинспекторов: в споре сильных и слабых мира сего они принимают сторону потенциального начальства. В нашем случае осторожность водителя "народного" автомобиля ему не помогла: столкновение произошло "вдогон". Отчаянно маневрируя в потоке машин, "Хонда" вскользь ударила неторопливо двигавшийся старенький "Москвич". Водитель легковушки, ветеран боевых действий кавалер ордена Мужества Владимир Урюпин, не сразу понял, что произошло. Мотоциклист погиб мгновенно.

Мощный байк Улановского швырнуло вбок, потом двухколесная машина врезалась в ограждение тротуара. Роковую роль, как потом зафиксируют в своих бумагах врачи "Скорой", сыграло отсутствие защитного шлема.

Причины аварии были ясны: слишком много свидетелей наблюдали последний рывок "Хонды". Последние сомнения развеял анализ крови погибшего: содержание алкоголя в ней достигало 3, 8%, что говорит о тяжелой степени опьянения. К тому же, судя по милицейским архивам, легкомысленное поведение потерпевшего и раньше становилось причиной ДТП. К примеру, по информации СМИ, в июне 1997 года Улановский, управляя "Мерседесом", столкнулся с "Ауди", причем водитель этой машины погиб. Тогда расследование инцидента прекратили "за недоказанностью".

Теперь доказательства виновности Улановского были, как говорится, налицо. Тем не менее в полном соответствии с законом по факту смерти мотоциклиста было возбуждено уголовное дело. Расследованием занялись специалисты Главного следственного управления при ГУВД. Полковник запаса Урюпин в материалах дела числился свидетелем: обвинять его в смерти мотоциклиста никто всерьез не собирался.

Юрий Бирюков считается "серым кардиналом" Генпрокуратуры, так или иначе фигурируя во всех громких делах Разбирая ДТП, эксперты ГСУ ГУВД не учли одного: личности пострадавшего. Вскоре выяснилось, что погибший мотоциклист - сын высокопоставленного и состоятельного чиновника, президента компании "Главмосстрой", академика Геннадия Улановского. А еще следователи узнали, что этот влиятельный господин имеет свой собственный взгляд на причины ДТП. По его мнению, авария произошла исключительно по вине водителя "Москвича". А столкновение имело "заказной, преднамеренный характер".

По сути, президент "Главмосстроя" прямо обвинил владельца старенького "Москвича" в совершении умышленного убийства.

Академики редко бросают слова на ветер. Может быть, от простого смертного Генпрокуратура и отмахнулась бы. А вот просьбу президента "Главмосстроя" Улановского, больше похожую на донос, силовики выполнили без промедления. Делом занялся Юрий Бирюков, первый заместитель генпрокурора.

Успех любого дела зависит от исполнителя. Имя Юрия Бирюкова появилось в материалах расследования заурядного ДТП не случайно. Именно этот человек считается "серым кардиналом" Генпрокуратуры, так или иначе фигурируя во всех громких делах, связанных с этим ведомством. Результаты работы Бирюкова, пожалуй, известны сегодня каждому читающему россиянину: достаточно вспомнить печально известное дело торговой компании "Три кита" и затянувшееся расследование деятельности фирмы Березовского "Андава". Теперь Бирюков, привыкший иметь дело с олигархами, занялся ветераном Урюпиным. Ход расследования был предопределен: 19 декабря 2002 года Бирюков вынес постановление, в котором учел практически все пожелания заслуженного строителя России.

Конечно, ветеран Вооруженных сил попробовал защищаться, отправив жалобу непосредственному начальнику Юрия Бирюкова. Урюпин писал о равенстве перед законом. А еще - о значении слова "товарищ" и чести офицера. "Товарищ Генеральный прокурор! - написал он в своем письме к Владимиру Устинову. - В рядах ВС СССР я прослужил более 30 календарных лет. Обращение "товарищ" для меня свято, ибо оно имеет одинаковый смысл как для рядового, так и для Верховного главнокомандующего..." В Генпрокуратуре слова о равенстве перед законом приняли к сведению. Тем временем тандем Бирюков - Улановский уже раскручивал версию "заказного ДТП".

К чести следователей нужно отметить, что вины Урюпина в аварии они не увидели Дело передали в Следственный комитет при МВД РФ. Причина была субъективной: по мнению Улановского, его "неоднократные встречи с руководителями ГСУ по необходимости отработки второй версии не возымели никакого результата". Участие Бирюкова решило все: результаты экспертиз были признаны недействительными, а водителю "Москвича" предъявили обвинение по статье, которая предполагает до 5 лет лишения свободы.

Урюпин попробовал еще раз достучаться до генерального прокурора: "Обращаюсь к Вам в связи с обстоятельствами, которые значительно подорвали мою веру в профессионализм, профессиональную принципиальность, порядочность и чистоплотность Ваших подчиненных, за служебную деятельность которых, как я понимаю, Вы несете ответственность..." Владимир Устинов письмо принял, но в действиях его подчиненных ничего не изменилось.

Послушание - не лучшее качество для следователя. Всерьез заняться версией "заказного покушения" профессионалы из Следственного комитета МВД просто не смогли. Правда, закрыть дело, учитывая непрекращающееся давление со стороны Улановского, они тоже не рискнули. Оставалось одно - сбагрить расследование в нижестоящее подразделение. "Вот так, товарищ генеральный прокурор, - писал потом Владимиру Устинову недоумевающий ветеран Урюпин, выделяя коробящие его слова. - Все возвращается на круги своя и даже ниже. Ваши подчиненные не смогли обеспечить на протяжении года "надлежащее" расследование и в этой связи решили переложить ответственность за принятие нужного для господина Улановского решения на плечи нижестоящей прокуратуры, как выяснилось позже, прокуратуры ЮЗАО г. Москвы (мне непонятно почему: проживаю в ЮВАО, ДТП произошло в ЗАО и обвинение в будущем будет поддерживать прокурор ЗАО? )".

К чести следователей СК МВД и специалистов из ГСУ при ГУВД Москвы, нужно отметить, что вины Урюпина в аварии они не увидели. А в СЧ Следственного комитета согласились с выводами следствия. Коллег поддержал и заместитель прокурора ЮЗАО Москвы Зайцев, вынесший 24 февраля 2004 года постановление о прекращении уголовного дела.

Шансы полковника запаса выиграть бой у целого взвода генералов от закона, похоже, равны нулю Единственным, кто не согласился с выводом следствия, был президент "Главмосстроя" Улановский. Можно предположить, что переломить ситуацию он смог во время личной встречи с генеральным прокурором. Что именно обсуждали высокие договаривающиеся стороны во время аудиенции, осталось неизвестным. Тем не менее уже через день после выхода постановления о прекращении уголовного дела оно было отменено. Вслед за этим, не удосужившись уведомить обвиняемого, Кутловская направляет уголовное дело в Гагаринский районный суд Москвы "для рассмотрения по существу", сопроводив его рассуждениями о том, что "...степень алкогольного опьянения Улановского, определенная экспертом-химиком, вызывает сомнение, а "отсутствие у погибшего мотоциклиста защитного шлема не находится в причинно-следственной связи с наступившими последствиями (разрыв твердой мозговой оболочки, поперечный перелом костей основания черепа...)".

Однако И марта 2004 года судья Шарапова признала постановление о возобновлении уголовного дела незаконным. Тем не менее уже 26 марта окружной прокурор Александр Скуз снова направляет дело в суд. Формулировка прокурора заслуживает подробного цитирования: "...в ходе следствия принято во внимание... что водитель Улановский на момент ДТП не соблюдал скоростной режим, его нахождение в состоянии алкогольного опьянения и отсутствие мотошлема. Все эти обстоятельства следствием не подвергаются сомнению, но не находятся в причинно-следственной связи со столкновением...".

"Поверьте мне на слово, товарищ генеральный прокурор, ни одна моя жалоба ни в одной прокуратуре объективно не разрешена! - написал в своем последнем письме Владимиру Устинову полковник запаса Урюпин. - Считаю самым разумным и правильным в сложившихся обстоятельствах отказаться от предъявленного обвинения... и прекратить судилище, инициированное господином Улановским. Для принятия такого решения необходимо быть профессионалом своего дела, порядочным, беспристрастным, иметь чистые руки, светлые помыслы и мужество честно, правдиво и однозначно трактовать наши законы, перед которыми, как Вы знаете, равны все граждане нашего государства... Устроенное господином Улановским с помощью прокуратуры судилище над невиновным человеком свидетельствует о том, что мздоимцы самого высокого полета находятся в Вашем, товарищ Генеральный прокурор, окружении..." За полковника запаса "вступились" судьи. Дело Урюпина последовательно отклонили еще два районных суда. Тогда прокуратура представила его в Мосгорсуд. Здание для этой цитадели закона, как известно, строит компания господина Улановского.

Поддерживать обвинение, занятно толкуя полезность ношения мотошлема и допустимость пьяного вождения, наверняка будут лучшие кадры Генпрокуратуры.

Шансы полковника запаса выиграть этот бой у целого взвода генералов от закона, похоже, равны нулю. Если, конечно, рассмотрев запрос председателя Национального антикоррупционного комитета Кирилла Кабанова, Генеральный прокурор Устинов не обнаружит в действиях своего зама и своих подчиненных самую обычную коррупцию.