"Кого-то же должны бояться"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


До слияния с ВР Герман Хан приходил на совет директоров ТНК с пистолетом

1089297865-0.jpg За последний год стиль жизни исполнительного директора ТНК-ВР Германа Хана, крупного акционера «Альфа-Групп», сильно изменился. Его день по-прежнему начинается в половине восьмого утра, когда он приступает к боксерской тренировке в своем доме в поселке Раздоры. Но на работе навыки боксера ему больше не нужны. Раньше Тюменская нефтяная компания (ТНК) воевала с ВР за нефтекомпанию «Сиданко», а в прошлом году ВР стала ближайшим партнером ТНК, согласившись заплатить за половину российской компании $7,7 млрд. «В бизнесе противостояние — это всегда прелюдия к дальнейшему партнерству»,— поясняет Хан в интервью Forbes.

До недавнего времени его влияние на компанию было безграничным. Подчиненные с трепетом пересказывали друг другу истории о том, как он, вспылив, может метнуть в собеседника пепельницей. Или запросто прийти на совет директоров с пистолетом. «Это все байки»,— улыбается Хан. Хотя в таком своем имидже ничего страшного не находит: «Кого-то же должны бояться…»

Светлое прошлое

Герман Хан сыграл ключевую роль при приватизации ТНК, в результате которой она казалась в руках двух групп: «Альфы» и «Реновы». Залоговые аукционы «Альфа» по сути пропустила. «Мы не верили, что государство будет такими темпами избавляться от больших кусков собственности,— вспоминает Хан,— и думали, что имеет смысл покупать небольшие активы и постепенно строить из них компанию». Поэтому к аукционам «Альфа» оказалась не готова. «Мы старались и по «Сибнефти», и по ЮКО-Су, но с учетом в том числе политических аспектов нас к этим конкурсам близко не подпускали»,— рассказывает Хан. Сосредоточились на нефтетрейдер-ском бизнесе. Но когда государство назначило на 1997 год продажу 40% акций ТНК, «Альфа» решила участвовать в конкурсе и стала искать союза с другими структурами, чтобы сузить круг конкурентов и нарастить финансовые мускулы. Тогда-то Герман Хан и познакомился с главой «Реновы» Виктором Вексельбергом. «Мы встретились, пообедали вместе по поводу ТНК. Это был конец 1996 года»,— вспоминает Хан.

«Ренова» также была заинтересована в союзе с Ханом. «У них стали возникать проблемы с потенциальными партнерами [по ТНК]. Это были российские бизнесмены, которые пытались их «отжать»,—рассказывает Герман Хан. Но и у альянса «Альфа» — «Ренова» оказались серьезные противники. Основными конкурентами, как уверяет Хан, были предприниматель Виталий Мащицкий, а также группа алюминиевого магната Михаила Черного с Искандером Махмудовым и Михаилом Некричем: «С учетом того, что группа Черного опиралась на поддержку г-на [Виктора] Палия, который был гендиректором «Нижне-вартовскнефтегаза» — базового предприятия ТНК по добыче, этих двух нам вполне хватало». Сам Палий утверждает, что Черной в приватизации ТНК никак не участвовал, а о Вексельберге он действительно слышал. История их знакомства в изложении Палия выглядит так: «Года за два до конкурса Век-сельберг появился в Нижневартовске, занимался сбором цветного лома. У меня по свалкам собирал отработанный кабель и продавал цветной металлолом. Когда я об этом узнал, наказал руководителей складов… Но Вексельберг притерся в Вартовске, потом почувствовал запах добычи и поучаствовал в приватизации».

«Альфа» с «Реновой» в итоге купили 40% акций ТНК за $810 млн, из которых большая часть была погашена инвестиционными обязательствами, часть внесена принадлежащей «Альфе» установкой по переработке нефти на Рязанском НПЗ, часть—принадлежавшими «Ренове» патентами. Наличие установки, патентов и т.д. было прямым условием конкурса, что, собственно, и сделало «Альфу» с «Реновой» победителями. Хан занялся делами ТНК вплотную.

«В первые годы он лично следил за всем бизнесом ТНК, — рассказывает бывший сотрудник компании.—Если Вексельберг бывал наездами, то Герман не покидал кабинета. Он трудяга, многих знает. Но этот человек выходит из себя в течение трех секунд. Он может быть обаятельным, но одно неверное движение — и крик. Хотя он всегда участвует в судьбе близких подчиненных. Те, кто с ним сходится, относятся к нему очень уважительно».

Трудное настоящее

Президентом компании Хан никогда не был. Два владельца ТНК— «Альфа» и «Ренова» — согласились назначить топ-менеджером не зависимого от обеих групп Семена Кукеса. Но если раньше сам Хан с партнерами назначал президента компании, то теперь, после слияния с ВР, Хану приходится привыкать к работе под началом западного менеджера. Формально ТНК-ВР возглавляет ставленник британцев. «Роберт Дадли мой начальник,—говорит Хан,—я его подчиненный. Он может мне приказывать, а я могу ему докладывать. Но крупная корпорация—это же не армия. Мы стремимся поддерживать дух коллегиальной ответственности».

Осенью ТНК-ВР исполнится год. Пришедшие в российскую компанию в сентябре 2003 года англичане сразу взяли инициативу в свои руки. Российские партнеры поначалу безропотно со всем соглашались, воздавая должное более чем столетнему опыту ВР. Но сейчас они вспомнили, что у них есть собственная история: «В России нефтяная отрасль тоже существует более ста лет—со времен Нобеля,—и у нас есть своя культура. .. .Есть ряд вопросов, где надо действовать по-другому»,—говорит Герман Хан, намекая на существование разногласий с ВР[...]

Каждому свое

В переговорах с ВР первый нефтяник «Альфы» Хан не участвовал. «Британцев окучивали Фридман с Вексельбергом»,— рассказывает человек, знакомый с ситуацией. Вексельберг курировал в ТНК газовый проект «Руша Петролеум», в котором ТНК и ВР были партнерами. К тому же «вести диалог надо было на уровне [главы британской компании Джона] Брауна, и Герман по статусу не мог с ним разговаривать».

Да и свободным английским Хан в отличие от главы «Альфа-Групп» Михаила Фридмана похвастать не может. Как говорит сам Фридман: «Хан у нас занимается управлением нефтяной компанией. Он хорошо знает добычу, а такие сделки [как с ВР]—не его специальность». Чтобы до конца завершить формирование объединенной компании,ТНК, однако, еще нужно разделить имущество с «Сибнефтью», вместе с которой ТНК покупала «Славнефть». А в этом как раз главная роль отводится Герману Хану. В свое время он продавал владельцу «Сиб-нефти» Роману Абрамовичу значителъные объемы нефти. Два предпринимателя подружились— в 1993 году даже вместе отметили день рождения, который у обоих приходится на 24 октября. Сейчас, по словам Хана, они общаются меньше, но серьезных проблем с разделом активов «Славнефти» он не предвидит: «Сеть заправок уже поделили. Это самое простое. Затем будет все вместе — от добычи до переработки».

Надежды на лучшее

Несмотря на некоторые расхождения во взглядах, оба партнера по ТНК-ВР довольны положением дел. «Мы продали половину компании ВР и тем самым перешли в другую нишу»,— рассуждает Хан. Продавать свою долю российские партнеры пока не собираются. «Это перспективная инвестиция, и мы длительный период времени, десятилетия, будем находиться в нынешнем состоянии. [...]

Мария Игнатова

Оригинал материала

«Forbes» №4