"Кое-что о судебной системе в РФ"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Письмо экс-председателя Московского областного суда Марасановой

Оригинал этого материала
© Treli.ru, origindate::21.05.2008

Письма Владимиру Соловьеву: "Кое-что о судебной системе в РФ"

Уважаемый Владимир Рудольфович!

Я знаю, что мое письмо будет одним из многих, поступающих в Ваш адрес. Постарайтесь понять каждого, кто направляет такие письма, ведь это происходит поневоле.

В настоящее время в нашей стране правовой и политический вакуум, в ней просто не существует ни одного органа, в котором можно быть услышанным, а руководители вновь созданных многочисленных структур хотят слышать только то, что ласкает их слух и не пошатнет стул, на котором они сидят. С такими руководителями (к сожалению их избыточно много) мы заведем страну в тупик, а поскольку еще не перевелись люди не равнодушные, имеющие возможность воздействовать на ситуацию, к ним и обращаются.

Я знакома с Вашими статьями, размещенными на сайте, с Вашими выступлениями на радио, телевизионными передачами и мне абсолютно понятно, что Вы не отложите мое письмо в сторону, а попытаетесь разобраться, тем более, что оно в некоторой части созвучно с темой предъявленного к Вам иска.

Речь пойдет о кадровой политике в судебной системе Российской Федерации, о судебной контрреформе и уничтожении нравственных начал в судебной деятельности, которые волею некоторых чиновников от Администрации «выжигаются каленым железом».

Я не постороннее лицо в органах судебной власти и в этой системе России вряд ли можно найти человека, которому была бы неизвестна моя фамилия. Именно поэтому мне далеко небезразлично то, что происходит с нашей судебной системой, что ее разрушает, делает безвластной, непрофессиональной, послушной и неавторитетной не только в обществе, но и на международном уровне.

Сразу хочу оговориться, что не признаю судей, которые, уйдя из судебной системы по собственному желанию, вынужденно или покинув ее по порочащим мотивам, начинают клеветать на эту систему и людей, работающих в ней.

Мне не свойственно такое поведение по нескольким основаниям:

-во-первых, я проработала в судебной системе 38 лет и только в одном суде – Московском областном. Здесь я прошла путь от экспедитора суда до его председателя, здесь мне присвоено почетное звание «Заслуженного юриста Российской Федерации», здесь я получила ученую степень кандидата юридических наук, здесь мне удалось создать коллектив профессионалов, воспитать учеников, продолжающих мое дело, и было бы нелепо осуждать то, чему были отданы все силы, знания и опыт;

- во- вторых, я знаю, что в судебной системе достаточно много честных и порядочных людей, которые вполне способны и желают вершить истинное правосудие , если никто не будет вмешиваться в их деятельность, руководить их внутренним убеждением;

- в третьих, то, о чем я пишу в этом письме, неоднократно было озвучено мною публично на совещаниях различных уровней, в присутствии достаточно высокопоставленных руководителей, что всегда вызывало их неудовольствие и в конечном итоге послужило причиной моей отставки. Пыталась я поставить об этом в известность и Президента РФ еще в сентябре месяце прошлого года;

- в четвертых, я не испытываю никакой обиды за происходящее поскольку понимаю, что действительно наступил «кризис безбожия», как метко выразился великий русский мыслитель И.А. Ильин, что «пришло время зла и крушения всего, а спасен будет лишь тот, кто сможет противиться этому злу». Я понимаю, что все это дело рук небольшой группировки, которая во вред государству и авторитету судебной власти смогла протащить ряд неконституционных законов и продумать такой порядок назначения на должности судей, который позволял бы им манипулировать людьми, с целью подчинить своей воле целую систему, чтобы богатеть и властвовать.

Тот, кто не давал возможности этой группировке действовать по намеченному плану, уже «с их грязной руки» не работают, на их место пришли «достойные», а те кто остались - почти полностью деморализованы. Но я не жалею, что вместе со своими заместителями (которые тоже уже не работают) смогли противостоять этому злу и не встали на колени.

Однако невольно задаешься вопросом: «Неужели нездоровые амбиции небольшой группировки людей стоят того, чтобы полностью развалить один из самых крупных (второй после Москвы) и всегда стабильно работающих, судов? Неужели они стоят того, чтобы фактически зачеркнуть слово «независимость» во всех законах, регламентирующих деятельность суда и статус судьи?»

Теперь по существу.

Конституцией РФ и рядом Федеральных законов определены требования, предъявляемые к кандидату на должность судьи, однако порядок такого назначения не разработан и в этих законах определяется весьма схематично. Таким образом, отсутствие системы в кадровой политике судебной власти, да еще и бесконтрольность за действиями чиновников неизбежно приводит к злоупотреблениям.

Процедура назначения на должность судьи, председателя, заместителя председателя многоступенчата, достаточно длительна, поскольку связана с многочисленными проверочными мероприятиями, но в некоторой степени прозрачна до момента поступления материалов в Управление Президента РФ по кадровым вопросам и государственным наградам. Вот здесь и начинается произвол. Это не мои слова, это слова Президента РФ, который, выступая на съезде судей РФ сказал, что ему известно, каким образом определенные органы собирают сведения о людях и в этом вопросе в отношении кандидатов в судьи нельзя допустить произвола, а все собираемые сведения должны быть доступны людям, которых они касаются.

Однако эти слова возымели обратное действие, все процедуры в этом учреждении не только не стали прозрачными, они оказались еще более закрытыми.

Активно распространилась практика повторных проверок на уровне «сосед сказал и ты враг народа», то есть без конкретных фактов и убедительных доказательств, стал повсеместным вызов на беседу всех кандидатов в судьи, председателей и заместителей председателей судов, в ходе которого, по словам отдельных председателей судов, делались прозрачные намеки на необходимость соблюдения «государственных интересов», в случае обращения этих чиновников по конкретным делам, Такую практику «назначения судей» ввел еще Каланда В.А., который ко многим председателям судов, в том числе и ко мне неоднократно обращался с просьбами о приеме своей жены, работавшей в юридическом отделе ТНК. Эти приемы всегда оборачивались просьбами по конкретным гражданским делам в интересах указанной компании, а отказ в рассмотрении таких дел в пользу ТНК обернулся настоящей войной этого Управления с Московским областным судом. Сразу же безосновательно было отказано заместителю председателя суда по гражданским делам в присвоении звания «Заслуженного юриста РФ», сфальсифицированы сведения о проверках в отношении другого кандидата на должность заместителя председателя суда, причем, фамилия этого кандидата уже была в проекте Указа Президента РФ на назначение, но волею судеб этот проект Указа сняли с рассмотрения и вернули, якобы, на доработку, а затем ее фамилия вовсе исчезла из проекта. Многие судьи также поплатились за свою принципиальность. Обо всем происшедшем еще несколько лет назад я докладывала Председателю Верховного Суда РФ, который не посчитал необходимым вмешиваться в ситуацию, во всяком случае, Каланда В.А. был отстранен от занимаемой должности в связи с переводом на другую работу без вмешательства кого-либо из руководства судебных органов.

К этому времени уже были приняты изменения в закон «О статусе судей в Российской Федерации», согласно которым вводились сроки пребывания в должности председателей и заместителей председателей судов, которые ограничивались 6 годами с возможностью повторного назначения. Согласно этим изменениям, отсчет первого срока для председателей судов и их заместителей начинался с 2001- 2002 годов. Вот здесь впервые разработчики этих изменений умышленно, другого слова не подберешь, нарушили Конституцию РФ, преследуя свои цели.

Дело не в том, что ввели сроки пребывания в должности председателей и заместителей председателей судов, возможно, это необходимый шаг, во многих странах таких должностей нет, а нам они еще будут нужны долго в силу специфики финансирования судов.

Дело в другом.

По Конституции РФ и общей теории права, изменения в закон, ухудшающие положение (права и свободы) человека, не имеют обратной силы, то есть их нельзя было распространять на действующих председателей судов, поскольку все они, в том числе и я, Указом Президента РФ были назначены на должности председателей и заместителей председателей судов без ограничения срока полномочий. Этот срок мог быть ограничен только предельным возрастом пребывания в должности, то есть 70 годами. Представляется, что на этот весьма отчаянный шаг разработчиков этих изменения (кстати, в числе разработчиков был и Каланда В.А.) заставило пойти желание расправиться с неугодными председателями и заместителями председателей, чего они и достигли, так как на сегодняшний день больше половины председателей и заместителей отстранены от занимаемых должностей.

Кроме того, появилась еще дополнительная возможность «воздействия» на руководителей судов.

Вскоре место Каланды В.А. (не должность, а «место») занял Поляков А.М., ситуация не изменилась, только теперь уже было позволительно звонить напрямую председателям районных судов и, намекая на окончание сроков их пребывания в должности, ставить конкретные задачи по делам. Позволяли себе это делать чиновники и из других отделов Администрации со ссылкой на те же сроки и возможность их влияния на процедуру назначения.

Затем не стало и Полякова А.М., зато их место занял «достойный» продолжатель «дела» Каланды В.А. – Боев В.И. Насколько мне известно, за ним был закреплен участок работы с арбитражными судами. Но, как оказалось, он успевал везде, во всяком случае, он вплотную «занимался» судами общей юрисдикции Московской области. Очевидно, что перед ним была поставлена задача назначить «послушное» руководство Московского областного суда и нескольких районных судов Московской области, где есть интерес отдельных лиц Администрации Президента РФ. Эта задача им выполнена и никто даже не поинтересовался, а почему меняются председатели совсем не рядовых судов, есть ли основания к тому, чтобы распрощаться с ними, и действительно ли законна процедура назначения судей?

Мне было заранее известно, что претендовать на должность председателя суда, в которой я проработала 13 лет и еще на 6 могла быть назначена (хотя такие назначения, как я уже говорила, неконституционны) бессмысленно. Один из руководителей Московской области, после разговора с Боевым В.И., предлагал мне пойти к нему повиниться и пообещать полное послушание, но для меня это было абсурдное предложение и я постоянно внушала себе: «Кто такой Боев, чтобы я давала ему клятву на верность? Никаких оснований для отказа мне в рекомендации, не может быть, их остается только придумать». И он, наверное, придумал, раз отказали, хотя на заседании Квалификационной коллегии судей РФ при докладе материалов прозвучала фраза, что никаких препятствий к назначению меня на должность председателя не имеется. Мне было важно услышать хотя бы эту фразу, поскольку мои взрослые дети с прекрасным юридическим и международным образованием должны знать, что меня не назначили на должность просто потому, что это кому-то нужно.

Какие дополнительные материалы собирает Администрация Президента РФ на кандидата на должность судьи, председателя, заместителя, чем регламентирована эта их деятельность, какие источники они используют никому неизвестно, с этими материалами никого не знакомят, никто не проверяет их подлинность. Со слов некоторых членов Высшей квалификационной коллегии судей РФ и кадровой комиссии по предварительному рассмотрению кандидатур на должности судей федеральных судов, где всегда принимает участие Боев В.И., перед их заседанием последний достает какие-то бумажки и начинает рассказывать кто и в чем «провинился» из кандидатов, материалы на которых будут рассматриваться. Соответствуют эти данные действительности или это сплетни, никто не спрашивает, а голосуют как надо.

Вот что страшно, когда на человеке ставят «черную метку» и думают, что если не сажают, то это уже не 37-й год. Чего ждать простым людям, если в отношении людей власти мы допустили такое?

Мы совершенно забыли о Конституции РФ, а тем не менее ч.2 ст. 24 гласит: «Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом». Это требование заложено и в Законе «Об оперативно-розыскной деятельности». Таким образом, простые граждане, подсудимые, обвиняемые, подозреваемые и лица, в отношении которых проводятся оперативно-розыскные мероприятия имеют право знакомиться со всеми материалами, а кандидаты в судьи - нет. На моей памяти многим судьям, в том числе и проработавшим 10 и более лет, отказано в назначении на должность и никто из них до сих пор не знает истинной причины.

Я неоднократно выступала по этим вопросам, вносила конкретные предложения по созданию специального органа в Судебном департаменте при Верховном Суде РФ, в обязанности которого входила бы проверка всех дополнительных сведений, добытых в недрах Администрации и подготовка заключений по ним, но мои слова кроме гнева представителей Администрации Президента РФ и Председателя Верховного Суда РФ ничего не вызвали. Самое главное, что они до сих пор работают.

Достаточно много я занималась вопросами судебной реформы прежней и нынешней.

Логическое осмысление хода реформы 1864 года и реформы 1991 года приводит к одному, весьма печальному выводу.

В 1864 году, имея намерением «возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность и вообще утвердить в народе то уважение к закону, без коего невозможно общественное благосостояние и которое должно быть постоянным руководителем всех и каждого от высшего до низшего», в России началась судебная реформа.

Реформировалась одновременно вся система судоустройства и судопроизводства. В уголовном процессе был создан суд присяжных, введены принципы гласности, состязательности, права на защиту, а также понятия презумпции невиновности.

Учрежден мировой суд, в судах было введено выборное начало, судебная власть была отделена от административной, в судебную систему пришли профессионалы.

В 80-х годах 19 века на смену реформе пришла контрреформа.

С введением ряда новелл в законодательство, предусматривались ограничения основных принципов и институтов судебной реформы.

Прежде всего, изменения коснулись независимости судебной власти и несменяемости судей. Были приняты законы, ограничивающие судейскую несменяемость, вводящие дисциплинарную ответственность чинов судебного ведомства. Следующей мерой была ограничена гласность судопроизводства, затем сократили юрисдикцию суда присяжных, ограничили действия института мировых судей, профессионалов заменили на сословных представителей.

Основой для проведения контрреформы стало и то, что в России сложилась ситуация, когда суд, опережая в своем развитии основные политические институты самодержавия, вступил с ними в противоречия.

Далее, в силу того, что суды стали принимать решения в интересах власти, а граждане не могли получить необходимую защиту, сложилась ситуация «когда верхи не хотели, а низы не могли жить по-старому».

Вернемся в наше время.

1991 год - Концепция судебной реформы. Появился «Закон о статусе судей в РФ», провозгласивший их независимость и несменяемость. Был возрожден суд присяжных, появилась мировая юстиция, приняты новые судоустройственные и процессуальные законы и т.д.

А после 2002 года приняты законы, ограничивающие статус судьи, была введена их дисциплинарная ответственность, необратимые явления проникли в систему суда присяжных и мировую юстицию. Повсеместным стало избавление от профессионалов, появилась нуждаемость в «послушных» судьях, принцип законности не востребован.

Эта ситуация очень напоминает ход контрреформы в России в 19 веке, и надо открыто признать, что в начале 21 века в России закончилась судебная реформа и сегодня мы имеем дело с начавшейся контрреформой, конец которой очевиден, если принять во внимание, что истории свойственно повторяться.

Будет обидно, если все эти негативные явления наши потомки будут связывать с фамилиями двух руководителей государства, мне представляется, что они не владеют этой ситуацией, поскольку их информированность не выгодна людям «делающим свое дело и ведущим судебную систему к полному развалу».

И последнее.

Не буду вдаваться в детали, но сегодня возникают большие проблемы и в самой системе судов общей юрисдикции, она громоздка, не всем гражданам обеспечивает равные возможности доступа к правосудию, ее инстанционность не воспринимается Европейским судом по правам человека. Любые предложения по поверхностному изменению этой системы положительных результатов не дадут, необходимо кардинально менять ее, приближаясь к европейским стандартам.

До этого никому нет дела, в стране просто отсутствует орган, который может координировать все действия по совершенствованию правосудия, поэтому судебной реформой занимаются все кому не лень, а мы никогда не достигнем конкретной цели. От этого мы имеем такие законы, такой кадровый состав, такую систему, а в результате этих негативных явлений, мы теряем все, в том числе и нравственные начала в судебной власти, мы теряем то, что ждали, как результат, от судебной реформы. А нравственные начала, как известно, в обществе в целом и при осуществлении правосудия, в частности, основа всего великого. Еще такой классик юриспруденции, как А.Ф. Кони писал: «Судья, решая дело, никогда не имеет ни права, ни нравственного основания говорить – «я так хочу». Он должен говорить подобно Лютеру – «я не могу иначе». – не могу потому, что и логика вещей, и внутренне чувство, и житейская правда, и смысл закона – твердо и неуклонно подсказывают мне мое решение, и против всякого другого заговорит моя совесть как судьи и человека».

Так почему в России должен быть кто-то, кто может заставить судью поступиться своей совестью, кто может уничтожить нравственные начала в обществе?

Если мы все это теряем, что остается простым людям? На что им надеяться? Во что верить? И как работать порядочным судьям, тем судьям, которые никогда не напишут в анкете, отвечая на вопрос : «Почему Вы хотите работать судьей?», что это желание у них возникло в связи с возможностью обладать властью и быть материально обеспеченным, как это позволяют себе писать «новые судьи».

Меня гнетут определенные сомнения по поводу окончательного решения в процессе с Вашим участием, хотелось бы надеяться, что не все потеряно. Поставленные Вами вопросы, безусловно, имеют под собой почву, они абсолютно соответствуют действительности, надо только найти в себе силы довести начатое до конца.

Это будет справедливо.

Бог Вам в помощь.

Председатель Московского областного суда в отставке

С.В.Марасанова