"Командировочные, подряженные на дестабилизацию ситуации в России"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

"Командировочные, подряженные на дестабилизацию ситуации в России":

житель Рублевки Касьянов, житель Манхеттена Каспаров и гражданин Франции Лимонов

Оригинал этого материала
© real-rykov, origindate::04.04.2007

Разоблачение "антисистемы"!

Константин Рыков, «Движение любви».
Рисунок к материалу: Дмитрий Врубель dmitrivrubel

Converted 23844.jpg

В прошлом году на российский политический рынок был выведен новый продукт – антисистема «Другая Россия». Ее заявленная цель – расшатать ситуацию в стране и создать образ бунтующей, дестабилизированной России для западной аудитории. «Другая Россия» вовсе не команда политиков или экономистов. Это пул политтехнологов, которым «заказали» нашу страну.

Каждый политик начинается с программы. «Единая Россия» отстаивает стабильность в стране, КПРФ защищает пенсионеров, ЛДПР – протестный электорат. «Другая Россия» не защищает никого. Она не требует экономических реформ (разве что снизить цены на нефть), не выдвигает своей программы, не предлагает новых идей развития страны. Да и не в этом ее призвание.

Предназначение «Другой России» - показать Западу агрессивную, недовольную страну, где люди в поисках демократии, свободы слова и Конституции выходят на баррикады с зажженными факелами.

«Другая Россия» существует только благодаря большим финансовым возможностям ее отцов-основателей, бежавших из России в Израиль и Англию и жаждущих реванша, чьи интересы совпали с интересами Запада, не желающего получить нового серьезного конкурента в лице России.

В нашу страну «Другая Россия» была доставлена при поддержке политтехнологов, специализирующихся на обслуживании оппозиции – Станислава Белковского, Георгия Сатарова, Марины Литвинович и Демьяна Кудрявцева (последний, правда, говорят, отошел от дел, но есть и другие мнения).

Лицом проекта стали экс-премьер Михаил Касьянов, экс-шахматист Гарри Каспаров и действующий лидер нацболов Эдуард Лимонов.

Так, общими усилиями антисистема приступила к реализации своего проекта – начались нападки на власть, марши, митинги, побоища перед телекамерами и другие цирковые номера. Политтехнологи напали на «золотую жилу» информационных поводов – человеческое горе. Их специализация – паразитирование на темах Беслана, Норд-оста, дедовщины в армии и других трагедий. Технология всеобщей истерики, нагнетания ситуации, манипулирования пострадавшими отчасти сработала – «Другая Россия» нашла отклик у десятков, если не сотен молодых людей и пенсионеров. Они попались на крючок сопереживания и собственной глупости, поверив, что именно эти люди защитят их от террористов, насилия и пожаров, не осознавая, что включились в антисистему, а их «защитники» - обыкновенные жулики.

Как цепная реакция начались разговоры о том, представляет ли «Другая Россия» реальную силу и может быть стоит ее бояться? Может быть, Касьянов или Каспаров возглавят новую революцию и сметут только что установившуюся стабильность?

На самом деле это смешно. «Другая Россия» - заведомо непроходной проект, который не может быть реализован в современной России просто по умолчанию. Да и сам проект не претендует на что-то большее, нежели телегеничные митинги с кровавыми драками, чтобы поддерживать у западного зрителя мнение о «дикой» России.

А большинству жителей страны нет никакого дела до эстрадно-цирковых номеров «Другой России», равно как и «Другой России» нет никакого дела до жителей страны. Для работы ей хватает нескольких сотен неприкаянных бунтарей, технологов и телекамер.

Запад же действительно заинтересован в нестабильной ситуации в России. У ведущих игроков международного уровня – таких как США и Европа – есть собственные интересы государственной безопасности. Было бы не политкорректно считать их врагами России. Есть более рыночный термин – конкуренты. И они ведут конкурентную борьбу за ресурсы, сферы влияния и рабочую силу в меру собственных возможностей и в рамках дозволенного международными организациями-наблюдателями. Яркий пример конкурентной борьбы - недружественное поглощение нефтяного экспортера Ирака. На очереди – еще один нефтяной экспортер – Иран. Россия, кстати, тоже экспортер нефти.

Победить конкурента извне очень сложно. Поэтому рейдеры стараются проникнуть в тыл объекта захвата – подкупить тех, кто там уже находится или внедрит туда своих людей. Такой «пятой колонной» стала в нашей стране «Другая Россия».

Каспаров, Касьянов и Лимонов – это, скорее командировочные, подряженные на дестабилизацию ситуации в России. По сути, все «лица» «Другой России» к самой России имеют весьма сомнительное отношение. Михаил Касьянов с его ментальностью жителя Рублевки, приезжающий на митинги на серебристом Мерседесе, житель Манхеттена Гарри Каспаров и гражданин Франции Эдуард Лимонов которого чаще видят не на баррикадах, а на светских приемах, в ресторанах и на обложках глянцевых журналов, – это не лидеры революции, это даже не политики. Это реваншисты, как Касьянов и Каспаров, стремящиеся вернуть к себе потерянное всеобщее внимание, либо обыкновенные наемные работники, как Лимонов, получающие за свою подрывную деятельность средства для поддержания привычного уровня жизни.

И все же, сегодня Россия уже настолько укрепила свой иммунитет, что ее сложно заразить вирусом, принесенным с Запада. Тем более, опосредованную прививку от этого вируса страна получила от опыта наших соседей по постсоветскому пространству. Украина и Грузия выбрали для себя колониальный путь развития, позволив ввести у себя, по сути, внешнее управление. Теперь их голосом говорит Белый дом, составляя план для этих стран как жить, что делать и с кем сотрудничать.

Российские ресурсы, интеллектуальный потенциал и история не располагают к превращению нашей страны в сырьевой придаток стран-победителей.

Впервые после распада СССР у России появляется своя идеология. Не идеология выживания, а идеология построения нового общества, суверенной демократии. Страна настроена на развитие, не только на сохранение уже приобретенных благ, но и на получение новых. Строится новая государственная доктрина, реализуются национальные проекты, и большинству людей нет никакого дела до мелких вредителей, зарабатывающих деньги на маргинальных выходках. Общество не готово всерьез воспринимать виртуальный арт-проект в то время, когда у него есть куда более существенные дела.