"Король" и "капуста"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

"Король" и "капуста" Вместо фельетона

"Король Людовик XIV, как известно, любил повторять: "Государство - это я". Хорошо было Людовику, потому что в те времена были и короли, и государства. А теперь, поскольку у нас нет ни нормального государства, ни монарха, каждый свободно может чувствовать себя королем. Поэтому наши новые "капустные короли" и формулу Людовика наизнанку вывернули: "Я - это государство". Известный, к примеру, международный спекулянт и экстравагант Кеннет Дарт, решив в самом буквальном смысле слова основать собственное государство, купил под это дело остров и название придумал - разумеется, Дартания. Правда, что-то там у него не сложилось. Однако же факт, как говорится, налицо, причем вместе с тенденцией. Сей неудачный опыт все равно обрел последователей, этаких дартаньянов новой формации. И не где-нибудь - в России.

Видимо, Борис Федоров "Трех мушкетеров" до дыр зачитывал. Однако же, будучи человеком образованным гораздо шире, он не остановился на короле Людовике, приобрел и "комплекс Раскольникова". Недаром ведь в бытность главой налоговой службы с огромным фискальным топором гонялся по рынкам за старушками. Так что у "мусью Федорова" уже озвученная нами формула выглядит так: "Государство - это мое!" 
Тем не менее Бориса Григорьевича молва все чаще связывает именно с Дартом. Но его "дартаньянство" столь же условно и своеобразно, как и "раскольничество". Теперь вспомним, как карьерный гасконец, находясь на государственной службе, был облечен миссией вернуть во Францию подвески королевы. Для нас важно, что эти "камешки" представляли собой не только ценное имущество Двора, но и являлись символом непорочности страны. Храбрый гасконец гордился тем, что был сыном великой Франции. Но наш новый Дартаньян ощущает себя, видимо, гражданином мифической Дартании. Поэтому, получив в руки подвески, он немедленно стал соображать еще на троих, то есть думать о том, как расчленить символ государственной чести и, пропустив его через "подельников" (Атоса, Портоса и Арамиса, служивших в тот момент королю и отечеству в далеком гарнизоне Забайкальского военного округа), умножить таким образом стоимость и сбросить "брюлики" на английский рынок. Чтобы провернуть эту операцию, он учредил фирму "Констанция Б.", породившую двух дочек, "брильянтовое" приданое между которыми было поделено поровну. А дочки эти с благословения отца вышли замуж сразу за трех мушкетеров. Но не одновременно, а в хитроумной последовательности. 
Сначала обе соединились узами с Атосом, а потом этот групповой брак распространился на Портоса и Арамиса. Таким образом, как вы заметили, вместо двух обладателей бриллиантов получилось уже пять, при этом контролирующий их отец постоянно взвинчивает цену. А в это время с далекого оффшорного острова приезжает Миледи с гонораром от кардинала Ришелье и тоже вкладывает деньги в общее дело, попутно переделив паи, поскольку в Дартании права чужестранцев на владение бриллиантами ограничены. Но как ни странно, эти ограничения опять приводят к выгоде главы семьи, не ослабляющего бдительный контроль. По ходу дела Атос, Портос и Арамис, не покидая место службы, непрерывно переучреждаются, то бишь пережениваются то на одной, то на другой дочке. А все дивиденды по-прежнему продолжают стекаться к основателю фирмы "Констанция Б.", поскольку Дартаньян, Миледи и кардинал Ришелье - это одно и то же физическое лицо, которое на самом деле является форменным резидентом Дартании. 
Если вы окончательно запутались, мы готовы расшифровать эту детективную историю. В 1994 году Борис Федоров, находясь, как и герой Дюма, на государственной службе, только не в гвардии, а в Министерстве финансов, учредил ЗАО "Объединенная финансовая группа" (ОФГ). ОФГ взяла в управление банк "Восток-Запад". Под предлогом совершенствования управления банк был пущен по ветру, а его "приданое" выведено в родственные ОФГ оффшорные фирмы на остров Кипр. В 25 миллионов долларов обошлась эта операция одним только вкладчикам, о чем не раз сообщалось в прессе. По итогам "улучшения" правоохранительными органами Москвы было возбуждено уголовное дело N 87022. В ходе расследования была обнаружена любопытная схема, которая прямиком вела к главному бриллианту российской экономики - ОАО "Газпром", членом Совета директоров которого Федоров Б. стал в июне 2000 года. 
А несколько ранее, 28 мая 1997 года, вышел президентский Указ за номером 529, который призван был спасти "Газпром" от печальной участи королевских подвесок - попасть в руки иностранцев (нерезидентов новорожденного фондового рынка). Рынок акций "Газпрома" был поделен на две части. Для инвесторов-резидентов акции на внутреннем рынке стоят около 35 центов. А иностранцы (инвесторы-нерезиденты) через полномочные банки, согласно указу, должны покупать американские депозитарные расписки (АДР). Одна такая расписка соответствует 10 акциям "Газпрома", но стоит при этом во много раз дороже. "Серая" схема Бориса Федорова позволяет нерезидентам, т.е. иностранцам, практически беспрепятственно приобретать "внутренние" акции. С этой целью две московские "дочки" нашего Дартаньяна и выдавались замуж за забайкальских мушкетеров. Выглядело это так. В райцентре Агинск Читинской области ими учреждались сразу три компании. К моменту заключения "брака" уставный капитал делился "москвичками" в соотношении 50:50. Однако в разгар "медового месяца" на сцене появлялась "Миледи" - в состав учредителей фирмы, скажем, "Атос", вливалась кипрская оффшорная компания. Она приобретала от 35 до 45 процентов паев, отчего уставный капитал, естественно, увеличивался. В то же самое время в состав учредителей "Миледи"-киприотки входили фирмы "Портос" и "Арамис", а оставшийся пай они прикупали в равных долях. "Потертое седло" скрипело на всю Читинскую область, потому что мушкетерская кляча двигалась по кругу, как детская карусель, неустанно хрустя "капустой". Деньги, которые щедрая оффшорная "Миледи" "закачала" в первую фирму ("Атос"), перераспределялись во вторую ("Портос"), а из нее-в третью ("Арамис"). При этом все бравые мушкетеры со всем обозом селились в одной казарме: читинские фирмы прописаны в одном подъезде одного и того же дома. Впрочем, как и московские. И этот неоднократно озвученный в прессе факт никого не смущал. 
Но даже если бы произошло массовое расселение многосемейных королевских гвардейцев, это ничего бы не изменило по сути: всякое переучреждение фирмы сопровождалось неуклонным ростом уставного капитала. Завершая круг, "лошадка" весело хрупала уже не бумажную "капусту", а высококоларийные газпромовские акции. И ни за что при этом не отвечала, потому что все ее права, включая договора на покупку акций, контролировал "Дартаньян" Б. Федоров через "Констанцию Б.", то есть ОФГ. При этом Указ N 529 якобы не нарушается: иностранцам - "Миледи" и "Кардиналу" - в отдельно взятой читинской "казарме" принадлежит менее 50 процентов паев. Остальные акции оффшоры контролируют через две другие агинские компании. ОФГ подконтрольны все оффшорные фирмы, но нерезидентов при этом как бы нет. По схеме Федорова читинские доли делятся следующим образом: 40 - 30 - 30 процентов. Или: 45 - 27,5 - 27,5. Читинские 000 на бумаге являются российскими компаниями-резидентами. Но контролируются-то они федоровской ОФГ! Таких "мушкетерских взводов" было нашлепано столько, что гвардейцы кардинала могли не беспокоиться: охрана "короля" была обеспечена. На плечах читинских мушкетеров - миноритарных акционеров "Газпрома" - Федоров и ворвался в Совет директоров компании, образно говоря, представляя вымышленных героев. Ну почти как Дюма-отец. Тот, как известно, мало-помалу сам запутывался в своих многофигурных композициях, а потому вырезал своих персонажей из бумаги, а по мере их исчезновения из сюжета ножницами оттяпывал им головы, чтобы заменить новыми. То есть переучредить. Как бы то ни было, этиминоритарные создания Федорова уже отхватили почти семь процентов от общенародной "бриллиантовой подвески" - "Газпрома". Полтора миллиарда акций! 
Как всякому талантливому автору, Федорову, очевидно, нравится его создание, тем более что оно приносит немалый доход. Можно даже представить, как он с гусиным пером наперевес бегает по офису ОФГ на Поварской и вдохновенно восклицает: "Ай да Дюма-отец! Ай да сукин сын Федоров!" Свои авторские права на миноритарных акционеров бывший министр и вице-премьер правительства России Борис Федоров защищает яростно и где-то даже склочно. Но кто осудит художника, отстаивающего свое рожденное в муках детище!Он требует отмены "цензуры", то есть упразднения Указа N 529, что даст уже полную свободу творчества таким "художникам" финансового рынка, как Дарт, Сорос и братья Чандлеры. 
К сожалению, в России отмена цензуры обернулась засильем порнографии и пошлости. Снятие барьеров с рынка акций "Газпрома" неизбежно приведет к утрате государственного контроля над стратегической отраслью, благодаря которой мы еще выживаем в это мутное время. Романный Дартаньян, как мы уже говорили, был подлинным патриотом своей страны и поэтому спасал ее честь вопреки проискам Миледи, которая, несомненно, была международной авантюристкой без роду и племени. Но, к сожалению, в кодексе граждан Дартании понятие чести не прописано. Ведь цель Федорова - построение собственного королевства, в котором обильно цвела бы зеленая "капуста". А что до России, то там хоть трава не расти. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации