"Красная утка" Ходорковского

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Зона для "обортней в погонах" под Нижним Тагилом примет VIP-заключенного.

1127806680-0.jpg В данный момент в Главном управлении исполнения наказаний РФ практически решен вопрос о том, где именно будет сидеть «заключенный №1» в России — бизнесмен Михаил Ходорковский. Уже известно, что местом заключения станет колония вне Москвы и Московской области: VIP-осужденного решено удалить как можно дальше от центров власти и политических процессов. Ходорковский проведет ближайшие 6 лет своей жизни либо в Саратовской области, либо в Свердловской. Наиболее вероятным считается именно второй вариант – уральским зонам не впервой принимать высокопоставленных заключенных.

К настоящему моменту официальной информации о том, где именно Михаил Ходорковский проведет следующие несколько лет своей жизни, нет. Адвокат бизнесмена Антон Дрель рассказал нашему экспертному каналу, что место отбывания наказания определит ГУИН и это является внутренним делом ведомства. Тем не менее, среди столичных журналистов, юристов и политиков активнее всего циркулирует информация о том, что Ходорковский будет сидеть «под Свердловском».

«Красная утка»: тагильская VIP-зона

Потенциальных мест, где Ходорковский мог бы отбывать наказание, не так уж много. Вероятнее всего, бизнесмен будет отправлен в т.н. «красную зону», специализирующуюся на приеме государственных служащих, силовиков и различных VIP-персон. Таких исправительных учреждений в России всего несколько, и наиболее «солидными» из них считаются ИК-13 города Энгельса Саратовской области (там в свое время сидел Эдуард Лимонов) или ИК-13 (УЩ-34913) под Нижним Тагилом. Ее еще называют «Красной уткой». Еще три недели назад свердловский ГУИН получил указание готовиться к приему некоего «очень важного осужденного».

Тагильская зона – «красная» в полном смысле этого слова. Обычно «красными» сами заключенные называют те колонии, где ситуация на 100% контролируется тюремной администрацией (зона, где фактическую власть имеют «блатные», именуется «черной»). Но иногда так именуются те учреждения, куда сажают бывших представителей силовых и государственных структур. Это делается для того, чтобы оградить силовиков от резко негативного отношения обычных уголовников.

«Красные» же зоны, подобные тагильской ИК-13, специализируются и на приеме VIP-заключенных, которые при жизни занимали высокое социальное положение. Например, в ИК-13 в свое время сидел скандально известный адвокат и военный Дмитрий Якубовский, осужденный в 1995 году за кражу редких книг из библиотеки Санкт-Петербурга. Судя по примеру Якубовского, «Красная утка» не стала для него серьезным испытанием – за три года срока он успел принять иудаизм, жениться на своем адвокате, написать научную диссертацию о правах заключенных и книгу о местном самоуправлении в России.

А вот другой известный узник ИК-13, бывший сотрудник ФСБ Михаил Трепашкин, осужденный за разглашение государственной тайны, вынес из тагильской зоны самые неприятные впечатления. В недавнем интервью он рассказал, что в колонии его кормили рыбьими хвостами и шкурками от фасоли, а воды выдавали всего полстакана в день.

Уральский бизнесмен и политик Павел Федулев тоже некоторое время был узником колонии №13. Выйдя оттуда, Федулев делился с журналистами своими впечатлениями: он похудел почти на 20 килограммов из-за того, что старался как можно реже принимать тюремную пищу – боялся попытки отравления. Здоровье после ИК-13 у предпринимателя подорвалось более чем серьезно – он заразился гепатитом и вынужден был проходить после освобождения длительный курс лечения (и, говорят, до сих пор имеет большие проблемы со здоровьем).

Еще один знаменитый заключенный ИК-13 – Юрий Чурбанов, зять Брежнева, генерал-полковник МВД и бывший замминистра МВД СССР. В 1986 году по приказу Юрия Андропова Чурбанов был уволен со всех постов, а затем арестован и осужден на 12 лет. Чурбанов отбыл в нижнетагильской колонии 5 лет и успел написать книгу об истории России. После выхода на волю в 1991 году Чурбанов скрылся с глаз общественности, а через некоторое время возглавил службу безопасности крупной компании, производящей цемент. Есть у него и собственный бизнес – какой-то небольшой завод по производству сахара.

Ходорковский будет баллотироваться в «паханы»

По сути, «красная» зона не слишком отличается от обычной. Это точно такой же замкнутый мирок, хотя правила тут помягче, чем везде. Один из бывших заключенных ИК-13 на условиях анонимности рассказал в двух словах о жизни на «красной зоне»:

- «Воровской закон» на «ментовской» зоне не действует, — говорит бывший узник. – Тут все просто: у воров закон блатной, а у ментов – государственный. И кто свою работу плохо делал, к тому и отношение соответствующее. То есть продажных, взяточников, беспредельщиков на «красных» зонах не любят. А вот честные менты – в почете. Есть и своя иерархия. Наверху стоят оперы – их работа на воле была самой тяжелой и неблагодарной, так что их уважают. А в самом низу – конечно, адвокаты. Считается, что менты ловят преступников, а адвокаты их отпускают. Поэтому юристов на зонах не шибко любят.

Вообще же, говорит источник, к VIP-заключенным отношение уважительное, их особо не трогают. Так как «блатной закон» на «красной зоне» не работает, такой заключенный даже может подняться достаточно высоко по иерархической лестнице – благо обычно главный человек в камере выбирается из числа всех заключенных способом простого голосования.

Условия неплохие, беспредела никто не допускает. Конечно, были случаи, когда и «опускали» кого-то. Я слышал, в саратовской зоне вот «опущенных» вообще не бывает, а в тагильской есть. Но в целом, конечно, все полегче, чем на «черных» зонах. Поэтому туда всяких важных и сажают. Кстати, в отличие от обычной зоны, на «красной» при деньгах можно жить очень даже неплохо – если средства позволяют, в своей «хате» хоть евроремонт делай. Я таких камер, правда, не видел, но люди рассказывали.

Отдельная история в ИК-13 – это производство, на котором задействованы заключенные. Нижнетагильская колония шьет спецодежду, обувь, изготовляет металлические и мраморные изделия. Дмитрий Якубовский, например, три года делал вазочки для мороженого. Как рассказывают, производства в зонах сейчас простаивают и практически не приносят дохода – так что любые рационализаторские предложения заключенных обычно принимаются администрацией «зоны» к сведению. Поэтому менеджерский опыт Ходорковского может оказаться весьма кстати.

Дмитрий Колезев

Оригинал материала

Уралполит.ру от origindate::26.09.05