"Крепыш" из Солнцева

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

"Крепыш" из Солнцева Премьер Касьянов умеет играть на гармони и ладить с олигархами

"Май 99-го года. К аэропорту "Внуково-2" подруливает самолет возвращающегося из Сочи Ельцина. Его встречает премьер Степашин. Он настаивает на своем варианте формирования правительства: добиться назначения Михаила Задорнова первым вице-премьером и министром финансов. Из аэропорта Степашин уезжает торжествующим - Ельцин указ подписал. Но радость оказалась преждевременной. Дома Ельцина встретила Татьяна Дьяченко. После их разговора срочно вызванному в "Горки" премьеру объявляется: министром финансов назначается Михаил Касьянов... По сведениям "МК", именно таким образом год назад началось восхождение нынешнего премьера к вершинам власти.

Несмотря на то, что премьерство Касьянова можно было спрогнозировать как минимум за пять месяцев, Михаил Михайлович остается одной из самых "непросвеченных" фигур среди высших российских политиков. Чрезвычайно скрытный личный характер. Долгие годы работы в Минфине - ведомстве, где культивируются кастовость и секретность. Таинственные обстоятельства назначения на высшие госпосты... Все словно объединилось, чтобы помешать россиянам понять, что за человек оказался в главном кабинете правительственной резиденции, и создать вокруг Касьянова таинственный ореол. Но по мере углубления в детали биографии нового премьера у корреспондентов "МК" создалось прочное убеждение, что главными причинами его возвышения были не столько сверхъестественная власть клана Абрамовича или изощренные интриги, сколько совсем другое. Касьянов - это просто человек, оказавшийся в нужном месте в нужный час. 
"Козырный" гармонист О том, как семья Касьяновых оказалась в подмосковном Солнцеве, бытует несколько версий. Говорят, будто сначала они жили на Кутузовском проспекте. После войны городские власти стали сносить старые дома в этом престижном районе и на их месте возводить массивные дома. Тогда Касьяновы и переехали в довольно приличный домик в Солнцеве с шестью сотками. Другие вспоминают, что первоначально их семья жила в бараках у озера, на окраине солнцевского поселка. И со временем получила квартиру в четырехэтажке на Боровской улице (ныне Боровский проезд). Занятно, что Михаил Касьянов жил в одном дворе с Сергеем Михайловым - он же криминальный авторитет Михась... 
"Господи, зачем она решилась на этот шаг? Он же намного старше!" - судачили о родителях нынешнего премьера солнцевские старушки. Как-никак, пятнадцатилетняя разница в возрасте... Однако брак оказался на редкость счастливым. 
- Марии завидовали все девчонки, - вспоминает соседка Касьяновых. - Ведь у них была необыкновенная любовь! Даже сына она назвала в честь мужа. А как Михаил Федорович ухаживал за ней! Вместо цветов дарил ей свои картины. Помню день, когда он умер. Это была целая трагедия не только для их семьи, но и для всех нас. Больно любили и уважали Михаила Федоровича. Мария после смерти мужа тяжело заболела, но надо было держаться. Ведь с тремя детьми на руках осталась - у Михаила две сестры, Ирина и Татьяна... 
Михаил Федорович всегда мечтал о сыне. "Буду его воспитывать в строгости, чтобы порядочным человеком вырос". "Строгостей" по отношению к Мише, однако, особых не было - младшенький Касьянов, конечно, стал любимцем в семье. 
Всю жизнь старший Касьянов проработал директором единственной на тот момент солнцевской школы. Умер он, когда сыну исполнилось 18 лет. Его супруга, Мария Павловна, трудилась в Госстрое ведущим экономистом. Она скончалась три года назад. "На 9 мая Касьянов приезжал на могилку отца с матерью, - говорят соседи. - После кладбища заехал к сестре. Перед подъездом на лавочке в тот день три старичка сидели. Так он каждому руку пожал и поздравил с праздником..." 
- Миша был спокойным, тихим мальчиком, может, только полнее других. Мы его называли "крепышом", - рассказывает первая учительница Касьянова Зоя Михайлова. - В первом классе он за один урок решал по тринадцать задач - сейчас ученики и треть этого осилить не могут! 
- Мне Михаил запомнился как сообразительный мальчик, - вспоминает его учитель труда. - Помнится, поехали мы как-то в очередной поход, а Касьянов ложку забыл. Так что вы думаете, через 10 минут такую ложку из коры дерева вырезал! 
Каждое лето ребята ездили в колхоз на уборку сена, ближе к осени - на уборку картофеля. Причем, несмотря на то что Миша с детства учился играть на флейте, в поход и на уборку всегда брал с собой... гармонь. Возможно, имидж "рокового гармониста" помог ему покорить сердца одноклассниц. По их словам, он был "самым козырным парнем по всей школе". 
- Я в Касьянова все 10 лет была влюблена. Записочки любовные писала, глазки строила, даже следить за ним стала... - вспоминает одноклассница нынешнего премьера Татьяна. - Но он игнорировал меня. И вот уже в последнем классе, на выпускном, он мне сказал: "Танечка, запомни: чем меньше любим, тем больше нравимся"... Месяц назад я пришла на 40-летие школы. Знала, что Мишка обещал приехать. Когда он прошел мимо, я подмигнула ему, как много лет назад. Он улыбнулся, но отвел взгляд. Наверное, вспомнил... А стать его женой у нас мечтала любая девчонка. 
Из всех поклонниц Михаил выбрал тихую, незаметную девочку, которая была на год его старше, Иру Борисову. Они, как свидетельствуют одноклассницы, "всегда вместе за ручку ходили" - на перемене, в парке, на дискотеку в клуб "Строитель"... На Ире Михаил и женился - правда, годы спустя, когда ему исполнилось 27. А через год у них родилась дочь Наташа. 
Секретные отметки В Московский автодорожный институт, на вечернее отделение по специальности "дороги и аэродромы", Михаил Касьянов поступил спустя год после школы. (Трудное материальное положение заставило его устроиться на работу в Госстрой.) Специальность он выбрал из-за своего страстного увлечения автомобилями. 
В МАДИ висят таблички с именами всех выпускников, закончивших институт с красным дипломом, Михаила Касьянова в этом списке нет. 
- Мне казалось, что Михаилу было скучно в нашем институте. Он ведь тогда уже в Госстрое работал и все, что мы проходили, знал на практике, - вспоминает научный руководитель Касьянова Владимир Залуга. - Я удивился, когда Касьянов для дипломного проекта выбрал довольно трудную тему - реконструкцию какой-то дороги областного значения в Республике Молдавия. Но защитился на "отлично". 
В институтском архиве данные о премьере хранятся под замком. "Разрешения не было, и вообще - нечего смотреть ведомости премьеров", - заявили нам работники деканата. Однако преподаватели утверждают, что Касьянов совсем немного недотянул до золотой медали и красного диплома. Кстати, сам Михаил Михайлович не скрывает, что отличником он не был - учился "средненько". Из-за службы в армии - в роте почетного караула бригады охраны Министерства обороны - Касьянову пришлось на два года прервать учебу. А уже после восстановления на вечернем он нашел новое место работы. 
В плавильнях Госплана Госплан РСФСР, куда в 1981 году попал молодой специалист Михаил Касьянов, был довольно мрачным местом. Все начальнические кабинеты были прочно заняты лицами пенсионного и предпенсионного возраста. О быстром карьерном росте для "зеленых" спецов не могло быть и речи. Зато от юных клерков требовалось являться на работу точно в 9.00, а уходить - в лучшем случае в восемь вечера. Ну а в "авральные" дни - например, подготовки годовых планов - Касьянов и вовсе покидал кабинет на втором этаже Госплана не раньше полуночи. За все эти длинные рабочие часы, заполненные в основном скучными сложными вычислениями, чиновники уровня Касьянова получали рублей 130-150. 
Однако Касьянов, попав в такую обстановку, сразу стал чувствовать себя как рыба в воде. Юный чиновник явно придавал большое значение тому, что он попал в считавшийся одним из самых престижных в Госплане внешнеэкономический отдел. "Среди своих соседей по комнате Миша выделялся своей манерой поведения, - поведал "МК" один из его экс-сослуживцев. - Он всячески показывал, что работает в солидном ведомстве". Уже тогда Касьянов начал демонстрировать качества, которые позднее позволили ему сделать карьеру. По словам коллег, Михаил Михайлович отличался большой исполнительностью и трудоспособностью. Руководители Касьянова твердо знали: если дать ему поручение, все будет сделано с гарантией. Вдобавок Касьянов обладал умением нравиться начальству. Замначальника внешнеэкономического отдела Николай Шапоренко просто души в нем не чаял и всячески помогал росту его служебных акций. Учитывая вдобавок редкое тогда в чиновничьей среде умение нормально объясняться по-английски, неудивительно, что вскоре Михаил Михайлович попался на глаза и самому председателю Госплана Николаю Масленникову. По воспоминаниям экс-сослуживцев, бывший также зампредом Совмина РФ Масленников в свои зарубежные командировки почти неизменно брал Касьянова. 
Карьерные успехи Михаила Михайловича к началу 90-х по госплановским меркам выглядели вполне внушительно. Солнцевский уроженец сумел не только стать начальником подотдела, но и пережить в этой должности многочисленные реорганизации своей конторы, переименованной в конце концов в Минэкономики. По-прежнему все в порядке было и с высокими покровителями. Сослуживцам Касьянова было прекрасно известно, что замминистра экономики Юрий Ольховиков всячески проталкивает подчиненного "наверх". Однако от реальных властных высот Михаила Михайловича по-прежнему отделяла дистанция огромного размера. Но тут комбинация двух факторов очень помогла будущему шефу Белого дома. 
В первой половине девяностых наши госведомства поразил страшный кадровый кризис. Большая часть самых компетентных и перспективных чиновников дружно сбежала в коммерческие структуры. В этих условиях более или менее толковый спец по внешнеэкономическим делам мог быстро сделать неплохую карьеру. Второй фактор заключался в остром конфликте между министром финансов Борисом Федоровым и новым шефом минэкономики Олегом Лобовым. Ходивший тогда в ельцинских любимцах Лобов задумал стать параллельным премьер-министром, а свою контору превратить в мини-правительство. Требуемые Олегом Ивановичем полномочия по управлению российской экономикой были воистину фантастическими. Например, своих первых замов он предлагал приравнять к вице-премьерам, а простых - к министрам. Отличавшемуся буйным нравом и готовностью дать отпор любому обидчику Федорову такое не могло понравиться. Он начал всячески пакостить Лобову, в том числе и с помощью переманивания его наиболее способных подчиненных. Одним из этих "трофеев" и оказался Касьянов. После того как в 1993 году в Минфине освободилось кресло шефа недавно созданного департамента иностранных кредитов и внешних долгов, Федоров рекомендовал Касьянова на эту должность. 
Секрет "малиновых" кредитов За начавшуюся в 1992 году "пятилетку" в серой громаде Минфина на Ильинке сменилось семь министров. Но большую часть этого периода ведомством реально руководили два человека - первые замминистры Петров и Вавилов. Андрея Петровича Вавилова враги считают крупномасштабным аферистом. Друзья - финансовым гением. Но и те и другие сходятся, что влияние этого человека на финансовую политику России было фантастическим. К нему в "подмастерья" и попал Михаил Касьянов. 
Судя по всему, "перебежчик из Минэкономики" приглянулся Андрею Петровичу. Несмотря на рекомендацию министра, у Вавилова был выбор, кого назначить шефом курируемого им департамента: Касьянова или другого чиновника, Андрея Смирнова. Но после бесед с обоими кандидатами "серый кардинал" Минфина выбрал первого. И о своем выборе не жалел довольно долго. Даже враги Касьянова признают, что в своей области он показал себя как исключительный профессионал. В результате Вавилов выхлопотал ему новое повышение. К осени 1995-го Вавилову надоело летать по нескольку раз в месяц на переговоры с зарубежными партнерами. По своему уровню компетентности Касьянов вполне мог бы его заменить. Но важные иностранцы не поняли бы, если к ним отправили бы всего лишь начальника департамента. Поэтому Вавилов стал уговаривать Черномырдина сделать Касьянова замминистра. Виктор Степанович долго ворчал и упрямился. Мол, и так у вас уже двенадцать замов, а вам еще одного подавай. Но в конце концов сдался. 
Через некоторое время после этого карьерный "корабль" Касьянова, по данным "МК", напоролся на рифы. Суть этой истории до сих пор остается тайной. По одним сведениям, Михаил Михайлович рассорился со своим покровителем Вавиловым. По данным из окружения Андрея Петровича, Вавилов, напротив, прикрыл допустившего большой промах будущего премьера и тем самым спас его. Так или иначе, у Касьянова были очень серьезные неприятности. Но в конце концов все обошлось. Весной 97-го превращенный усилиями противников в одиозную фигуру Вавилов был вынужден уйти из Минфина. А Касьянов остался. Именно в этот момент он начал превращаться в одного из самых влиятельных людей в российской экономике. 
Став начальником департамента Минфина, Михаил Касьянов получил кабинет с секретаршей, служебную "Волгу", два десятка подчиненных и зарплату меньше 80 долларов. Повышение до уровня замминистра принесло ему увеличение оклада до сотни долларов и замену "Волги" на иномарку. Однако по способности оказывать влияние на судьбы миллионов долларов Михаил Михайлович мог конкурировать с любым из купающихся в роскоши банкиров. Волей судеб в касьяновской епархии оказался один из самых лакомых минфиновских "малинников". 
Первым "малиновым садом", к руководству которым имел прямое отношение Касьянов, была выдача так называемых связанных кредитов. Обывателям это словосочетание ничего не говорит. Но у осведомленных бизнесменов при одном его упоминании руки сразу начинают потеть от вожделения. Смысл операции состоит в том, что российское предприятие берет у зарубежных партнеров кредит на покупку, например, оборудования под госгарантии. Если наши коммерсанты по каким-то причинам не в состоянии вернуть денежки, то за них приходится расплачиваться государству. Как ни странно, но так чаще всего и происходит. За два последних года, например, возврат связанных кредитов составил всего 25-30%. "Эта сфера просто создана для коррупции, - заявил "МК" один из бывших крупных чинов российского правительства. - Ради получения этих фактически дармовых денег взятки дают все: и западные бизнесмены, и наши будущие должники". В 97-м году новый министр финансов Михаил Задорнов, несмотря на жесткое сопротивление Касьянова, добился от президента запрета выдачи новых "малиновых" кредитов. Однако операции по старым займам продолжаются и по сей день. Кроме того, запрещающий указ Ельцина постоянно нарушался... Не менее хлебной была и другая вотчина Касьянова - долги развивающихся стран России и наши долги Западу. 
Никто пока не смог привести доказательств многочисленных коррупционных обвинений в адрес Касьянова. Но для понимания сути карьеры нынешнего премьера важно обратить внимание на другое обстоятельство. По роду работы Михаил Михайлович не мог не столкнуться со многими будущими олигархами, значительная часть которых сделала себе состояние в том числе и на торговле долгами. (Вспомнить хотя бы Альфа-банк или Национальный Резервный Банк.) Впрочем, судьбоносной для Касьянова, судя по всему, оказалась другая встреча - с финансовым мозгом империи Абрамовича Александром Мамутом, в свое время немало подзаработавшим на индийском долге. Как именно развивались их отношения - пока остается тайной. Но к весне 1999 года самые информированные российские финансисты и политигроки уже твердо знали: за молодым замминистра финансов стоит кремлевская "семья". 
Война за Ильинку Все знакомые Касьянова указывают на его чрезвычайную осторожность и скрытность. Но, пожалуй, нигде эти его качества не проявлялись столь наглядно, как в истории с назначением на пост министра финансов. Парадоксально, но почва для этого карьерного взлета была подготовлена касьяновским предшественником и конкурентом. 
...Январь 99-го. Международный аэропорт Вашингтона. Глава российской делегации на переговорах с МВФ первый вице-премьер Юрий Маслюков чинно спускается по трапу и пожимает руки встречающим. Внезапно вся торжественность встречи оказывается скомканной. Находящийся в большом волнении первый замдиректора МВФ Стенли Фишер подбегает к Маслюкову и начинает кричать: "Мы только что узнали о планируемой замене первого замминистра финансов Кудрина на Касьянова. Как вы могли? Что же теперь будет с переговорами? Это немыслимо!" Тогда эта скандальная сцена прошла совершенно незамеченной. Даже снимавшие встречу телевизионщики из НТВ не поняли, что произошло на их глазах. А между тем это был один из тех редких случаев, когда наружу выплескивалась подковерная борьба руководителей российских финансов. 
Отношение тогдашнего главы Минфина Задорнова к своему заму Касьянову было как минимум прохладным. Но когда соратники министра спрашивали, почему он до сих пор не решил проблему, ответ Михаила Михайловича, по сведениям "МК", всегда был однозначным: "Я не могу уволить Касьянова. Он компетентный специалист. А мне некого поставить на этот участок!" 
Столь же неоднозначной была и задорновская оценка своего первого зама, члена команды Чубайса Алексея Кудрина. А между тем в начале 1999 года Задорнову пришлось делать выбор между своими нелюбимыми соратниками. Став министром, Михаил Михайлович решил сократить безбожно раздутый штат своих замов (одно время их было 18 человек!). И вот теперь наступил черед уходить одному из двух заместителей, занимающихся внешнеэкономической деятельностью: или Касьянову, или Кудрину. Похоже, что выбор был сделан министром абсолютно без колебаний. Кудрина вызвали к премьеру Примакову, где ему было без обиняков сказано: "У меня нет к вам претензий. Но вам придется уйти!" Ну а "выживший" Касьянов совершил новый прыжок вверх в минфиновской иерархии: занял освободившийся пост первого замминистра. 
На этом, по планам его начальства, карьерный рост Михаила Михайловича должен был и закончиться. По данным "МК" из ближайшего окружения Примакова, Евгений Максимович отнюдь не собирался делать Касьянова вице-премьером по макроэкономике, о чем в свое время было много слухов. Никто, включая Задорнова, не рассматривал Касьянова как серьезного претендента на кресло шефа Минфина. Мол, какой из него министр - у него же слишком специализированный участок! Но у кремлевской "семьи" были на этот счет другие планы. 
Свой человек на "троне царя Ильинки" давно был предметом мечтаний Абрамовича и К°. Но в первые дни формирования правительства Степашина вопрос о смещении Задорнова активно не поднимался. И тут министр финансов вновь невольно помог возвышению Касьянова... Несмотря на все просьбы премьера Степашина, Задорнов наотрез отказывался занять кресло его первого зама. Но глава правительства пустил в ход убийственный аргумент: "Хорошо, тогда у нас будет только один первый вице-премьер - Аксененко!" Тогда Задорнов, скрепя сердце, дал свое согласие - с условием, что за ним останется и кресло министра. Дальнейшее известно - Кремль сначала согласился на это условие, но потом министерское кресло передали Касьянову. А Задорнов ушел в отставку. 
Как это ни смешно, но год перед назначением Касьянова на пост премьера - один из самых малоизученных в его биографии. Несмотря на огромное количество слухов и сплетен, истинные детали событий знает очень узкий круг людей, которые пока не отличаются разговорчивостью. (Исключением стал лишь Александр Мамут. По сведениям "МК", этот бизнесмен рассказывает в олигархических кругах Москвы о том, что это именно он "сделал" Касьянова.). 
Поэтому говорить стоит лишь об основных причинах того, что на месте Михаила Михайловича не оказался кто-то другой. Согласно касьяновским друзьям, его акции резко пошли вверх после достижения договоренности с иностранными кредиторами о реструктуризации наших долгов. (По мнению премьерских критиков, это соглашение не столь уж выгодно России, зато могло принести сказочные барыши некоторым заранее проинформированным о деталях сделки олигархам.) Несомненно, огромную роль в возвышении министра финансов Касьянова сыграла его совместная работа с премьером Путиным. Нельзя опять же сбрасывать со счетов и реальную поддержку клана Абрамовича... По данным из путинской свиты, Владимир Владимирович крайне серьезно относился к выбору премьера. На теоретическом уровне отсматривалось довольно значительное количество кандидатур, в том числе и весьма неожиданных. Но никто лучше Касьянова так и не был найден. 
Плюсы и минусы для премьера "Лично тебе я гарантирую 18 месяцев!" - так Путин ответил на вопрос одного из кандидатов в министры о предполагаемом сроке жизни касьяновского кабинета. Таким образом, судьба самого Михаила Михайловича осталась за кадром. И мы можем лишь попытаться составить баланс плюсов и минусов премьера. 
К числу сильных сторон Касьянова, безусловно, относится его умение выживать в аппаратных джунглях. Он сохранил способность нравиться даже самому привередливому начальству - конкурирующие с Касьяновым чиновники до сих пор, как правило, терпели поражение. 
Михаил Михайлович может похвастаться хорошими личными отношениями с Путиным. Согласно кремлевским источникам, он - один из немногих людей, которые могут в любое время заехать к президенту на дачу. Касьянов принадлежит к наиболее мощной в данный момент кремлевской группировке - Абрамовича-Волошина. При желании Михаил Михайлович вполне способен очаровывать как в узкой компании, так и большие аудитории. Некоторые премьерские советники считают даже, что в перспективе ему лучше держаться в тени. А то как бы не вызвать президентскую ревность. 
Наконец, премьер - очень компетентный специалист в сверхважной сейчас для России сфере долгов и отношений с международными финансовыми организациями. 
Нельзя не отметить также, что пока Касьянову элементарно везет. В силу целого ряда причин, типа высоких цен на нефть, период его управления правительством совпал (пока?) со сравнительно благоприятным временем для российской экономики. 
Как это обычно бывает, премьерские недостатки являются прямым продолжением его достоинств. Пока Касьянов - специалист крайне узкопрофильный. В течение всей своей карьеры в Минфине он занимался только одним узким участком. Даже в период пребывания в кресле министра он, как заявили "МК" сразу несколько крупных финансовых светил, продолжал окучивать лишь свою старую вотчину, доверив собственно управление министерством своим замам. В результате Касьянова нельзя назвать специалистом даже в главном для Минфина деле составления бюджета. Не говоря уже о массе других сфер, в которых обязан разбираться глава правительства. Получается, что ожидать от премьера некого стратегического видения скорее всего пока бессмысленно. Более того, Михаил Михайлович сможет состояться как премьер, только если проявит способность к быстрому обучению. 
Прочная связь только с одной кремлевской группировкой делает Касьянова крайне несамостоятельной фигурой. Нельзя забывать и о наличии у премьера очень сильных оппонентов внутри Белого дома. Разные источники по-разному говорят об остроте личных отношений Касьянова с Кудриным и Грефом. Но, в любом случае, наличие в экономическом блоке правительства министров, способных напрямую выходить на президента, по определению не может нравиться ни одному премьеру. 
Касьянов - настоящий герой своего времени, идеальный царедворец раннепутинской эпохи. Десять лет назад в правительстве были востребованы экономические революционеры и романтики типа Гайдара или Чубайса. Люди, сокрушающие авторитеты, фонтанирующие идеями и часто демонстрирующие крайнюю степень экстравагантности и самостоятельности. Сейчас иные веяния. В Кремле и в Белом доме требуются компетентные и исполнительные бюрократы без собственных идей, не склонные к предательству. В этом и заключается разгадка феерической карьеры нового премьера России Михаила Касьянова. 
Кидать камни в Касьянова - все равно что плевать в зеркало. Настоящая Россия - это результат сознательного или несознательного выбора большинства ее граждан. Настораживает в фигуре нового премьер-министра и во всей этой ситуации лишь одно обстоятельство. Дефицит новых идей относительно экономики является чертой не только Касьянова. По признаниям кремлевских придворных, ясности по поводу того, что надо делать, еще нет и в голове Владимира Путина. Программа Грефа не в счет: она явно будет осуществлена далеко не в полном объеме. Так что не получится ли, что премьерство Касьянова станет для России временем бега на месте или даже отползания назад? "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации