"Крот" под "БаоБАБом"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Журналист проник в тайный подрывной центр Березовского на юге Франции

Оригинал этого материала
© "Московский комсомолец", origindate::04.12.2002

"Крот" под "БаоБАБом"

Александр Хинштейн

Converted 13831.jpg Будь он разведчиком, за эту операцию его непременно бы наградили. Но он не разведчик. Он — журналист. Хотя то, что сумел сделать этот человек, не под силу иной спецслужбе.

Чтобы внедрить своего агента — “крота” — в лагерь противника, разведки тратят годы. Журналисту Султанову понадобилась всего пара месяцев, чтобы проникнуть во вражеский стан: в подрывной центр Березовского на юге Франции.

Он не только увидел изнутри, как разрабатываются самые изощренные операции против российской власти. Он должен был стать одним из участников новой провокации олигарха.

Но этого не случилось. Несколько недель назад Олег Султанов вернулся в Москву. Навсегда...

— Почему я вернулся? — Олег вслух повторяет мой вопрос, задумчиво стряхивает пепельный столбик.

— Ну во-первых, — говорит он нараспев, — операцию нашу мы почти реализовали. А во-вторых, я почувствовал, что мне перестают доверять. Неожиданно закрыли доступ ко всей информации. Появилась слежка. Правда, узнав от этом, шеф сделал круглые глаза: тебя, дескать, “пасет” Лубянка, но надо быть круглым идиотом, чтобы в такое поверить... Когда же мне приказали срочно вылететь в Лондон — к Березовскому, — я окончательно все понял. Эту проверку я наверняка не прошел бы. Собрал вещи и немедля уехал в Москву.

— Хотя тут-то и началось самое интересное!

— Интересное, да. Но и самое опасное. Вот если бы я был агентом спецслужб, тогда другое дело. Может быть, сидел бы сейчас в Лондоне, вместе с Борисом Абрамовичем строил бы планы по спасению России.

— Скажи честно: было страшно? 

— Да нет, не то чтобы страшно... Скорее противно. Нет ничего тяжелее, чем жить двойной жизнью: все время притворяться, изворачиваться, врать. С радостным лицом слушать бредни этих людей.

Только по ночам я становился самим собой. Даже жена ни о чем не знала. Ее хватило ровно на месяц: плюнула и уехала обратно в Москву, сказав на прощанье, что я рехнулся...

* * *

Мы не виделись с ним полгода: с тех самых пор, как он улетел во Францию. Мы не созванивались, не писали друг другу. Только изредка, от случайных знакомых, узнавал я, что с ним все в порядке: жив-здоров.

По-другому и быть не могло — любая утечка неминуемо привела бы к провалу операции, и неизвестно еще, чем могло бы тогда все закончиться: Березовский не прощает измен...

БАБ и его люди искренне верили Султанову, считая его борцом с путинским режимом и верным своим соратником. Они доверяли ему реализацию самых сокровенных своих планов, и им и в голову не могло прийти, что Султанов — совсем не тот, за кого себя выдает. Что маску борца с Кремлем он надел лишь для того, чтобы внедриться во вражеский стан.

В одиночку. На свой страх и риск. Без какой-либо поддержки спецслужб. Без связи. Без явок. Об истинной миссии журналиста Султанова знали только два человека: он и я...

Информация к размышлению: Султанов Олег Азизович. Родился в 1949 г. в Баку. В 1971 г. окончил истфак БГУ. Работал в МВД Азербайджана. С 1984 г. — в журналистике. Был зав. отделом расследований “Новой газеты”. Получил широкую известность после публикации статей о коррупции и темных сторонах нефтяного бизнеса. Когда в 2000 г. в подъезде своего дома был зверски убит корреспондент “Новой газеты” Игорь Домников, руководство издания заявило, что в действительности преступники охотились за Султановым: его просто перепутали с Домниковым, жившим в том же подъезде. В 2001—2002 гг. — обозреватель газеты “Щит и меч”.

— Все началось весной нынешнего года. Совершенно случайно я вступил в переписку по Интернету с неким Евгением Холодовым: он работал на французском сайте “РусГлобус”.

— Что представляет собой “РусГлобус”? 

— Обычный русскоязычный сайт. Зарегистрирован он в Америке, но базируется во Франции. Фактический его владелец — Березовский... Впрочем, это, как и многое другое, я узнал уже позднее.

Холодов предложил мне открыть на этом портале собственную страницу. Я согласился. Потом мне завели электронный адрес: зарегистрированный на гражданина США, живущего почему-то на Аляске.

— Разве у тебя не было уже адреса? 

— Был. Нормальный адрес. Я ни от кого его не скрывал. Но Холодов настаивал, что нужен адрес секретный, по которому мы могли бы обмениваться письмами, не опасаясь Лубянки. Он был уверен, что мой “емэйл” находится под контролем ФСБ, потому что спецслужбы шпионят за всеми журналистами, которые позволяют себе критиковать власть.

Ну а когда пошли инструкции, как соблюдать конспирацию в условиях “тоталитаризма”, мои подозрения окончательно утвердились. И действительно, через месяц, уверившись в моей “искренности”, Холодов предложил мне отправиться во Францию и принять участие в написании книги, бичующей Путина и спецслужбы. Дальнейшее ты помнишь...

* * *

Да, помню. И по сей день я не знаю, почему Султанов пришел за советом именно ко мне. Знакомы мы были шапочно, совместных дел не имели.

...Всегда такой степенный, по-восточному плавный, он влетел ко мне в кабинет, точно ракета, и уже по одному этому я понял, что случилось нечто сверхординарное.

— Кажется, меня вербует Березовский, — на какое-то мгновение почудилось, что он пьян. — Мне предложено ехать во Францию, писать книжку про зверства наших спецслужб.

— Много обещают заплатить? — почему-то спросил я, хотя обстоятельство это волновало меня в те минуты меньше всего. 

— Да какая разница... — отмахнулся Султанов. — Ты не понимаешь!!! Я могу внедриться в стан самого Березовского!!!

Мы проговорили до поздней ночи, выкурив весь имеющийся у нас запас сигарет. Вереницы планов — один фантастичнее другого — рождались в наших головах.

Наверное, это было чистой воды мальчишеством: в тех же столь ненавистных Борису Абрамовичу спецслужбах операции подобного рода планируются месяцами, а то и годами. Нам же хватило одного только вечера, чтобы принять столь важное, а главное, небезопасное решение.

В конце концов, думали мы, такой шанс может выпасть один лишь раз: увидеть изнутри зловещую и таинственную империю Березовского. Разве настоящий журналист — пусть даже будет трижды опасно — откажется от этой возможности...

* * *

— Как ты думаешь, почему их выбор пал именно на тебя? 

— Наверное, они посчитали, что если я долгие годы критиковал спецслужбы, Кремль, то я уже — их кадр. Тем более я работал в “Новой газете”, а с этим изданием их связывают особые отношения. Да и потом не так много у них людей. Они цепляются за каждую возможность.

В мае мне пришло приглашение. От вице-президента “РусГлобус” Евгения Лиманова. Якобы я должен срочно лететь в Ниццу, на открытие какой-то Академии российской культуры.

— Получается, они обманули французские власти? 

— Ха! Если бы только это... Ведь никакого Лиманова в природе не существует. Лиманов и Холодов — тот, с кем я вступил в переписку, — одно и то же лицо. Впрочем, и эта фамилия вымышленная. На самом деле человека этого зовут Евгений Лимарев.

Информация к размышлению: Лимарев Евгений Львович (он же Лиманов, он же Холодов). Родился в 1965 г. в г. Фрунзе. Активно занимался бизнесом. Уехал из России в Швейцарию в конце 90-х. С 2000 г. — во Франции. Президент интернет-портала “РусГлобус”. Один из ближайших соратников Бориса Березовского.

— В начале июня я вылетел во Францию. Путь мой лежал в крохотный город Клюз, провинция От Савуа, где расположена штаб-квартира “РусГлобуса”.

— Если можно, кратко опиши ее. 

— Небольшой двухэтажный дом в старом городе. Авеню Нуаре, 1146. Это одновременно и редакция, и квартира семьи Лимарева.

Вообще, “РусГлобус” — контора в большей степени мифическая. Если зайти на их сайт в Интернет, можно подумать, что это какая-то империя. В действительности же большинство тех, кто значится там, — обычные “мертвые души”. Скажем, в редсовете есть Евгений Холодов, однако, как я уже говорил, такого человека в природе не существует. Или — Ольга Лебурже. На самом деле — это псевдоним жены Лимарева. Да и большинство журналистов, чьи имена представлена на сайте, об этом и знать не знают.

Просто Лимарев экономит на всем, вот и превратил портал в семейное предприятие. Сам — работает под тремя псевдонимами. Жене поручил финансы. Даже под именем веб-дизайнера значится их 10-летняя дочь. Есть еще и брат жены: компьютерщик. Березовский выделил на обновление сайта крупную сумму, но Лимарев прикарманил ее, выписал из Москвы шурина и кормил его одними биг-маками.

— А на тебе Борис Абрамович понес большие расходы? 

— По его меркам — копейки. Билеты. Съем квартиры. Нехитрая обстановка. В общей сложности на мой проект (он так и назывался: проект “ОС” — Олега Султанова) выделили 35 тысяч долларов. Первый транш составил 13 тысяч. Правда, Лимарев тут же потребовал “откат”. Мне ничего не оставалось делать, как отдать ему 3 тысячи.

— Не слишком солидно для соратника Березовского.

— Господи, о чем ты! Я был просто поражен, узнав этого человека поближе. Жадность его носит патологический характер. Он не гнушается даже сущей ерундой: в магазинах, например, платил за него я.

Как-то я познакомил его с вдовой и сыном покойного вице-президента “Лукойла” Виталия Шмидта: они приехали ко мне в гости. Немедленно был придуман план по высасыванию денег из Шмидтов на “спасение демократии”, он затерроризировал их телефонными звонками.

Если все окружение Березовского состоит из таких людей, мне искренне жаль Бориса Абрамовича.

— Что вообще представляет собой Лимарев? 

— Он бизнесмен. Занимался в России сахаром. Разумеется, воровал. Лимарев сам рассказывал мне, что в Белгородской области возбудили два уголовных дела по его хищениям и он был вынужден бежать за границу. Жил в Швейцарии. Потом каким-то образом примкнул к Березовскому. Сейчас отвечает за идеологическую работу в Западной Европе.

— Итак, тебе поручили писать книгу. Какой она должна была быть?

— Чтобы сразу было понятно: ничего писать я и не собирался. Все ограничилось предисловием и планом-заявкой, где я указал: условное название книги — “Путинская Россия”. Примерный объем — 400 страниц. Это должно было быть некое “фундаментальное” исследование об ужасах современной России и о преступной роли спецслужб.

Это ведь — суть теории Березовского: во всем, что происходит в России, виноваты спецслужбы и выходец из КГБ Владимир Путин. Все заказные убийства, теракты, аферы — дело рук спецслужб.

— Но разве ты обладаешь какими-то тому доказательствами?

— Нет, конечно. Но доказательства здесь и не нужны. Мне прямо говорилось: придумывайте что хотите, главное — нагнать побольше страха. Я, например, много писал на тему нефтяного бизнеса. Соответственно, мне надо было лишь воспроизвести свои старые заметки, разукрасить их и подвести общий базис: допустим, тот же “Лукойл” разворовывает страну, потому что за ним якобы стоят спецслужбы.

Что-то я вообще сочинял. Например, что спецслужбы охотятся за журналистами, “Новая газета” напичкана “жучками”, а убийство Домникова было организовано ФСБ: хотели убить меня, но ошиблись.

Книга должна была базироваться на трех досье. Одно — мои материалы. Второе — Лимарева. И третье — исповедь бывшего следователя министерства безопасности Азербайджана Рамина Нагиева.

Нагиев сбежал из Баку в Россию. По турпутевке приехал в Париж. Попросил политического убежища. Здесь-то его и подобрали люди БАБа.

— Не очень понятно, какая связь между азербайджанским контрразведчиком и преступным режимом Путина?

— Дело в том, что Нагиев расследовал громкие теракты в Азербайджане. Среди задержанных было немало русских, и этого оказалось достаточно, чтобы притянуть все за уши. Логика такая: если русский — значит, агент ФСБ. Если ФСБ взрывает бакинское метро — почему оно не может взрывать дома в Москве. А кроме того, им хотелось показать размах Кремля. Преступный заговор спецслужб внутри всего СНГ.

Из плана-заявки на книгу “Путинская Россия”: “...Речь пойдет о слежке и компрометации, финансовых аферах и отмывке грязных денег, убийствах и подставах, участии в наркоторговле и поставках оружия для репрессивных режимов, подрывных операциях в странах Запада и СНГ...”

— Моя книга должна была стать очередным этапом в идеологической, как сказали бы раньше, войне. Березовский — человек последовательный.

С одной стороны, он создает оппозицию — неважно с кем: с Юшенковым или Прохановым. С другой — постоянно организует информационные прорывы. Убеждает мир в преступных замыслах Путина и спецслужб.

Сначала был фильм “Покушение на Россию”. Потом книжки перебежчика Литвиненко. Следующее звено в этой цепи — мой “эпохальный труд”.

А параллельно еще он учреждает всяческие издания: преимущественно интернетовские. Кроме “РусГлобуса”, который на 90% состоит из обвинений в адрес Кремля, есть и сайт “Грани.Ру”. Я говорю это так уверенно, потому что в один из приездов в Москву встречался с его редактором Корсунским и даже выступал в качестве курьера, перевозящего деньги.

— Как в лагере Березовского оценивают результаты этих информационных ударов? 

— Без особого энтузиазма. Алекс Гольдфарб, ближайший соратник Березовского, откровенно мне признавался: книги Литвиненко потерпели крах. Их никто не покупает, поэтому нужно срочно создать новое забойное чтиво, которое докажет, что наше дело правое, а Путин враг человечества.

Он даже попросил меня через свои связи в МВД выяснить, какие страны больше всего посещают русские туристы. “Тогда, — сказал Гольдфарб, — мы будем продавать там книгу Литвиненко”.

С этим шпионским заданием я справился на отлично. Через день доложил, что, согласно секретным данным МВД, активнее всего россияне посещают Турцию, Египет и Арабские Эмираты.

Информация к размышлению: Гольдфарб Александр Давидович. Родился в 1947 г. в Одессе. В 1969 г. окончил биолого-почвенный факультет МГУ. В 1975 г. эмигрировал в Израиль. Жил в ФРГ. С 1982 г. — постоянно проживает в Штатах, гражданин США, профессор Колумбийского университета. В конце 80-х начал регулярно приезжать в СССР. Возглавлял московское отделение фонда Сороса. С 1995 г. поддерживает близкие отношения с Борисом Березовским. В 2000 г. возглавил созданный Березовским в Америке Фонд гражданских свобод. Вывозил из Турции перебежчика Александра Литвиненко. Известно также, что Гольдфарб всячески опекал масхадовского эмиссара в Лондоне Ахмеда Закаева.

— Из общения с Гольдфарбом я понял, что он на самом деле очень близок к Березовскому, курирует большинство его проектов. При мне Борис Абрамович постоянно звонил ему на мобильный, даже передавал мне приветы. Правда, мне почему-то показалось, что не Березовский руководит Гольдфарбом, а совсем наоборот.

— То есть? 

— Гольдфарб свободно распоряжается крупными суммами денег. Без санкции Березовского, например, перевел “РусГлобусу” сто тысяч долларов, после чего радостный Лимарев купил себе новую машину.

В принципе это неудивительно, если учесть связи Гольдфарба с американскими спецслужбами. Лимарев много раз говорил мне, что Алекс поддерживает с ними близкие отношения.

— Но как это сочетается с их патологической неприязнью к спецслужбам вообще?

— Они ненавидят только российские спецслужбы. К западным отношение у них прямо противоположное. Еще когда я только приехал, Лимарев предложил мне встретиться с местными контрразведчиками.

“Понимаешь, — объяснял он, — чтобы жить во Франции, надо периодически что-то подкидывать их спецслужбам”. Он так долго “окучивал” меня, что в итоге я составил справку о новейших разработках отечественного ВПК и отдал ее Лимареву.

— ?!

— Не волнуйся. Я просто переписал свою старую газетную заметку, но Лимареву этого оказалось достаточно. Он схватил ее, убежал, а потом сказал, что информация очень понравилась и от нас ждут новых донесений.

Вообще, их связь со спецслужбами многое объясняет. И то, почему местные власти спокойно взирают на их деятельность, хотя Лимарев не раз хвастался, что за все годы никогда не платил здесь налогов. И почему англичане не выдали российской прокуратуре Литвиненко. И почему из меня постоянно вытягивали информацию самого разного свойства.

— Ну например? 

— Лимарев и Гольдфарб опрашивали меня — причем делали это очень профессионально: кого из чиновников, политиков я знаю лично. Интересовались привычками, особенностями. Были и вопросы по конкретным людям: скажем, по экс-президенту Азербайджана Муталибову. По некоторым журналистам.

Как я понял, они составляют досье на всех известных журналистов, при этом делят их на две категории: потенциальные соратники и агенты ФСБ... Наверное, ты догадываешься, к какой категории отнесли тебя.

— Могу представить. 

— Но слишком глубоко меня не допускали. Когда я спрашивал о том, что выходило за рамки написания книги, ответы носили самый общий характер...

Помню, Лимарев изрек: ты даже не представляешь, сколько человек в Администрации Президента поддерживают с нами связь. Я удивился: вы же обливаете Путина грязью? Лимарев лишь загадочно улыбнулся в ответ.

Что ж, все возможно. Тем более что сам Лимарев — помощник председателя Госдумы Селезнева.

— А что объединяет его с Селезневым?

— Лимарев говорил примерно так: мы уважаем друг друга, я помогал ему во многих делах. Он даже показывал мне удостоверение помощника Селезнева. Рассказывал, что, когда тот приезжал с официальным визитом в Швейцарию, он имел с ним две тайные встречи — тогда еще Женя там жил.

— Выходит, Лимарев не так прост? 

— Нет, конечно. Достаточно сказать, что его папа — генерал-лейтенант Службы внешней разведки. Просто жадность у Лимарева берет верх над разумом.

— Сын генерала СВР в первых рядах борцов со спецслужбами?!

— О! Это уже что-то из разряда патологии. Ненависть их к Кремлю, к спецслужбам носит характер маниакальный. На каждом углу этим людям мерещится “рука Лубянки”.

Как-то мне надо было слетать в Москву на пару дней. “Куда ты поедешь?! — всполошились они. — Тебя арестуют прямо в аэропорту”. И были очень удивлены, когда я живой и невредимый вернулся обратно.

Или другой пример. Я помогал лимаревскому шурину — компьютерщику Гришанову — получить визу. Оказалось, что у него нет даже телефона сестры: для конспирации связь держали через меня.

Натуральная паранойя! Но особенно развилась она после убийства депутата Головлева — еще одного криминального соратника Березовского.

Не знаю, как в Лондоне, но в Клюзе поднялась настоящая паника. “Нам надо быть осторожнее! — кричал Лимарев. — Березовский приказал всей команде ограничить контакты с чужими людьми, заморозить все связи”.

— Гольдфарб и Лимарев не выдвигали на этот счет никаких версий? Кто же все-таки убил Головлева? 

— Они лишь были уверены, что спецслужбы здесь ни при чем, хотя Березовский во всеуслышание и заявлял, что это расправа над оппозицией...

* * *

Вынужден сделать небольшое отступление. Дело в том, что одна из версий, которую рассматривает сегодня следственная бригада, это как раз причастность людей Березовского к убийству своего соратника.

Доподлинно известно, что перед смертью у Головлева возник серьезный конфликт с Александром Гольдфарбом и его московским ставленником — представителем Фонда гражданских свобод Павлом Арсентьевым. Депутат в присутствии свидетелей обвинил этих людей в разворовывании денег, которые присылает Березовский. Он даже собирался встречаться с самим олигархом, чтобы продемонстрировать ему доказательства воровства, но не успел. При обыске у Головлева компромат этот найден не был...

* * *

— Вообще, я не удивлюсь ничему. Цинизм и беспринципность этих людей не имеют границ. Во французской прессе обсуждалась ведь версия причастности Березовского к захвату “Норд-Оста”, и, когда я спрашивал об этом Лимарева, тот пожимал плечами: почему бы и нет? В борьбе с режимом, мол, хороши все средства.

То есть люди для них — лишь подсобный материал. Пешки на шахматной доске. Пешкой больше, пешкой меньше.

Все их заявления — пустые слова. Если бы ты слышал, с каким презрением и Гольдфарб, и Лимарев говорят о нашей стране... И в то же время послушать их выступления — плакать хочется. Не найдешь патриотов искренней их. Уж так за Россию душа болит...

Можно любить Путина, можно не любить. Но во всем должно быть чувство меры. А когда по любому поводу идет нагнетание; когда люди на весь мир рассказывают ими же придуманные небылицы про концлагеря, убийства, погромы только для того, чтобы посильнее нагадить президенту... Вот Литвиненко давеча заявил, что Путин причастен к международной наркоторговле (кстати, в “моей” книге этот бред тоже должен был озвучиваться).

— Они на самом деле верят, что такими методами им удастся свергнуть президента?

— Разумеется, нет. Для всех — за исключением, может быть, Березовского, которым движут не здравый смысл, а амбиции, — это лишь способ заработка.

— Ты не боишься, что после всего Березовский попытается с тобой расправиться? 

— Это ему надо бояться. Прокуратура направила уже в Англию запрос на его выдачу. Так что, думаю, встретиться нам доведется только на российской земле. По разные стороны от решетки...