"Крыша" в алмазах

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© Новая газета, origindate::05.03.01

"Крыша" в алмазах

Подоплека политической биографии Бориса Федорова

Павел Волошин

Борис Федоров

       В деле скандально известной компании «Объединенная финансовая группа» (ОФГ), принадлежащей экс-министру, депутату и члену совета директоров ОАО «Газпром» Борису Федорову, наметился новый поворот. 16 февраля прокурор САО Москвы подписал постановление о выемке из Газпромбанка всех договоров по купле-продаже акций и иных сопутствующих документов, к которым имеют отношение 36 фирм. Эти организации Федоров создавал начиная с 1997 года для торговли акциями российского газового монополиста

«Газпром» ловили в сеть офшоров

Об этих сомнительных операциях российского политика и финансиста «Новая газета» уже писала ([page_10537.htm см. «Неестественные дела в естественных монополиях», № 8 от 5 февраля 2001 г]). Правоохранительная система зашевелилась, и уголовное дело сдвинулось с мертвой точки. Дело было возбуждено в связи с умышленным банкротством в 1998 году инвестиционного банка «Восток-Запад», в котором Федоров принимал самое непосредственное участие, о чем мы также сообщали нашим читателям (см. «Похороны банка «Восток-Запад» многих обогатили», № 29 от 13 июля 2000 г.). Напомню только суть этого участия. В 1997 году гендиректор банка привлек к участию в его управлении принадлежавшую Федорову ОФГ, сам же Борис Григорьевич занял в банке должность председателя совета директоров. В считанные месяцы с помощью грубого давления ОФГ выкупила за бесценок акции у их владельцев, работавших в банке, и начала переводить за границу деньги вкладчиков, несмотря на то, что банк официально числился на «картотеке». Особенно активно этот процесс пошел накануне кризиса августа 1998 года и после него, когда в принадлежавшие ОФГ офшоры были переправлены миллионы долларов. Банк разорился, кредиторы потеряли 24 миллиона долларов. Они вместе с конкурсным управляющим написали письмо в МВД, но привело это только к тому, что управляющего в целях устрашения зверски избили. Расследование по каким-то непонятным причинам все время сворачивало в сторону от Федорова и ОФГ. Уголовное дело по злоупотреблениям в банке «Восток-Запад», в рамках которого действительно начались поиски виновных, было возбуждено только 7 июля 2000 года и получило номер 87022. Было установлено, что деньги из банка люди Федорова переводили в кипрские офшоры, среди которых чаще всего встречаются компании «Парбури Трейдинг» и «Арролл инвестментс». Изучая кипучую деятельность ОФГ, следствие также обнаружило сеть «странных» фирм общей численностью около 60, созданную с прямым участием тех же офшоров. Задачей сети стало обеспечение доступа иностранным компаниям к операциям с акциями «Газпрома», что запрещено законом. Первые «Рога и копыта» возникли в 1997 году, то есть именно тогда, когда Федоров с компанией ОФГ взял под контроль банк «Восток-Запад» и деньги из него потекли сомнительным путем в направлении, соответствующем названию. Проверка финансовой и учредительной документации показала, что при создании фирм-однодневок в них «закачивали» средства из-за границы все те же «Парбури» и «Арролл». Средства подставные фирмы использовали для скупки акций «Газпрома». И этими же акциями голосовали впоследствии за Бориса Федорова, обеспечив ему место в совете директоров газового концерна. Таким образом цепочка фактов замкнулась в круг денежного обращения «по Федорову». Начались допросы и выемки, которые по сей день сопровождаются публичными высказываниями Бориса Федорова на тему, что его «заказали». Хотя и прежде Федоров давал прокуратуре более чем достаточно поводов для интереса к своей высокой персоне.

Министр и его трофеи

Первый раз он стал министром финансов в 1990 году, оказавшись самым молодым членом правительства. Потом оттуда со скандалом ушел и был направлен на работу за границу: сначала в Лондон директором департамента в Европейский банк реконструкции и развития, а затем в Вашингтон, в МБРР. Одновременно занимал должность советника президента РФ по финансовой политике. С декабря 1992 года совмещал должность в Вашингтоне с должностью вице-премьера в правительстве Черномырдина. В 1993 году Федоров в реорганизованное правительство войти отказался, пошел в депутаты. В Госдуме занял одну из самых ключевых, в смысле контроля над финансовыми потоками, должностей — председателя подкомитета по кредитно-денежной политике. И начал совмещать депутатскую финансовую деятельность с частно-коммерческой. Вместе с зарубежными коллегами, с которыми свел знакомство за время работы в ЕБРР и МБРР, Федоров начинает плодить офшорные структуры в качестве «головного» предприятия, для которых регистрирует летом 1994 года в Москве вышеупомянутую ОФГ.

Учитывая занимаемую Федоровым государственную должность, дела ОФГ на ниве помощи иностранным компаниям в их акционерных играх на внутрироссийском рынке быстро пошли в гору. Коммерческие успехи, без сомнения, помогли Федорову при переизбрании в депутаты образца 1995 года, где он вновь оказался членом комитета по бюджету, налогам, банкам и финансам. Глядя на такую головокружительную карьеру, многие авторитетные в политике люди умиляются талантам Федорова. Администрация прежнего президента тоже высоко их ценила — с 1996 года к должностям Бориса Григорьевича добавился пост заместителя председателя Политического консультативного совета. Только вот таланты эти, как оказалось, весьма специфического свойства. В мае 1997-го президент Ельцин подписывает Указ № 529 об акциях «Газпрома», предусматривающий разделение их рынков на внешний и внутренний. Указ был мотивирован стратегическим значением газового монополиста и стремлением ограничить способность нерезидентов влиять на его деятельность. Вооруженный всеми возможностями, которые предоставили ему уже названные должности, Федоров осенью 1997-го начинает операцию, связанную с банкротством банка «Восток-Запад» и откачкой его средств за рубеж.

Получив в мае 1998-го должность министра по налогам и сборам в правительстве Кириенко, наш персонаж получает полный контроль над ситуацией с банком-«насосом». Став одним из немногих в России, кто пережил кризис без потерь и даже с «наваром», Федоров мог быть абсолютно спокоен за свою судьбу. Механизмы, приводимые в действие из кабинета налогового министра, позволяли ему надежно блокировать работу следственных органов. Последние, впрочем, и сами не стремились проявить хотя бы видимость деятельности.

Разработанная и запущенная Федоровым и его зарубежными партнерами схема работала до последнего времени более чем успешно. Она позволила компаниям, входящим в ОФГ, аккумулировать в своей собственности более 6 процентов акций «Газпрома».

Родом из «АДА»

В 1993 году Федоров в ранге министра финансов и вице-премьера правительства отвечал за сделку с компанией «Голден АДА», в результате которой за границей практически безвозвратно пропали вывезенные из Гохрана драгоценности и золото на сумму 184 миллиона долларов. Следствие по этому уголовному делу «назначило» четырех ответственных: руководителя «АДА» Андрея Козленка, руководителя дочернего предприятия «Голден АДА» — АОЗТ «Звезда Урала» Николая Федорова и двух бывших чиновников: начальника отдела финансов, бюджета и денежного обращения правительства РФ Игоря Московского и руководителя Роскомдрагмета Евгения Бычкова. Более высоких начальников только вежливо допросили, в том числе и Бориса Федорова. Несмотря на то, что по закону без подписанного председателем правительства (или лицом, его замещающим) постановления такой груз дальше госграницы не уедет. А груз уплыл, свободно пропущенный как таможней, так и пограничниками. Борис Федоров же как раз и являлся тем вице-премьером, который отвечал в правительстве за подобные сделки. Показания фигурантов давали следствию все основания для более глубокого «бурения». Например, тот же Бычков утверждал: «Докладную о предложении «Голден АДА» мы направили в Минфин г-ну Федорову. Он потребовал засекретить переписку, как это обычно делается в делах такого уровня. И уже после этого я послал проекты соглашений с фирмой и документы к ней. Он поставил резолюцию — срочно согласиться с представленными Роскомдрагметом предложениями по реализации проекта. О реализации проведенной работы доложить в декабре текущего года. Это фактически прямое указание он передал в мае». Таким образом, Борис Федоров, если даже не самостоятельно принимал решение о проведении этой операции, то уж наверняка был одним из посвященных — просто в силу занимаемых должностей, о которых говорилось выше.

Вторым человеком, который мог отдать такое распоряжение, был премьер Виктор Черномырдин. О его возможной причастности к афере и вовсе заговорили только после его отставки в 1998 году. Вопрос журналистов о том, что экс-премьер думает об афере, вызвал у последнего немотивированный гнев: «Ни козленков, ни козлов я не знаю и знать не хочу! Ко мне, как и к любому руководителю, можно отнести все, что делалось и делается в государстве. Но если кто-то попытается куда-то пристегнуть Черномырдина — бесполезно!» Следствию экс-премьер заявил, что о сделке узнал только из газет, находясь в командировке. Где-то Черномырдин лукавит — хотя бы потому, что летом 1997 года, когда Козленка арестовали в Бельгии, обратился (для его скорейшей доставки в подконтрольные рамки российских силовых структур) с беспрецедентным письмом к своему бельгийскому коллеге: «Просим Вас, господин Премьер-министр, принять во внимание особую общественную опасность факта мошенничества, совершенного А. Козленком, и в интересах борьбы с транснациональной организованной преступностью найти возможность его выдачи российской стороне. Правительство по достоинству оценит этот шаг...» Федоров также на допросах занимал позицию «знать не знаю, ведать не ведаю». А если, мол, кто-то что-то видел, то это пригрезилось... По данным же ФБР, в 1994 году Козленок дважды побывал в России. Цель визитов — перевезти из США наличные доллары, полученные от продаж золота и бриллиантов. Всего таким образом было переправлено почти 20 миллионов долларов США. По словам самого Козленка, немало денег «Голден АДА» было использовано в ходе избирательной кампании Ельцина в 1996 году. Деньги шли в том числе и в Фонд президентских программ. И издание бестселлера «Записки президента» тоже якобы финансировалось из того же источника. Загадочным образом покончил с собой у здания суда партнер Козленка Сергей Довбыш. Странным образом погиб замначальника ГУЭП Юрий Тишкунов, курировавший расследование по линии МВД. Выполнявшего распоряжение вышестоящего начальства Евгения Бычкова лично Ельцин назвал коррупционером и снял с должности, а отдавших распоряжение его гнев не коснулся. Не потому ли, что Бычков еще до начала скандала, в 1994 году, стал предпринимать шаги по поиску в США пропавших алмазов, нанял в США сыщиков, адвокатов и в начале 1995-го вернул драгоценности на сумму 30 миллионов американских долларов? А в марте 1995 года даже написал доклад правительству о том, что «Голден АДА» «кинула» Россию... Вместе с министром внешнеэкономических связей Давыдовым Бычков направил Черномырдину письмо, в котором настаивал на необходимости поручить ФСБ обратиться за помощью в возврате ценностей к американским спецслужбам. Летом 1995 года Бычков также попросил Генпрокуратуру РФ обратиться к прокурору северного округа штата Калифорния и главе департамента юстиции Джеффри Андерсену с просьбой оказать содействие в возврате ценностей. Генпрокуратура же ответила, что не будет никуда обращаться. И начала следствие против самого Бычкова. А вот Федоров, в отличие от Бычкова обладавший достаточной полнотой информации, при всей своей неуемной энергии в публичном радении за Россию никаких действий не предпринимал. Ощущал, видимо, некие высокие гарантии. Но, судя по всему, больше их нет.