"Крыша третьего уровня"

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «"Крыша Третьего Уровня"»)
Перейти к: навигация, поиск


Освобождение из-под ареста «по мелочи» — $100, закрытие аналогичного уголовного дела – один автомобиль ВАЗ-2109, за убийство — $20 тысяч, возбуждение дела — $20 тысяч, уменьшение срока — $1500 за 1 год, исключение из «базы» ОПГ — $1000

1096351576-0.jpg В июле по указу президента Татарстана в республике была создана антикоррупционная комиссия, целью которой стало исследование явления и выработка адекватной стратегии реагирования со стороны государства. На днях были оглашены первые результаты. Признак коррупции по-татарстански: в республике существует «крыша третьего уровня» – Управление собственной безопасности МВД. Именно там сосредоточены «сливки» – те, кто способен повлиять на «второй уровень» – обычных сотрудников МВД

Круглый стол по теме «Коррупция в правоохранительных органах Республики Татарстан» с участием социологов, предпринимателей, парламентариев и сотрудников силовых структур продолжался почти пять часов. За это время у коррупции проявились такие масштабы, формы и объем, которые вряд ли дадут повод для оптимизма возможным борцам с позорным общественным недугом. Как было объявлено на брифинге, численность участников организованных преступных группировок только в Казани составляет сегодня около 20 тысяч человек, а связи между ОПГ и правоохранительными структурами прослеживаются на всех уровнях и ведут на самый верх силовой пирамиды.

Вот несколько положений, свидетельствующих о серьезности научного подхода. «Исследование проводилось методом глубинных интервью и анализа газетных публикаций за последние девять лет. К сбору материала были привлечены профессиональные интервьюеры, которые опрашивали предпринимателей, членов ОПГ, а также сотрудников милиции и прокуратуры. Для подтверждения высказываний респондентов о связях ОПГ и работников правоохранительных органов был проведен анализ материалов из архива Верховного суда РТ по статьям УК 209 («Бандитизм») и 210 («Организация преступного сообщества»)»… Если с выводами журналистских материалов еще можно поспорить, то с выводами ученых спорить сложно. Тем более, что большинство изложенных тезисов вряд ли вызовут у жителей республики сильное удивление.

«Преступность в Татарстане стала нормой жизни» — пожалуй, это один из самых печальных итогов работы. Борьба с хулиганством еще дает кое-какие результаты, но в отношении числа тяжких преступлений оптимизма нет. Только за прошлый год их количество выросло на 11 процентов. Одна из особенностей на современном этапе – стремление мафиози легализовать свой бизнес и пройти во власть, в то время как ОПГ становятся все более мощными и опасными, расширяют зоны влияния. Для всех присутствующих на круглом столе сенсацией стало заявление, что убийство депутата Госдумы Галины Старовойтовой и топ-менеджера КамАЗа Виктора Фабера были совершены из одного автомата. Как выяснилось, тут и там заказы исполняла одна бригада – из группировки «Тагирьяновские», в составе которой были бывшие сотрудники Самарского СОБРа.

«Все, кто жил в нашем дворе, стали нормальными жуликами. А я случайно пошел в группировку …» — таково наиболее частое объяснение участников ОПГ, дающее представление о социальной базе криминалитета в Татарстане. Но это еще не все: часть двора, оказывается, после отсидки пошла служить в милицию. Теперь старые связи помогают и тем, и другим – с данным фактом согласны все респонденты. Как помогают? По прейскуранту. Освобождение из-под ареста «по мелочи» (драка, хулиганство, грабеж) — $100, закрытие аналогичного уголовного дела – один автомобиль ВАЗ-2109, за убийство — $20 тысяч, возбуждение дела — $20 тысяч, уменьшение срока — $1500 за 1 год, исключение из «базы» ОПГ — $1000 и так далее.

Служить в милиции вовсе не так плохо, как может показаться со стороны. Тут тоже возможно улучшение благосостояния по мере продвижения по карьерной лестнице «оперуполномоченный – начальник РУВД». Участники опроса единодушно признают: практически все руководители районных отделов милиции работают на «прямой связи» с местными авторитетами. Точнее, уровень контактов соответствует иерархии в преступном мире и правоохранительных органах. В компетенцию сержанта входит, например, «крышевание» лоточников и прикрытие «младших» в дворовой команде, майор может рассчитывать на магазин и среднее звено квартала, а полковник…

От дальнейших параллелей докладчики воздержались. Однако на прямой вопрос собкора «РК», как высоко распространяются подобные связи, последовал многозначительный ответ: «На все уровни». Впрочем, конкретных фамилий названо не было – это все же не обвинительный приговор, а научный доклад. А в докладе сказано, что «руководство правоохранительных структур подает пример всем сотрудникам». Уточним, что в интервью обсуждалась деятельность республиканских МВД, ГИБДД, прокуратуры и УФСБ.

«Никуда не денешься – в руководстве сплошной «кишлак», — а эта фраза, записанная в большинстве интервью, дает представление об этно-социальной составляющей феномена. Поясняя термин «кишлак», социологи говорили о клановости и даже семейственности, которые отличают коррупцию в Татарстане от аналогичных явлений по России в целом.

Парадокс… Оказывается, в самих татарских деревнях – родине большинства коррупционеров, явление развито слабо. Но чем больше город, тем сильнее коррупция. Возможно потому, что в Казани или Набережных Челнах участники процесса лучше понимают «симбиотичность» существования. В городах ведь вообще все по-другому — некоторые из опрошенных думают даже, что с нынешним разгулом преступности необходимо бороться! Заключение: «Вероятно, таким образом проявляется забота о подрастающих поколениях с обеих сторон»…

Что касается еще одной группы – предпринимателей Татарстана, то они, как непременный объект коррупционных отношений, соглашаются с простым тезисом: «Платить сотрудникам правоохранительных органов за поддержку или защиту от преступников обходится дешевле, чем конкурирующей преступной организации». На языке оригинала это звучит гораздо выразительнее: «Красная крыша по-любому дешевле». Кстати, насчет крыш… Вот еще признак коррупции по-татарстански: в республике существует «крыша третьего уровня» – Управление собственной безопасности МВД. Именно там сосредоточены «сливки» – те, кто способен повлиять на «второй уровень» – обычных сотрудников МВД

О перспективах борьбы с социальным злом на круглом столе говорили крайне скупо. Выражаясь научным языком, пока что «прогнозис пессима эст». В ближайшие десять лет на коренное изменение ситуации никто из опрошенных не надеется. Для успешной борьбы необходима выработка комплексной стратегии. И здесь, возможно, придется признать, что кроме «крыши третьего уровня» в Татарстане существуют и другие, более высокие этажи.

Алексей Демин

Оригинал материала

«Русский курьер»