"Кто скажет, что Ходорковскому в ближайшее время не будет грозить от 18 до 25 лет

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Кто скажет, что Ходорковскому в ближайшее время не будет грозить от 18 до 25 лет"

Были трупы, были покушения и так далее

© "Эхо Москвы", origindate::06.12.2003, "Код доступа", Фото: "Жизнь"

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" [page_9479.htm Александр Добровинский] – адвокат.

Эфир ведет [page_12052.htm Юлия Латынина] – экономический обозреватель.

[...]

Converted 15718.jpgА. ДОБРОВИНСКИЙ – Конечно, правду знает только ветер. И что произойдет, об этом мы узнаем тогда, когда это произойдет. Однако следует сказать, прежде чем перейти к вариантам, несколько вещей. Во-первых, сегодня еще с Ходорковским можно торговаться. Кто это делает, не важно, делает это Роман Аркадьевич или делает это или будет делать прокуратура или какое-то третье лицо через какое-то четвертое лицо, но с Ходорковским можно еще торговаться. На сегодняшний день Ходорковскому грозит, как сказал г-н Колесников, 10 лет. Однако кто скажет, что Ходорковскому в ближайшее время не будет грозить от 18 до 25.

Ю. ЛАТЫНИНА – А это за что?

А. ДОБРОВИНСКИЙ – Организованная преступная группировка, там есть некоторое количество убийств, и так далее. 10 лет, которые может получить Ходорковский, и по – есть такой термин – "УДО" (условно досрочное освобождение) может выйти через 5 с половиной лет, или по состоянию здоровья выйти еще раньше, в общем, значительно легче, чем выйти через, скажем 10 точно, получив от 18 до 25, а еще под вопросом выйдет ли вообще, в том состоянии, в котором он сегодня находится. Это первое. Торговаться можно. И даже в сегодняшнем состоянии может быть хуже, чем это предстоит видеть в будущем.[...]

Ю. ЛАТЫНИНА [...] Вы, Александр Андреевич, упомянули, что Ходорковскому могут дать 25 лет фактически за организацию убийств. Насколько я помню, вы были адвокатом такого человека, которого зовут Евгений Рыбин. Напомню слушателям историю, что именно г-н Рыбин, в него стреляли два раза, один раз промахнулись, другой раз расстреляли и взорвали машину с охранниками, и г-н Рыбин, выжив после обоих покушений, [page_13297.htm обвинял в их организации компанию "ЮКОС"]. Вот вы были его адвокатом. Там, собственно, сидит человек, убивший г-на Рыбина, исполнитель, киллер, его нашли…

А. ДОБРОВИНСКИЙ – Ну не убивший, пытавшийся убить.

Ю. ЛАТЫНИНА – Пытавшийся убить. Боже мой, извините.

А. ДОБРОВИНСКИЙ – Евгений Львович если нас слышит, пусть извинит нас.

Ю. ЛАТЫНИНА – Вот что вы сейчас думаете обо всей этой истории? Насколько были серьезны обвинения г-на Рыбина?

А. ДОБРОВИНСКИЙ – Вы понимаете какое дело. Дело заключается в том, и я тут позволю себе не согласиться с уважаемым Виктором Овечкиным, который нам прислал на пейджер такую записку, что мы защищаем "ЮКОС". "ЮКОС" я никогда не защищал, я, например, я всегда против него боролся.

Ю. ЛАТЫНИНА – Вы знаете, я, наверное, буду не права, но я даже расскажу историю, которая случилась у меня, когда я встретилась с Александром Андреевичем на одном из приемов официальных, и рядом стоял один из руководителей "ЮКОСа". Один из руководителей "ЮКОСа" посмотрел на Александра Андреевича и сказал: "Сколько он нам крови выпил". На что Александр Андреевич с удовольствием откликнулся: "И еще бы попил".

А. ДОБРОВИНСКИЙ – Да, совершенно верно. Это правда, что и этот случай был, правда, что я защищал Евгения Львовича, и правда, что я видел своими глазами трупы. И все, действительно, так было, были трупы, были покушения и так далее. Поэтому обвинять меня в том, что я люблю или защищаю "ЮКОС", нельзя. Однако хочу сказать вам следующую вещь. Я об этом говорил много в прессе, давал интервью по этому поводу и скажу еще раз. Дело заключается в том, что когда произошли два покушения на Евгения Львовича Рыбина, то Евгений Львович собрал все документы, которые у него тогда были на руках, доказывающие, что это сделала компания "ЮКОС". И вот с этими документами он обходил абсолютно все правоохранительные органы, от мала до велика, в нашей стране, показывая и рассказывая, кто на него покушался, за что, почему и так далее. Рыбина выгоняли просто пинками, просто за дверь выгоняли. Рыбин продолжал стучаться во все двери, продолжал доказывать. Никто слушать его не хотел. Кончилось тем… это было приблизительно год, чуть с лишним назад, меня пригласили в одну из прокуратур нашей страны, где, сладко рыгая в лицо, пьяный прокурор мне сказал, что им кажется, что они наконец раскрыли покушение, и они пришли к выводу, что Рыбин стрелял в себя сам. На что я пожелал вот этому прокурору удачи в его гениальной идее, в его расследовании и откланялся. Вот год, чуть больше года спустя Рыбин становится персоной номер один в деле Ходорковского.

Ю. ЛАТЫНИНА – Александр Андреевич, тут я вас перебью, потому что то, что вы говорите, по-моему, не совсем правда. Я читала обвинительное заключение киллера, которого посадили. И там черным по белому было написано, что мы считаем, что киллер стрелял в г-на Рыбина, исключительно потому что у г-на Рыбина были неприятности с компанией "ЮКОС". Это было написано просто в обвинительном заключении, в очень жестких, агрессивных тонах. И честно говоря, когда я читала обвинительное заключение, было такое впечатление, что я читаю заказную статью. Потому что если бы статья такого рода была не заказной, то хотя бы, например, обратились в компанию "ЮКОС" и спросили бы, а чего это компании "ЮКОС" убивать г-на Рыбина, если г-н Рыбин проиграл все суды с компанией "ЮКОС"… Напомню, что история г-на Рыбина заключалась в следующем. Он руководил австрийской, если я не ошибаюсь, фирмой…

А. ДОБРОВИНСКИЙ – "Ист Петролеум".

Ю. ЛАТЫНИНА – Т.е. это был австрийский клон компании "Восточная нефтяная компания", которую "ЮКОС" поглотил. Он торговал нефтью "Восточной нефтяной компании", причем он торговал на таких странных условиях, что половина нефти, которую он продавал, считалась его нефтью, а другая половина считалась инвестициями уважаемой компании "Ист Петролеум" в нефтяные поля, принадлежащие "Восточной нефтяной компании". И когда ВНК было куплено "ЮКОСом", то "ЮКОС" забрал, естественно, эти нефтяные поля, и тут вылез г-н Рыбин и сказал: слушайте, а вот тут я это купил, это мне принадлежит. А ему сказали: а чем ты за это заплатил? – А я за это заплатил нефтью. – А какой нефтью? – А той, которой торговал я от "Восточной нефтяной компании". И "ЮКОС" оспорил все суды, он выиграл все суды. Более того, он выиграл суды в Австрии. Более того, насколько я понимаю, там у г-на Рыбина страшные неприятности в Австрии, его разыскивают за неуплату налогов. Поправьте меня, если я ошибаюсь.

А. ДОБРОВИНСКИЙ – Сейчас поругаемся.

Ю. ЛАТЫНИНА – Это хорошо.

А. ДОБРОВИНСКИЙ – Расскажу.

Ю. ЛАТЫНИНА – И когда я читала это обвинительное заключение, в нем не было ни слова о том, как г-н Рыбин вел дела с "Восточной нефтяной компанией". В нем было ни попытки расследовать вот такие вот схемы, они вообще обходятся без бандитов ли. "ЮКОС" утверждает – еще раз, не буду комментировать, – что г-на Рыбина убили бандиты, которым он задолжал, попытались… ради бога, что ж такое… пытались убить бандиты, которым он задолжал, которым он долги не мог отдать, потому что "ЮКОС" пресек источник поступления денег, который был фактически источником разграбления "Восточной нефтяной компании". Не знаю, насколько это правда, но все эти версии не были отражены следствием. Они даже не спросили "ЮКОС", а зачем вам убивать человека, у которого вы все отобрали, и который вам все проиграл, и который под следствием в Австрии.

А. ДОБРОВИНСКИЙ – Давайте я немножко откомментирую. Во-первых, речь идет… вот когда меня, например, приглашали в прокуратуру, про тот раз, о котором я только что рассказывал, речь идет о втором покушении, когда было три человека убито. Это первое. Второй момент, который я хотел сказать. Не было ни одного суда на территории РФ, связанного с компанией "Ист Петролеум", эти все суды прошли в Австрии. И в Австрии, действительно, Рыбин требовал около 90 млн. долларов компенсации за свои капиталовложения.

Ю. ЛАТЫНИНА – И проиграл.

А. ДОБРОВИНСКИЙ – Нет. Он выиграл. Но выиграл только 12, насколько помню. Потому что австрийцы пересчитали рубли по другому курсу. Но победа была совершенно точно. Он выиграл 10 или 12 млн., не буду врать. Что же касается здесь, в России, то здесь были суды, на которых практически все… не только практически все, а мы каждый раз доходили до Высшего арбитражного суда, который возвращал это на новое рассмотрение. Три раза мы проходили этот круг, это не было связано с его компанией "Ист Петролеум", это было связано с компанией "Биркенхольц". И в тот момент, когда мы арестовывали акции "Тюменской нефтяной компании", в тот момент как раз и было покушение на Евгения Львовича Рыбина.

Ю. ЛАТЫНИНА – "Восточной нефтяной компании".

А. ДОБРОВИНСКИЙ – Нет, "Томскнефть", мы арестовывали акции "Томскнефти", точно совершенно.

Ю. ЛАТЫНИНА – Да, виновата.

А. ДОБРОВИНСКИЙ – Поэтому извините, но акценты другие. И неважно, выиграл Рыбин 90 млн. или 10, но он в Австрии эти деньги выиграл. Он не проиграл суд. Это очень интересный момент.

Ю. ЛАТЫНИНА – Ну хорошо, вы сказали, что Рыбина отовсюду посылали. Обвинительное заключение было написано со слова Рыбина, полностью.

А. ДОБРОВИНСКИЙ – Ну и хорошо. Однако "ЮКОС" совершенно не пострадал после этого. Я не понимаю, или дуб плохой, или что-то не в порядке в королевстве. Если обвинительное заключение было полностью написано со слов Рыбина, это совершенно замечательно, то почему тогда не был "ЮКОС" притянут к ответственности тогда? А почему прошло… покушение на убийство было в 98 году, первое, зимой 98 года, поздней зимой, а второе было в 99-м весной. Почему тогда "ЮКОС" не был притянут к ответственности? Почему это произошло только этим летом? Вот тот вопрос, который я задаю. Если на небе зажигаются звезды, значит, они нужны не "ЮКОСу".

Ю. ЛАТЫНИНА – О’кей.[...]