"Маленькое кладбище" главы Рослесхоза Рощупкина

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Паритет-медиа", origindate::29.04.2008, Фото: "Коммерсант"

"Маленькое кладбище" главы Рослесхоза Рощупкина

Бывший начальник нижегородских лесов Наумов покончил жизнь самоубийством. Глава Мослесхоза Сопин ходит "с мишенью на спине"

Станислав Петров

Converted 26654.jpg

Глава Рослесхоза Валерий Рощупкин

Сегодня только ленивый не склоняет имя руководителя Рослесхоза Валерия Рощупкина. Бессовестная продажа за копейки лесных участков в Подмосковье – у всех на устах. Малоизвестный широкой публике чиновник Рощупкин в одночасье стал знаменитым.

Впрочем, в среде высших управленцев Валерий Рощупкин уже давно имеет однозначную репутацию беспринципного, расчетливого и властолюбивого человека. «Люди для него – просто расходный материал. Ради наживы и жажды власти он способен сделать все что угодно», – говорят о Рощупкине те, кто знают стиль и методы его руководства.

Совпадение это или нет, но факт есть факт: на протяжении всей хозяйственно-политической карьеры Рощупкина сопровождали странные смерти его сподвижников и подчиненных. Эту закономерность порой подтверждает и сам Валерий Павлович – например, в известной книге Александра Хинштейна «Березовский и Абрамович. Олигархи с большой дороги».

Хинштейн приводит интересный и трагический эпизод об истории создания в 1995 году всемирно известной ныне «Сибнефти» – на основе Омского нефтеперерабатывающего завода. Для полной реализации этого плана группе Березовского мешал только один человек – гендиректор Омского НПЗ Иван Лицкевич. Он планировал оградить завод от олигархов, поделив все акции между трудовым коллективом, мэрией и областной администрацией. По простоте душевной Лицкевич рассказал о своих намерениях Рощупкину – в то время мэру Омска

Через несколько дней тело директора Омского НПЗ нашли в Иртыше. По официальной версии во время купания у него не выдержало сердце. Но в эту версию в Омске не верит никто: слишком своевременной оказалась эта смерть, слишком большие интересы были поставлены на карту.

Омичи уверены, что Лицкевич мог бы жить, и Омский НПЗ не сдался бы олигархам так просто, если бы гендиректор не поделился своими планами с Валерием Рощупкиным. Угодливый чиновник тут же довел эту информацию до губернатора Омской области Леонида Полежаева, а тот – непосредственно до Березовского. Чем это закончилось, смотрите выше.

«Его быстрая гибель сняла все вопросы и привела к тому, что у нас появилась «Сибнефть»… Я до сих пор корю себя, что пошел тогда к губернатору», – пытается оправдаться Рощупкин в интервью Хинштейну. Но тогда, в 1995 году, Валерием Павловичем двигало только одно – желание поймать рыбку в мутной воде, откусить кусочек Омского НПЗ для себя и своей семьи.

Сегодня ясно, что тогда Рощупкин зря принес в жертву своего товарища – ему не досталось ничего, «Сибнефть» полностью прибрала к своим рукам другая Семья.

Зато через некоторое время мэр Омска отправился на повышение в столицу. Роман Абрамович попросил премьера Касьянова подыскать Валерию Павловичу теплое место – сначала в Госстрое, а затем в Министерстве природных ресурсов. Так Государственную лесную службу возглавил человек, который ранее ходил в лес исключительно собирать грибы и жарить шашлык.

Однако скромные познания не помешали Рощупкину развернуть столь масштабные реформы, которые (как любит говорить он сам) «лесное хозяйство России не переживало последние триста лет». Управление лесами было полностью децентрализовано: контроль над лесными угодьями отдали в регионы, ликвидировали лесную охрану и государственные лесхозы, сократили десятки тысяч лесоводов… Целая отрасль стала для Рощупкина расходным материалом, полигоном для PR-демонстрации своих управленческих талантов. Об обратной стороне медали – безработные спивающиеся лесники, сотни вымирающих поселков – Валерий Павлович предпочитал не думать.

Но прежде чем передать в управление губернаторам то, что осталось от российских лесов, Рощупкин за пять лет выжал как лимон лесные ресурсы самых перспективных регионов. Конечно, не своими, а чужими руками.

Последствия этой работы можно отследить по криминальной хронике. Так, в феврале 2005 года возле своего дома был застрелен руководитель агентства лесного хозяйства по Самарской области Николай Безуглов. В Рослесхозе говорят, что Безуглов отличался тем, что неукоснительно и зачастую слепо выполнял указания своего непосредственного шефа – Валерия Рощупкина. И очень часто эти указания расходились с интересами самарских групп влияния, которые имели на аренду лесных угодий свои виды…

Вообще «сдавать» своих назначенцев в регионах, а потом умывать руки – это фирменный стиль Валерия Павловича. Так говорят знающие люди. И приводят в пример еще одну историю, поражающую своим коррупционным нахальством не меньше, чем пресловутая аренда лесов на Рублевке.

В декабре 2006 года, когда до передачи лесов с федерального на региональный уровень (по новому Лесному кодексу) оставались считанные дни, в Республику Карелия прибыл советник Валерия Рощупкина – Владислав Абрамов. Передав горячий привет от своего шефа, господин Абрамов заставил карельских лесоводов быстро провести конкурс на самые лакомые угодья республики – и отдал их в долгосрочную аренду карманной фирме из Республики Коми (которая, конечно же, была создана исключительно для этой цели). Директор Петрозаводского лесхоза Александр Сорокин попытался саботировать конкурс по разорению заповедных участков. Но получил по телефону такой нагоняй из Москвы (по слухам, лично от первого лица), что пришел домой, сел на диван – и умер от сердечного приступа.

В «карельском проекте» Валерий Рощупкин скоро сможет записать себе в актив не только смерть заслуженного лесовода Сорокина. С лесных участков, которые Валерий Павлович отдал за бесценок «однодневке» из Коми, по некоторым данным, кормились солидные работники правоохранительных органов. И настолько они были шокированы данным сюрпризом, что не могли прийти в себя полгода. А после арестовали «правую руку» Рощупкина в Карелии – руководителя управления лесов республики Владимира Корниенко. И сидит он под следствием до сих пор – по какому-то совершенно надуманному обвинению. «Сгноим, чтобы неповадно было», – примерно в таких фразах передали привет главе Рослесхоза карельские силовики. И тут же завели еще одно уголовное дело – на жену Корниенко.

Но мучения бывшего подчиненного Валерию Павловичу совсем не страшны. Есть еще много лесных регионов, в которых имеется непочатый край для творчества.

Особо выделяет Валерий Рощупкин Нижегородскую область. Для успешного освоения приволжских лесов он убедил губернатора Шанцева назначить главой лесного департамента своего протеже Юрия Гагарина. А прежнему главному лесоводу региона Сергею Наумову Рощупкин клятвенно пообещал должность с меньшей коррупционной ёмкостью, но более статусную – начальника аналитического департамента Рослесхоза по Приволжскому федеральному округу.

Наумов с радостью согласился, освободив место для Гагарина. Однако Валерий Павлович оказался настоящим хозяином своего слова: сам дал – сам и обратно взял. Так полпредом Рослесхоза в Поволжье стал не Наумов, а совершенно другой человек – девушка, известная в лесном сообществе только взаимным общением с одним из замов Валерия Павловича…

Три недели назад, в апреле 2008 года, Сергей Наумов попрощался с близкими – и пустил себе пулю в лоб. Он так и не смог оправиться от обмана высокопоставленного чиновника. Примерно в это же время стало известно, что Рослесхоз направляет в Нижегородскую область 500 млн рублей – для посадки лесов в рамках Киотского протокола. Освоением этих средств уже занялись организации, дружественные Рощупкину и Гагарину.

…Список странных смертей вокруг Валерия Павловича можно продолжать еще. Вспомним топ-менеджера «Внешторгбанка» Олега Жуковского, найденного в декабре 2007 года со связанными руками в бассейне собственного дома (Жуковский и Рощупкин имели ряд совместных проектов). Вспомним заказное убийство архангельского лесопромышленника Юрия Медуницына в июле 2005 года (тогда был самый пик рейдерской атаки Олега Дерипаски на лесные предприятия Архангельской области, и Рощупкин в этом конфликте выступал на стороне местной авторитетной группы Владимира Крупчака). Вспомним главу Мослесхоза Сергея Сопина, который под руководством Рощупкина организовал пресловутые торги на Рублевке и теперь ходит «с мишенью на спине» – до отмены итогов аукционов судебными органами и последующего гнева арендаторов-взяткодателей. Вспомним…

Но помнит ли все это сам Валерий Павлович? Понимает ли он, что столько совпадений с летальным исходом не бывает, особенно вокруг людей его масштаба? Отдает ли он себе отчет в том, что находится на своей должности не вечно, и когда-нибудь придется ответить за все – не на этом, так на том суде?

Хотя вряд ли Валерия Павловича волнуют такие вопросы. Он – человек старой закалки, и даже позиционирует себя как последовательный атеист.

Впрочем, Бог существует вне зависимости от того, верует ли в него Валерий Рощупкин. А значит, у тех, кому работа с Валерием Павловичем принесла одни несчастья, все-таки есть надежда…