"Масхадов и Басаев - мои кровники"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

"Масхадов и Басаев - мои кровники" Во вторник в Чечне состоится церемония инаугурации вновь избранного президента республики Алу Алханова. По некоторым данным, накануне в Ножай-Юртовском районе продолжалась спецоперация по блокированию и задержанию боевиков, возглавляемых Асланом Масхадовым и начальником его личной охраны Ахмедом Авдорхановым. На одной из обнаруженных бандитских стоянок спецназовцам удалось обнаружить посох, вероятно, принадлежащий "президенту Ичкерии". Впрочем, в силовых структурах республики идут разговоры о том, что Масхадов все же пойман, однако заявление об этом будет приурочено ко дню инаугурации Алханова. Накануне вступления в должность второго президента Чечни интервью корреспонденту ГАЗЕТЫ Виктору Иванову дал Сулим Ямадаев, один из самых влиятельных людей в нынешнем руководстве Чечни, командир батальона спецназа "Восток", принимающего участие в операции по поимке Масхадова

"- Насколько велика вероятность, что в горах Ножай-Юртовского района блокирован именно Масхадов?

- Судя по позывным, там находится все его ближайшее окружение. Примерно на 80 процентов факты говорят о том, что и он сам находится там же. А уж то, что Масхадов сейчас находится в Чечне, я знаю на все 100 процентов. 
- В последнее время часто говорилось о скорой поимке Масхадова. Но все усилия до сих пор были безрезультатны. Почему? 
- Раньше мне тоже казалось, что если федералы захотят, то сразу возьмут всех главарей. Со стороны представлялось, что мешают какие-то политические вопросы в отношениях с Западом. Это неправда. Я это понял, когда тоже начал бегать по лесам за боевиками. Те, кто прячется в лесу, долго не выходят на связь. Боевики ведь не дураки. Как-то в течение дня мы раз пять проверяли один дом и только под вечер обнаружили за печкой лаз, который вел в глубокое подземелье, где и скрывались бандиты. Кроме того, у них есть своя платная агентура, и об опасности их предупреждают. 
- За информацию, которая позволит обезвредить Масхадова и Басаева, власти пообещали вознаграждение в 10 миллионов долларов... 
- Денег хотят все. В стане боевиков не все гладко. Есть раненые, о которых не вспоминают. Есть обиженные, желающие отомстить. Многие, особенно молодежь, просто не могут вернуться домой - их шантажируют, им угрожают. А материальный фактор - неплохой стимул для принятия волевого решения. 
- Как реагировали в Чечне на бесланскую трагедию? 
- После событий в Беслане собрались все командиры. Решили активизировать поиски боевиков. Стали интенсивно работать и днем и ночью. За пролитую кровь должен ответить каждый. Но есть проблемы - часто бывает, что мы ловим бандитов, а их затем амнистируют. Например, Салтан Масхадов, оказавшись на свободе, снова взял в руки оружие, убил четырех моих бойцов, многих ранил, и ликвидировать его удалось только спустя год. Необходимо строго наказывать всех бандитов, осуждать их на длительные сроки. 
- В недавнем прошлом вы были бригадным генералом Ичкерии. С какими ощущениями сейчас воюете против бывших товарищей по оружию? 
- Да, действительно, я был самым молодым бригадным генералом. А теперь я капитан Российской армии, заочный слушатель Академии имени Фрунзе. В 92-м году я уехал из Чечни и, что тут происходило на самом деле, не знал. Тогда казалось, что русские не дают нам жить свободно, и я, как все, приехал воевать. Я считал, что руководители республики - патриоты, но потом оказалось, что и Масхадов, и Гелаев, и Басаев воевали только за власть. Это потом мне стало понятно, почему они так берегли себя во время боевых действий. Для них главное было остаться в живых, чтобы оказаться у кормила власти. Мы, братья Ямадаевы, и наши союзники воюем с ваххабитами с 98-го года. Когда началась вторая кампания, мы объяснили всем, что мы не предатели народа. Предатели народа те, кто свой народ уничтожает. Никогда у нас такого не было, чтобы мужчины посылали на смерть женщин. Масхадов и Басаев - мои кровники и враги народа. Я понимаю, что с ними надо поскорее покончить. Не знаю, увижу ли я то время, когда в Чечне будет порядок, но я воюю для того, чтобы мои дети жили в мире. 
- Ваш батальон укомплектован местными жителями. Каково чеченцам служить в Российской армии? 
- Мы входим в состав 42-й дивизии. Все бойцы служат по контракту. Батальон будет действовать на постоянной основе и после завершения контртеррористической операции. Мой начальник штаба - русский. Есть еще ребята из России. У некоторых контракты истекали, но я их приглашал снова. Обидно, что мы воюем здесь плечом к плечу, а мою семью недавно больше часа продержали в отделении милиции в аэропорту Домодедово. Причина понятна - они чеченцы. Многие в России уверены, что если чеченец, значит, бандит. А сколько чеченских учителей, имамов, милиционеров погибло? У меня только в этом году 27 человек погибли и 20 стали инвалидами. Это очень большие потери. Выходит, что мы и здесь страдаем, и там страдаем. Надо поскорее заканчивать с шайтанами, чтобы восстановить к себе доверие со стороны россиян. 
- А почему так называемых борцов за чистый ислам, ваххабитов, вы называете шайтанами? 
- Потому, что очень похожи. Длинные волосы, длинная борода. Еще рога и хвост прибавить, и точно - сатана. 
- Как по-вашему, они воюют за веру? 
- За деньги они воюют. За какую веру они приехали воевать в Чечню? За последние годы здесь столько мечетей построили, сколько Масхадову и Басаеву не снилось, когда они были у власти. Россия не мешает нам молиться. Почему они в Афганистане не воюют или в Ираке? Потому, что сюда раньше было легче попасть. Но здесь имамы недавно собрались и наложили проклятие на Масхадова и Басаева, чтобы им никто не давал воды и пищи. Здесь собрались объявленные в розыск бандиты из разных стран. Но Путин, слава Аллаху, это не Ельцин! С террористами надо разговаривать так, как они разговаривают с нами. Если мы хоть раз на уступку пойдем, считай, что проиграли. 
Кто такой Сулим Ямадаев 
Сулим Ямадаев - старший из пяти братьев Ямадаевых, принадлежащих к самому влиятельному после Кадыровых клану Чечни и к одному из самых крупных чеченских тейпов - Беной, многие представители которого до сих пор являются опорой Аслана Масхадова. Во время первой чеченской кампании в возрасте 21 года по призыву Джохара Дудаева вступил в отряды боевиков. Через два года получил звание бригадного генерала и должность командующего Гудермесским фронтом. После окончания первой кампании Гудермес остался под контролем Ямадаева и его братьев. Во многом благодаря этому после начала второй чеченской кампании в ноябре 1999 года этот город - второй по величине в Чечне после Грозного - был сдан федеральным войскам без боя, а сам Ямадаев следом за Ахматом Кадыровым демонстративно перешел на сторону российской власти. За это заочно его приговорили к смерти. В мае 2002 года глава администрации Чечни Ахмат Кадыров подписал указ о назначении Ямадаева заместителем военного коменданта республики, а затем - командующим национальной гвардии Чечни. С марта 2003 года он возглавил чеченский элитный батальон особого назначения "Восток", базирующийся в Гудермесе. За каждого убитого бойца "ямадаевского спецназа" ваххабиты готовы выложить до 5000 долларов. Сам бывший бригадный генерал за последние два года пережил около 20 нападений, но ни разу не был даже серьезно ранен. 20 сентября 2004 года Ямадаев клятвенно пообещал, что его батальон будет "идти по следу Басаева постоянно, наступая на его единственную пятку, пока не настигнет и не вздернет его на первом же фонарном столбе".  
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации