"Между мной и Дианой все произошло быстро и взаимно"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Газета", origindate::14.01.2003

"Между мной и Дианой все произошло быстро и взаимно"

Первое интервью любовника принцессы Дианы

Converted 13942.jpgВ прошлую среду Ларри Кинг, знаменитый телеведущий компании CNN, принимал в своей студии необычного гостя. Впервые свое согласие на интервью дал Джеймс Хьюитт, бывший любовник принцессы Дианы. Журналисты преследовали этого человека в течение десяти лет; повышенный интерес к его персоне возник в декабре 2002 года, когда Хьюитт объявил о намерении продать за 10 млн. фунтов (около 15 млн. долларов) 64 любовных письма, отправленных ему Дианой в 1990-91 гг. ГАЗЕТА знакомит своих читателей с самыми значимыми отрывками из беседы Хьюитта и Кинга.

- Я рад представить вам Джеймса Хьюитта, бывшего любовника принцессы Дианы и бывшего офицера британской армии. В 1994 году он написал книгу "Влюбленная принцесса", а в 1999-м - мемуары "Любовь и война", где рассказывается о войне в Персидском заливе и об отношениях с Дианой. В чем заключалась ваша служба во время войны?

- Я был командиром танкового батальона. Мы вели наступление в Кувейте, а потом в Ираке. Мой батальон был частью двух ударных бригад, оснащенных тяжелыми танками.

- Сколько лет жизни вы отдали британской армии?
- Я находился на военной службе 17 лет.

- Когда и где вы встретились с леди Ди?
С принцессой Дианой я познакомился на матче поло в Тиворте, незадолго до ее замужества. О, как давно это было!.. Это было шапочное знакомство - "привет, пока". А потом я ее увидел в Букингемском дворце, в 1985 году. Наша любовная связь началась месяцев шесть-семь спустя. Мы с ней пересекались на вечеринках, и как-то раз она сказала, что хочет брать уроки верховой езды. Ей очень нравилась верховая езда, и она спросила меня, смогу ли я взять ее за руку и восстановить утраченные ей с детства навыки.

- Вы тогда были женаты?
- Я никогда не был женат. Между Дианой и мной все произошло быстро и взаимно.

- А вы когда-нибудь задумывались, о том, что она принцесса, будущая королева?
- Задумывался. Однако прежде всего она была одинокой, нелюбимой женщиной, которой нужны были дружба и любовь. И в этот важный момент ее жизни именно я оказался рядом.

- Вы любили Диану?
- Я ее очень любил.

- Если бы она покинула Чарльза, вы бы женились на ней? Ваша любовь была настолько глубока?
- Да, наша любовь была глубока. Наш роман длился 5 лет. Я уверен, что он закончился из-за пристального внимания СМИ к частной жизни принцессы и трудностей, сопряженных с этим. Мой батальон был в пустыне, когда я впервые узнал, что наш роман предан широкой огласке. Мои сослуживцы показали мне газету с фотографиями и описаниями наших свиданий. Я был шокирован и взволнован.

- За что вы более всего любили Диану?
- Она была красива, очаровательна, с прекрасным чувством юмора, добра, очень добра и искренна.

- Она была пылкой? Сексуальной?
- Нет, такие подробности я обсуждать не буду. Она была очень любящим человеком.

- Хорошо, тогда поговорим о письмах. Как случилось, что она стала писать письма в век электронной почты?
- Она отправляла мне послания, ныне столь известные, в Кувейт, на передовую... Оттуда я отвечал ей.

- Принцесса пишет письмо, отправляет его, а оно доходит до вас. Вы пишете ей... Кстати, как вы к ней обращались? "Принцесса Ди, я люблю тебя"?
- Она отправляла письма на определенный номер почтового ящика британских ВС. На конвертах моих писем я оставлял свои инициалы в левом нижнем углу. Наверняка она получала тонны корреспонденции, но если секретари видели мои инициалы на конверте, то его доставляли прямо к ней, не вскрывая.

- Уже после завершения вашего романа
- - вы написали очень личную книгу. Давайте посмотрим видеозапись выступления Дианы перед журналистами, сделанную в 1994 году.
-
- Диана: Джеймс мне позвонил раз 10 перед тем, как вышла книга. Книжные магазины уверяли меня, что не о чем беспокоиться. А я глупо и наивно в это верила. Когда же книга вышла, я сразу помчалась к детям, чтобы все им объяснить. И тут я увидела Уильяма. Он протянул мне коробку конфет и сказал: "Мамочка, тебя обидели. Это тебе, чтобы ты вновь улыбалась" (конец видеозаписи).

- Вам не кажется, что...?
- Секундочку. Сколько людей во всем мире написали книги? Что, я единственный на Земле, кто не может написать о себе книгу? Вся эта ненависть и вероломство произрастают из желтой прессы. Каждой истории, даже хорошей, нужен отрицательный персонаж. Меня этим персонажем, к сожалению, и сделали.

- Перед нами таблоид "News of the World" от 15 декабря с кричащей передовицей "Он продаст интимные письма!". Цитирую: "Джеймс Хьюитт уже отказался от предложения продать за 4 млн. фунтов стерлингов 10 самых страстных писем из 64 имеющихся у него. Сотрудник нашей редакции назвался представителем швейцарского магната и предложил большие деньги. Таким образом, стало очевидно, какой дегенерат этот Хьюитт. Вчера он сказал одному нашему сотруднику: "Я хочу за них 10 миллионов". За эту сумму он готов раскрыть, как любовники называли друг друга в интимные моменты, какие эротические игрушки она посылала ему в Кувейт и какими фантазиями они делились".
- Это все было бы просто смешно, если бы не тот печальный факт, что письма были украдены из моего дома в Девоне.

- Украдены этой газетой?
- Нет, газетой The Mirror. Ко мне действительно обратились с предложением купить у меня письма за 10 млн. фунтов стерлингов. Мне просто хотелось посмотреть, насколько искренно делается это предложение. Сейчас письма за границей, в надежном месте.

- Так вы их продаете?
- Да.

- И покупатель сможет делать с ними все, что захочет? Например, опубликовать?
- Мне бы этого не хотелось... Я бы их продал в частную коллекцию или музею.

- Любой музей их экспонирует.
- Возможно... В общем, я открыт для предложений. Я не думаю, что продажа писем - предательство Дианы. В них нет ничего постыдного, это исторический документ.

- Если бы вы сейчас объявили, что отдаете эти письма на хранение в Британский музей с условием, что их смогут вскрыть только через 100 лет, вас бы восхваляли за то, что вы не воспользовались...
- Я не нуждаюсь в восхвалении, Ларри. Я просто хочу, чтобы ко мне относились так, каков я на самом деле, а не делали выводы из того, что пишут обо мне таблоиды. В этом все дело.

- Почему бы вам не связаться с человеком, который предлагал 4 млн. фунтов стерлингов, совершить эту сделку, а далее - будь что будет?
- То есть вы все-таки думаете, что это неплохая идея? Письма можно использовать, а не хранить их где-то, чтобы они гнили. Я думаю, многие на моем месте поступили бы так же. Я не лицемерю. Я думаю, что лучше бы их продать за 10 млн. фунтов стерлингов. Спросите своих знакомых. Кто бы из них не продал письма за такую сумму?

- Журналисты таблоидов пытаются получить прядь волос принца Гарри, чтобы отправить ее на анализ ДНК и проверить, не вы ли его отец. Вы когда-нибудь задумывались над тем, что вы, возможно, его отец?
- Бедный паренек уже через многое прошел. Такие слухи распространялись и раньше. И я сотни раз говорил, что я не его отец...

- У Дианы была любовная связь и до вас, не так ли?
- Без комментариев.

- Она когда-нибудь говорила, что у нее была внебрачная связь до вас?
- Без комментариев.

- Вам не кажется, что, продав письма, вы унизите Диану?
- Это если исходить из предположения, что я прикарманю все денежки. А такое предположение неверно.

- Но вы не скажете, что сделаете с деньгами?
- Чертовски много хорошего можно сделать с помощью этих денег.

- И вы сделаете много хорошего?
- Вот именно.

- Как вы восприняли трагическое известие о смерти Дианы?
- Я проводил отпуск на юге Испании. Было около 10 часов утра. Воскресенье. Я как раз собирался пойти на пляж с товарищами, пообедать и поплавать. Странно, но в какой-то момент мне захотелось вернуться за мобильным телефоном и посмотреть, нет ли для меня посланий. Я включил его и услышал огромное количество сообщений. Первое было от моего лучшего друга, который звонил из МакКензи Хилла. Он и сообщил мне печальную новость... Я был шокирован и расстроен.

- Вы пришли на похороны?
- Нет.

- Кстати, я вот подумал... Вас же могут призвать в Ирак. Вы резервист?
- Да, я резервист. Меня могут призвать, в зависимости от того, насколько Британия будет вовлечена в эту акцию и насколько она затянется.

- Вам бы хотелось участвовать в войне?
- Если будет приказ, я пойду. Да и вообще, мне бы хотелось еще раз повоевать.

- Ваше будущее зависит от продажи писем?
- Не думаю. Вообще-то сейчас я безработный... По всей видимости, в этом году я покину Англию и начну новую жизнь где-нибудь еще. Где-нибудь в районе Средиземноморья, в Восточной Европе.

- Как, на ваш взгляд, воспримут информацию сыновья Дианы, если письма будут опубликованы?
- Письма очень хорошо написаны. Кроме того, они не постыдны.

- Однако очевидно, что в них есть и интимные, сексуальные моменты.
- Нет, абсолютно нет.

- Если время повернуть вспять, вы бы повторили роман с Дианой?
- Да, он стоил всех проблем и неприятностей, которые были с ним сопряжены.

- Джеймс, давайте вернемся к чувственному аспекту этих писем. Будем последовательны. Если бы его не было, письма не вызвали бы такого ажиотажа. Трудно поверить, что там написано просто: "Я люблю тебя, Джеймс, я скучаю по тебе, удачи тебе на фронте"... Вы, конечно, не должны отчитываться, но все же должно в личных бумагах быть что-то помимо "здравствуй".
- Что-то есть.

- О'кей. Это все, что я хотел узнать. Кстати, как люди на вас реагируют, когда вы появляетесь на улицах Лондона?
- Очень хорошо.

- Неужели?
- Да. Английские таблоиды не смогли испортить мою репутацию и вызвать ко мне неприязнь общества.

- Ужасно то, что совершила The Mirror. Ужасно, как вас подначивала The News of the World. Но на самом деле они пишут только о том, что вы действительно делали и говорили.
- Я не говорил всего этого. Лишь небольшая часть правдива. Понимаете, мне бы не хотелось, чтобы таблоиды писали историю.

- Вы были на могиле Дианы?
- Нет. Я не думаю, что к моему визиту отнесутся доброжелательно.

- Вы же можете пойти туда как простой гражданин, как частное лицо.
- Не все так просто...

- Кстати, когда вы узнали о ее смерти, вы сразу покинули Испанию?
- Да, немедленно.

- Каково это - иметь тайную связь в течение пяти лет?
Довольно сложно.

- Вы кому-нибудь поверяли свою тайну?
- Да, своей семье. Мы иногда ездили в наше семейное имение в Девоне... Мои родители и сестры знали о наших с Дианой отношениях.

- Сара Фергюссон, герцогиня Йоркская, однажды сказала, что одна из самых малоизвестных черт характера Дианы - это ее чувство юмора. Правда?
- Да, у нее было отличное чувство юмора.

- Вас поддерживали члены семьи и друзья?
- Спасибо за этот вопрос. Мне очень повезло, у меня очень любящая семья. Мы все очень близки. И у меня превосходные друзья.

- Вы стали отверженным в высшем свете?
- Я не светский человек.

- Вас не приглашают на светские рауты и вечеринки?
- Приглашают... Я живу вполне нормально. Ко всеобщему удивлению.

- Как вы обеспечиваете себя?
- У меня есть банковские вклады и армейская пенсия.

- Вы несчастны?
- Да нет. У меня есть свои неприятности, как у всякого другого человека. Но вообще я оптимистичен и жизнерадостен.

- То есть ваш стакан наполовину полон, а не наполовину пуст?
- Да, я стараюсь относиться к жизни именно так.

Перевод Антона Иваницкого