"Меня снабжал анашой член следственной группы Юрий Чайка"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Биография Чайки изобилует колоритными эпизодами, на фоне которых бледнеют грехи незадачливого «ходока» Скуратова"

© "The New Times", origindate::14.05.2007

Виталий Камышев

Converted 24125.jpg

Нынешний генеральный прокурор Чайка до последнего времени считался едва ли не символом непотопляемости — более десяти лет ему удается удерживаться на командных высотах российской власти, удачно минуя многочисленные крутые повороты. Похоже, пик карьеры Юрия Чайки позади — создание новой силовой структуры, Следственного комитета, грозит лишить руководимое им ведомство значительной доли прежнего могущества.

Прокурор из сибирской глубинки

Юрий Чайка был однокашником Юрия Скуратова по Свердловскому юридическому институту. Но если Скуратов избрал стезю научных штудий, то Чайка начал свою карьеру в глухом Усть-Удинском районе Иркутской области следователем прокуратуры, потом перебрался в не менее захолустные Тулун и Тайшет. Рвение молодого прокурора было замечено, и в конце 80-х он уже заведующий правовым отделом Иркутского обкома КПСС. В начале 90-х Чайка — прокурор Иркутской области. С этой должности в 1995-м он пошел на повышение: Скуратов, только что назначенный генпрокурором, пригласил земляка на должность своего первого зама. После разразившегося в начале 1999-го скандала, связанного с делом «Мабетекса» и пресловутым видеокомпроматом, Чайка, как считает Юрий Скуратов, предал друга и покровителя и на посту и.о. генпрокурора вместе с тогдашним главой ФСБ Путиным активно работал над решением «проблемы Скуратова». С августа 1999 года Чайка—министр юстиции. В июне 2006-го, после неожиданного ухода в отставку Устинова, следует очередная путинская рокировка: Чайка возвращен в прокуратуру, Устинов отправлен в Минюст.

«Всегда отличался чутьем и хваткой»

Непотопляемость Чайки во многом необъяснима: его биография изобилует колоритными — назовем это так — эпизодами, на фоне которых бледнеют грехи незадачливого «ходока» Скуратова. Бывший генпрокурор в интервью The New Times вспоминал: «На второй же день после подписания мною указа о назначении Чайки мне (из Иркутска) пришли развернутые материалы о его противоправной деятельности. Материалы убедительные. Я очень долго думал, что с этим делать...» Отменить собственный указ Скуратов так и не решился, а когда пикантные факты из биографии Чайки начали всплывать, у него уже появились влиятельные защитники.

Бывшие коллеги Чайки по работе в сибирской глубинке сегодня оценивают его по-разному. «Следователь и юрист он средний, а вот по части «достать», «пробить», делегацию встретить, свозить на дачу, на Байкал — тут ему равных не было», — рассказал The New Times один из тех, кто знал Юрия Яковлевича еще по Тулуну и Тайшету. Заслуженный юрист РФ Николай Китаев отмечает, что у Чайки была «хорошая хватка». При этом, считает Китаев, он всегда выделялся чутьем и прекрасным знанием текущей политической конъюнктуры: понимал, что удачно отчитаться об успешном выполнении очередного постановления ЦК,—это прежде всего. За понятливость его и любило начальство. «Хватка» же помогала делать профессиональную карьеру.

Анаша для рецидивиста

В городе Тулуне, где работал Чайка в конце 70-х, находится спецтюрьма СТ-2, небезызвестная «тулунская крытка», в которой содержатся особо опасные преступники. Именно здесь отбывал срок знаменитый Япончик. В 1979 году в «крытке» произошел бунт заключенных. Подавление его стоило жизни пятерым. По делу о бунте в качестве зачинщиков проходило девять человек. Много позже стало известно, какими методами раскрывалось громкое дело. Заключенные Хасаншин и Купряков, наркоманы со стажем, рассказали, что член следственной группы Чайка несколько раз проносил к ним в камеру анашу—в обмен на нужные ему показания, о чем Купряков и написал в заявлении на имя тов. Пельше (документ имеется в распоряжении The New Times). Документы всплыли только в перестройку— их обнаружили в партийном архиве.

Converted 24126.jpg

«Прокурорская банда»

В конце 80-х Иркутск потрясло дело сексуального маньяка Кулика. Из криминалистов, работавших в разных городах Иркутской области, была сформирована специальная следственная бригада, в которую входил и Чайка, вспоминает бывший следователь иркутской прокуратуры Николай Китаев. Будущий генпрокурор выбивал для бригады жилье, рабочие кабинеты, автотранспорт.

Converted 24127.jpg

1. Прокурор Николай Небудчиков, он же по совместительству лидер преступной группировки.

2. Депутат Госдумы Башир Кодзоев

Вместе с Чайкой в следственной бригаде по делу Кулика работал Николай Небудчиков. Они дружили. Небудчцков дослужился до должности межрайонного прокурора и в 1991-м создал фирму «Партнер ЛТД», которая официально занималась сделками с недвижимостью, юридическими консультациями, нотариальными услугами. Но была и подводная часть айсберга: под крышей фирмы действовала организованная преступная группировка. Оружия и боеприпасов в «прокурорской банде», как ее называли, было достаточно для ведения локальной войны: в Ижевске, Екатеринбурге и Туле закупались вынесенные с оружейных заводов автоматы, в арсенале небудчиковцев были гранаты и даже две бочки с напалмом. Брал к себе Небудчиков в основном людей, прежде служивших в силовых ведомствах—КГБ или милиции. Прошедший особую проверку кандидат зачислялся в одну из групп — разведки, контрразведки, специальную «группу дискредитации». Была и «группа исполнителей» (киллеры).

Первой жертвой банды стал директор страховой фирмы «Мегарезерв» Усов: он, узнав, что «Партнер ЛТД» не собирается возвращать кредит, хотел рассказать об этом в прессе и был похищен, вывезен ночью за город и задушен удавкой лично Небудчиковым. «Прокурорская банда» промышляла в основном заказными убийствами и рэкетом, но затем у Небудчикова «поехала крыша», и он решил заняться «идейной» борьбой с инородцами. Им был составлен «Основной план», в котором говорилось: «...Сформировать группу особого резерва. Завербовать лучших работников КГБ. Задействовать для пробы «афганцев». Попались бандиты случайно (часть «бойцов» до сих пор в розыске), а процесс над Небудчиковым был закрытым для прессы. Все это, напомним, происходило в бытность Юрия Чайки прокурором области.

О результатах проверки забыть

Местная пресса писала тогда о нем немало. Благо поводы были. То Чайка вдруг выступит публично с рекламой компании «Хопёр-инвест» как раз накануне ее краха, то РУБОП во время очередного рейда обнаружит, что в подпольном борделе «по совместительству» трудятся несколько сотрудниц областной прокуратуры, и отнюдь не в качестве секретарш. .. Притчей во языцех были для иркутян близкие отношения Чайки с братьями Кодзоевыми—Темуром и Баширом. Братья промышляли «черным рейдерством», и репутация у них была дурная, но двери в областную прокуратуру они открывали ногами и были соучредителями нескольких коммерческих фирм с сыном Юрия Яковлевича, Артемом.

Чайка никогда не реагировал на критические публикации о себе, не опровергал их и не судился со СМИ. Однако когда в иркутской «Байкальской Открытой газете» в конце 1999 года появился материал о Кодзоевых, в квартиру редактора газеты Виктора Прокопьева вломился ОМОН, и он был арестован по обвинению в... «изготовлении и сбыте порнографии»: соответствующие материалы были-де найдены в ходе проведенного ОМОНом обыска. После того как к делу подключились депутаты Госдумы и Фонд защиты гласности, оно было спущено на тормозах. Вскоре Башир Кодзоев избрался в парламент по списку блока «Медведь» (Блок «Медведь» был предшественником «Единой России»), а его брат Темур был расстрелян неизвестными в центре Иркутска.

Покушались и на Башира: в него стреляли в Москве около Сандуновских бань. Затем интересы Кодзоевых и Артема Чайки разошлись, свой иркутский бизнес Кодзоевы свернули.

По словам Виктора Прокопьева, Чайка фигурировал по меньшей мере в двух уголовных делах, возбужденных региональным управлением ФСБ по Иркутской области. В первом из них речь шла о том, что Чайка, возможно, получил взятку в виде эксклюзивных золотых часов фирмы Longines. Второе дело связано со строительством в Иркутске юридического института. Идею Чайки поддержало правительство Черномырдина и выделило деньги на строительство. Проведенная сотрудниками ФСБ проверка выявила банальные приписки, которые нанесли бюджету ущерб на сумму около миллиона долларов. Заместитель начальника регионального управления ФСБ Александр Николюк отправился к преемнику Чайки на посту областного прокурора Анатолию Мерзлякову. Увидев в деле фамилию Чайки, Мерзляков наотрез отказался выступить против предшественника, предложив попросту забыть о результатах проверки.

Сын за отца: опасные связи

Скандалы вокруг генпрокурора в московский период его карьеры связаны в основном с методами, которыми ведет бизнес его сын Артем. В марте 1999-го сотрудники подмосковного РУБОП задержали неких Чумакова и Евлоева по подозрению в вымогательстве $60 тысяч у одинцовской фирмы «Формпост». Вымогать деньги рэкетиры приехали на автомобиле «Донинвест Кондор» с номером О 682 ОО (Подобные номера обычно выдаются VIP-лицам и считаются «блатными»). У задержанных нашли спецталон, запрещающий задерживать и проверять такой автомобиль, разрешение на парковку у здания Госдумы, а также револьвер, гранату РГД-5 с запалом и дозу героина. Оказалось, что спецталон был выдан... генпрокурору Юрию Чайке. Следователи так и не решились допросить самого Чайку, вызвав в качестве свидетеля Артема, в чьей собственности и числилась машина. Тот заявил, что одолжил автомобиль «своим иркутским знакомым». «Там были признаки состава преступления—превышение служебных полномочий в личных целях», — прокомментировал The New Times эту историю бывший генпрокурор Скуратов. Тем не менее дело фактически закончилось ничем, а писавшая о нем корреспондент «Коммерсанта» Екатерина Заподинская позднее вспоминала, как один из следователей попросил ее тогда не упоминать о Чайке в данном контексте: «Убьют нас с тобой обоих».

В декабре 2002-го гендиректора Верхнеленского речного пароходства Николая Паленного нашли повешенным в своем гараже. В самоубийство Паленного до сих пор никто не верит. Каким-то чудесным образом его смерть совпала с решающим этапом борьбы за пароходство, которое атаковали «черные рейдеры». Верхнеленское пароходство обеспечивает так называемый северный завоз по реке Лене, а это очень большие деньги.

За два дня до смерти Паленный дал интервью телепрограмме «Совершенно секретно», в котором среди прочего сказал: «Хотят нас обанкротить необоснованно. Этот конфликт создается группой не совсем порядочных лиц, и в том числе за этим стоит сын министра юстиции Артем Юрьевич Чайка, он создает очень негативный фон для работы наших предприятий».

В феврале 2004 года коллектив ОАО «Мострансагентство» (МТА) обратился с открытым письмом к президенту Путину и мэру Москвы Лужкову, в котором говорилось о «рейдерской войне» с целью захвата предприятия (владеющего многими объектами недвижимости на территории Москвы), развернутой неким «Агентством антикризисных технологий и инвестиций». Представители этого агентства Быстров и Першиков, предлагавшие руководству МТА отказаться от управления предприятием и продать акции, утверждали, что захватом предприятия руководит не кто-нибудь, а сын министра юстиции, а следовательно, сопротивление бесполезно. В начале февраля 2004-го были похищены жена и дочери генерального директора «Мострансагентства» Горина. Несколько дней их удерживали неизвестные лица, требуя от гендиректора выполнить все их условия. Силами правоохранительных органов заложники были освобождены, но «наезды» на МТА на этом не закончились.

Конечно, как говаривал Иосиф Виссарионович, сын за отца не ответчик. Но западный чиновник калибра Чайки после любой из вышеизложенных историй немедленно подал бы в отставку. Впрочем, по словам экс-генпрокурора Скуратова, «на руководящие должности, особенно в силовые структуры, сейчас берут только людей, на которых есть компромат, чистых же не берут совсем... чтобы силовики эти потом не поднимали головы».

И сладок им берег байкальский...

Любопытная деталь: решение, накладывающее арест на офисы и производственные помещения «Мострансагентства», было принято... Арбитражным судом Иркутской области. О родном Иркутске Чайка не забывал никогда. И уже в начале нынешнего, 2007 года оказался причастен к очередному громкому скандалу. Касался он ситуации в Иркутском районе. А мэром района вот уже 15 лет был давний знакомец Чайки Сергей Зубарев. Для ясности: именно на территории этого района находятся самые привлекательные для элитной застройки, туристического и гостиничного бизнеса земельные участки, а значит, и самые дорогие. Накануне выборов администрация Иркутского района бесплатно передала участок площадью 1,5 га в собственность ООО «Аквамарин». Учредителями этой фирмы являются дочь, жена и сын мэра. Чуть ранее 9 га были переданы предприятию, которым владеет зять Зубарева Насонов. Иркутские экологи докопались, что 34 га на престижнейшем Байкальском тракте были проданы вообще неизвестно кому и по какой цене: никаких конкурсов по этому поводу не проводилось и никаких следов поступлений в бюджет общественности обнаружить не удалось. По информации «Российской газеты», муниципальные предприятия ЖКХ Иркутского района давно поделены между фирмами, принадлежащими родственникам Зубарева. Загвоздка, однако, состоит в том, что самые последовательные защитники мэра сидят в прокуратуре, как областной (Областную прокуратуру возглавляет старый друг и бывший заместитель Юрия Чайки Анатолий Мерзляков), так и генеральнои, куда соответствующие материалы были давно направлены депутатами Госдумы от региона, но так там и растворились.

В феврале 2007 года Чайка проводил в Иркутске совещание руководителей правоохранительных органов СФО. В тот момент, когда генпрокурор выступал с докладом, за стенами «Сибэкспоцентра» проходил митинг, участники которого требовали от докладчика прекратить, наконец, «крышевать» коррупционеров