"Мертвые души" Ильяса Умаханова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

"Обнальные" дагестанские банки и афера на 12 миллиардов под крылом вице-спикера Совфеда Оригинал этого материала
© "Новые ведомости", 22.01.2014, Фото: "Коммерсант" "Мертвые души" Ильяса Умаханова Алексей Жирнов

9d558eb4040d63210da3e41e44015403efd2d164.jpg
Ильяс Умаханов (слева), Александр Торшин и Валентина Матвиенко
В прошлом году Центробанк ликвидировал в Дагестане криминальную банковскую империю. Банки «Экспресс» и «Трансэнергобанк» занимались обналичиванием на десятки миллиардов рублей, а также проводили сомнительные сделки, в деталях которых до сих пор разбираются правоохранительные органы. А накануне отзыва лицензий эти банки попытались еще и обмануть государство почти на 12 млрд руб. Руководил этой империей один из самых высокопоставленных политиков в стране: вице-спикер Совета Федерации Ильяс Умаханов со скромным официальным доходом 1,9 млн руб. в год. Не очень секретный владелец Почти год прошел с того момента, как была отозвана лицензия у «Экспресса» – крупнейшего на тот момент банка в Дагестане. За это время вскрылось множество криминальных деталей работы банка. Но главное, что с тех пор вся банковская система республики начала рушиться, как карточный домик. За год лишилось лицензии уже девять местных банков. У населения региона и так было достаточно скептическое отношение к финансовым учреждениям, теперь же оно может быть окончательно подорвано. Интересно, что претензии ко всем почти такие же, как были к «Экспрессу» – недостоверная отчетность, проведение сомнительных операций… Часть банков были либо связаны между собой, либо работали по очень схожей схеме. Поэтому, когда «посыпался» самый крупный, с остальными сработал «эффект домино». Финансовые «дыры» в банках открывались одна за другой, в итоге это стало поводом для возбуждения в 2013 году сразу нескольких уголовных дел по фактам мошенничества, подделке документов, присвоению или растрате. Источники, знакомые с ситуацией, говорят, что за несколько месяцев правоохранительные органы серьезно продвинулись в расследовании дел, и что, возможно, уже совсем скоро будут названы те, кого подозревают в создании криминальной империи. По информации наших источников, Следственный комитет близок к решению, которое станет самой настоящей информационной «бомбой»: одним из главных подозреваемых по этим уголовным делам станет вице-спикер Совета Федерации Ильяс Умаханов. Возможно, уже в самое ближайшее время правоохранительные органы поставят вопрос о снятии с него депутатской неприкосновенности.

Ильяс Умаханов с 2001 года представляет Дагестан в Совете Федерации, об «особенностях» работы его банков не могли не знать руководители республики. Новый глава Дагестана Рамазан Абдулатипов, вступая в должность, обещал избавиться от «средневековья» в регионе, от тех, кто засиделся на высоких должностях многие годы и мешает строить «новый Дагестан». Многим в республике казалось, что Умаханов – один из первых в таком списке средневековых феодалов. Но прошел год, а он по-прежнему представляет регион в Совете Федерации.

В самом Дагестане давно ни для кого не секрет, что банковская сфера республики уже давно в значительной мере контролировалась вице-спикером Совета Федерации Ильясом Умахановым. Он контролировал лишившийся лицензии банки «Экспресс» и оказывал самое активное содействие «Трансэнергобанку». Близкие к политику структуры контролировали и Трастовый банк (бывшая «дочка» Экспресса»), также лишившийся лицензии. Республика небольшая, все друг друга знают, официальные документы для подтверждения такой информации не нужны. Официальную информацию – про 1,9 млн руб. доходов в год и две квартиры на себя и на жену – Умаханов раскрывает в декларации Совета Федерации. В Дагестане эти данные кроме смеха ничего не вызывают. Там все знают, как живут Ильяс и его родственники.

Впрочем, и официальные связи Ильяса Умаханова с банком «Экспресс» не сложно обнаружить. Из материалов Центробанка следует, что до недавнего времени акционерами банка были сыновья сенатора Мурад Умаханов (владел 1,11% долей) и Магомед-Салам Умаханов (20%), а также племянник Султан Умаханов(1,25%). Их нет лишь в последнем списке акционеров, зафиксированном накануне отзыва лицензии банка в начале 2013 года. Очевидно, что родственники сенатора покинули список акционеров банка, уже понимая, что «Экспресс» шел ко дну. Примечательно, что Ильяс Умаханов, который в силу должности человек публичный и щедрый на общение с прессой, отказался от комментариев по поводу краха «Экспресса», к которому его родственники имели прямое отношение. Он ограничился заявлением газете «Ведомости», что сам напрямую акционером банка никогда не был. Но если человек представляет регион в Совете Федерации, а его родственники имеют отношение к крупнейшему банку региона, который лишается лицензии, наверное, от такого человека ждут каких-то объяснений. Почему банк «посыпался» и имеет ли его семья к этому отношения или нет?

Впрочем, и без объяснений Умаханова, изучив факты, можно понять, как именно работали «Экспресс» и некоторые другие банки в регионе, которые долгое время надежно защищались своим высоким покровителем от внимания регулятора и правоохранительных органов. Банки на одно лицо Почти одновременно начавшиеся процедуры банкротства «Экспресса» и «Трансэнергобанка» в Агентстве по страхованию вкладов (АСВ), наверное, будут вспоминать еще долго. Оба банка проявили беспрецедентную по своей наглости попытку обмануть АСВ, попытавшись получить с государства почти 12 млрд руб. через возврат фиктивных, «нарисованных» накануне банкротства вкладов.

Источники в АСВ рассказывают, что объем срочных вкладов в обоих банках резко вырос прямо накануне отзывов их лицензий – в конце 2012 года. В «Экспрессе» к1 января 2013 года объем средств населения, размещенных в банке, составил 13 млрд рублей, из которых 8,8 млрд приходилось на срочные депозиты. В отчетности «Трансэнергобанка» также был отражен лавинообразный — более чем десятикратный — рост обязательств перед вкладчиками на сумму в 4,8 млрд руб., которые приходятся на 6,5 тыс. счетов. На всех новых счетах были указаны суммы, близкие к максимальному уровню страхового возмещения в 700 тыс. руб., многие счета открывались лицами, представлявшими сотни доверенностей каждый. Примечательно, что никаких причин для столь бурного роста вкладов в обоих банках не было: в этот период не проводились активные рекламные акции, а ставки по вкладам зачастую были даже ниже средних по региону.

Расследование АСВ показало, что на самом деле никакого реального внесения средств во вклады не было, о чем в том числе свидетельствует полное отсутствие предусмотренных первичных документов, подтверждающих внесение средств в кассы банков. В «Трансэнергобанке» по итогам изучения ситуации реальных вкладчиков оказалось 75 человек с депозитами на общую сумму около 40 млн руб. Количество реальных вкладчиков в «Экспрессе» невозможно посчитать до сих пор, но в этом банке их было больше.

Источники в Центробанке и АСВ говорят, что есть примеры, когда и другие банки и их вкладчики накануне отзыва лицензии пытаются теми или иными схемами получить выплаты из государственного Фонда страхования вкладов. «Но схемы другие. Могут дробить вклады, чтобы получить компенсацию, или переводят вклады с юрлиц на физлиц, — рассказывает источник в АСВ. — В случае с этими двумя банками была откровенная наглость: просто нарисовали вклады и хотели получить таким способом 12 млрд рублей. Это был первый подобный случай в истории АСВ». Агентство ожидаемо отказалось выплачивать компенсации по вкладам “мертвых душ”, рассказывает источник. Были попытки оказать давление на временную администрацию банка, назначенную ЦБ. После отзыва лицензии «Экспресса», к его офису в Дагестане прибыло несколько десятков мужчин, одетых в тренировочные костюмы. Они вели себя агрессивно, перебила стекла в офисе и угрожали расправой, если по вкладам не будет выплат. Однако после приезда полиции эти «вкладчики» быстро уехали от офиса банка.

Тот факт, что такой метод рисования вкладов не является общеупотребимым способом мошенничества при отзыве лицензии, а стал дагестанским ноу-хау, дополнительно свидетельствует о связи этих двух банков, отмечает источник в АСВ. Самоуверенность двух маленьких региональных банков дает повод думать, что у них был очень высокопоставленный покровитель. Возможно, их задумка не удалась лишь из-за откровенной наглости, с которой они рассчитывали обмануть государство.

Сейчас, когда оба банка банкротятся, всплывают все новые и новые подробности их работы. Конкурсные управляющие банков в буквальном смысле взялись за голову, когда начали разбираться в совершенных сделках, рассказывают источники. По состоянию на 1 декабря 2013 г. конкурсный управляющий «Экспресса» направил в суды 15 заявлений об оспаривании сомнительных сделок банка на сумму 3,897 млрд руб., выявлены в том числе махинации с материнским капиталом банка. Речь идет о сделках с жилыми домами, квартирами, земельными участками, транспортными средствами, а также правами требования по кредитным договорам. В «Трансэнергобанке» сомнительных сделок выявлено на 300 млн руб., сейчас они также оспариваются в судах. Зато в этом банке случилась еще одно невероятное событие – 3 млрд руб. из его кассы просто пропали. По крайней мере, так заявили представители банка. Кредиты как прикрытие Впрочем, как говорят источники в ЦБ, есть целый ряд фактов, что сама по себе банковская деятельность была лишь прикрытием для того же «Трансэнергобанка», хотя и в ней он умудрялся «химичить». Основной же его деятельностью была обналичка. Так, в отчете Росфинмониторинга «Трансэнергобанк» назван самой крупной обнальной площадкой Северо-Кавказского округа. Директор ведомства Юрий Чиханчин указал в документе, что в 2010 году объем обналиченных денежных средств через счета клиентов «Трансэнергобанка» составил около 14 млрд рублей, а уже к 2011-му году он увеличился почти втрое, достигнув 37 млрд. За девять месяцев 2012 года, до отзыва лицензии, через Трансэнергобанк было отмыто 27 млрд рублей. Это 26% совокупного объема обналиченных денежных средств в округе за указанный период (103,5 млрд рублей). Такой объем «отмыва» в десятки раз превышал активы самого банка. С учетом того, что бандформирования часто финансируются как раз по схемам обналички, не исключено, что через «Экспресс» проходили и средства, предназначенные для боевиков.

Хотя банковская деятельность была лишь прикрытием для сомнительных схем и операций финансовой империи Умаханова, «Экспресс» играл весомую роль в экономике региона. После отзыва его лицензии, как писала газета «Ведомости», были проблемы у футбольного клуба «Анжи», у которого были договорные отношения с банком. «Зависли» на счетах «Экспресса» и средства некоторых бюджетных организаций, даже силовых структур, а также вузов республики. Наконец, пострадали и реальные вкладчики банков, поскольку АСВ долго вело проверку, стараясь не допустить выплат «мертвым душам».

История про отмывочные банки на Северном Кавказе не выглядит удивительной. Если бы не одно «но», с которого мы и начали. За всеми сомнительными сделками, за отмывом на десятки миллиардов рублей, за попыткой обмануть государство на 12 млрд рублей стоит вице-спикер Совета Федерации. Не секрет, что многие наши политики лишь формально не имеют никакого отношения к бизнесу, реально же являются очень богатыми людьми. Вопрос только в том, что бизнес может быть разным. Могут быть акции крупной компании в трасте. А может быть – контроль над финансовой империей регионального масштаба, обналичившей десятки миллиардов рублей, провернувшей несколько махинаций с активами, обманувшей своих вкладчиков и в итоге попытавшейся еще и обмануть государство на 12 млрд рублей.

Понятно, что решиться на отпор таким крупным фигурам, как Умаханов, непросто. Ведь это будет бой с «тяжеловесом». Но очевидно, что такие «тяжеловесы», как Умаханов, или, например, мэр Дербента Имам Яралиев, или одиозный глава Пенсионного фонда республики Омар Муртузалиев тянут Дагестан ко дну. Рано или поздно Дагестану и его руководству придется сделать выбор: либо избавляться от такого «балласта», либо вместе с ним оставаться в «средневековье».