"Металлическая" инфляция

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

origindate::26.02.2003, Фото: "Время новостей"

«Металлическая» инфляция

Мордашов и Ко готовят обряд самопожирания

Андрей Канторович

Алексей Мордашов, председатель совета директоров ОАО "Северсталь"

Как язык пьяного далеко относит подлежащее от сказуемого, так и российское правительство демонстрирует чудовищную пропасть между словом и делом. На словах у нас в среднесрочной программе экономического развития на 2003-2005 год формулируется задача добиться роста ВВП на 4,4-5,7 процента. Проект программы одобрен на заседании правительства 20 февраля. На деле группа владельцев и топ-менеджеров крупнейших предприятий страны, производящих «сырой» металл, планирует резкое, до 35 процентов, повышение отпускных цен и консультируется на этот предмет с высокопоставленными правительственными чиновниками. В бизнес-сообществе говорят о закрытых переговорах руководителей ОАО «Северсталь», ОАО «Мечел», НМЛК, НТМК и ряда других компаний. Переговоры, посвященные этой деликатной теме, проходят под патронажем Минпромнауки.

Белый дом побоялся утолить тарифные притязания естественных монополий. Отказался от реформы газовой отрасли и до последнего оттягивал реформу электроэнергетики. И все из-за предвыборных соображений. Не дай Бог «оборвется» инфляция. Но Белый дом не побоялся благословить на повышение цен больших металлургов. Весть об этом повышении, обещающая стать топ-событием в деловой хронике февраля и марта, воспринимается как прелюдия к форменному экономическому обвалу.

Если кто не знает, гиганты сталелитейной промышленности дают стране лист, уголок, швеллер, арматуру, катанку, сортовой прокат, штрипс и прочее. И уж потом из всего этого производится самая разнообразная продукция. «Северсталь» и НЛМК давно полюбили работать на экспорт. Побить иностранных конкурентов качеством не удавалось, поэтому брали низкой ценой. Российская «сырьевая» металлургия уже не раз была объектом антидемпинговых расследований на Западе. А внутрироссийские цены на металл гораздо ниже мировых. Вот их и решили приравнять к мировым. Не терять же деньги в своей-то стране, в самом деле.

Правительству следовало бы взвесить обстоятельства и, главное, меру необходимости планируемого повышения. Если учесть, что в своей отрасли «Северсталь», НЛМК, НТМК и «Мечел» контролируют большую часть рынка, то придется признать: налицо ни что иное, как картельный сговор. На металлургов-«сырьевиков» распространяется льготный экспортный режим, они не платят НДС. А металлурги-переработчики – платят. Внутри страны действуют сравнительно низкие тарифы на газ, и это дает сталелитейщикам возможность поддерживать сравнительно низкие цены и выглядеть вполне респектабельно на внешнем рынке. Газодобытчикам еще предстоит ощутить всю меру благодарности собственников и менеджеров «Северстали», «Мечела», НТМК и НЛМК за дешевый газ. Однако, похоже, сталелитейщики совершенно не опасаются ни правительства, ни газового монополиста.

И все равно, принимая подобное решение, беспечные олигархи «от металлургии» вступают на опасную стезю. Им стоило бы заранее просчитать, какую реакцию вызовет повышение цен на их продукцию, например, у нефтяников, а также руководителей ряда госкомпаний, таких как ОАО «Газпром», РАО «ЕЭС России», ТК «Транснефть» и «Транснефтепродукт». Информационно-лоббистская война с такими противниками не сулит металлургам ничего хорошего. А между тем именно они являются крупнейшими потребителями продукции смежных отраслей высокого передела. Металлургическое производство высокого передела куда менее рентабельно в сравнении со сталелитейным, оно почти полностью ориентированно на внутренний рынок и с повышением внутренних цен на металл, весьма вероятно, станет жертвой необратимого кризиса.

В последнее время в России стартовало сразу несколько крупнейших проектов по строительству магистральных нефте- и газопроводов. На подходе крупные заказы со стороны нефтегазовых компаний, они связанны с проектами строительства БТС-3, Мурманской трубопроводной системы, нефтепровода Ангарск–Дацин. Есть в этом списке проекты, осуществляемые в рамках соглашения о разделе продукции. С повышением цен на металл российские подрядчики теряют ценовые преимущества перед иностранными и фактически утрачивают всякую возможность участвовать в этих политически и экономически важных для России проектах. Череда остановок производства и банкротств приведет к срыву размещенных в обрабатывающей отрасли огромных заказов нефтяников, энергетиков и транспортников.

Хуже другое: кризис и деградация группы металлургических предприятий высокого передела скажется на небогатых предприятиях ЖКХ, реформа которого отложена, зато инфраструктура, как показала эта зима, находится в катастрофическом состоянии. Госстрой РФ – не такое влиятельное ведомство, как «Газпром». Средств на закупки металлопродукции за рубежом у него нет. Между тем каждый год задержки с реконструкцией ЖКХ сулят новые беды в будущих зимних отопительных сезонах. Развал обрабатывающей подотрасли неминуемо вызовет цепную реакцию – рост безработицы, огромные убытки бюджетов всех уровней, угасание городов, где приговоренные повышением цен на металл предприятия являются градообразующими.

Наконец, экономическое умирание металлургической отрасли высокого передела грозит гибелью стабильному внутреннему рынку сбыта продукции самих сталелитейщиков. Делая ставку на экспорт, «Северсталь», НЛМК, НТМК и «Мечел», фигурально выражаясь, затягивают петлю на собственной шее. Кому они станут продавать свою продукцию в случае неблагоприятного поворота внешней ценовой конъюнктуры?

***

Управление безопасности в сфере экономики
Аппарата Совета Безопасности Российской Федерации

1. Согласно имеющимся данным, с середины февраля с. г. в руководстве ряда крупнейших компаний, производящих металлическое сырье (…), предметно обсуждается возможность и желательность повышения отпускных цен на продукцию до конца марта с. г. на 22-35 процентов. По имеющимся данным, в межкорпоративных консультациях, проходящих в закрытом режиме, принял участие один высокопоставленный чиновник в ранге замминистра.

В ряду мотивов обсуждаемого решения называется, прежде всего, устойчивое падение прибыльности внутреннего металлотрейдинга на фоне столь же устойчивого роста поступлений от металлоэкспорта. Согласно авторитетным аналитическим оценкам Института экономики и народнохозяйственного прогнозирования РАН, доля затрат на электроэнергию в структуре себестоимости, скажем, сортового проката, производимого на большинстве российских металлургических предприятий, составляет 35-45 процентов; тот же показатель по крупнейшим западным производителям (например, Arcelor и Thyssen ) составляет 55-70 процентов. Это стоимостное преимущество достигается за счет низких внутренних цен на газ и, во вторую очередь, за счет освобождения экспортных операций от НДС. Иначе говоря, поддерживая сравнительно низкие внутренние цены на газ, Правительство Российской Федерации осуществляет трансферт от ОАО «Газпром» влиятельной группе металлургических предприятий и их собственников, спонсирует перекос торговли металлом в сторону форсированного экспорта и в ущерб интересам внутреннего рынка.

2. В 2002 г. средняя рентабельность предприятий обрабатывающей подотрасли отечественной металлургии не превышает 3-5 процентов. Уже сейчас большинство из них испытывает острый инвестиционный голод. Так, соотношение рыночной капитализации и выручки за 2002 г. у ОАО «Выксунский металлургический завод» составляет 0,18; у ОАО «Челябинский трубопрокатный завод» – 0,19. У ОАО «Северсталь» аналогичный показатель достигает 0,63 (…)

Планируемое скачкообразное увеличение цен на металл резко увеличит издержки металлургических производств высокого передела, а в близкой перспективе сделает эти производства, ориентированные прежде всего на внутренний рынок, убыточными.

Это, согласно ряду прогнозов, сделает неизбежными задержку либо даже срыв исполнения заказов крупнейших потребителей металлопродукции, в том числе ОАО «Газпром», ТК «Транснефть», МПС, предприятия ЖКХ; потерю сотен тысяч рабочих мест; убытки бюджетов всех уровней; экономический коллапс для городов, где предприятия являются градообразующими; рост социальной напряженности в регионах присутствия.

Тем самым в более отдаленной перспективе ряд крупнейших профильных предприятий будут поставлены на грань остановки производства и возбуждения процедур банкротства.

Наконец, повышение цен на металл и кризис обрабатывающей металлургической подотрасли спровоцируют мультипликационный рост цен в ряде секторов народного хозяйства.

3. Узкокорпоративная ценовая политика производителей металла приведет к ускоренному выравниванию внутренних цен на металл с мировыми за счет других секторов экономики и народного хозяйства страны в целом. (…)

Эта политика, вопреки ожиданиям ее инициаторов, сделает их самих гораздо более уязвимыми для конъюнктурных колебаний мировых цен. Так, в случае прогнозируемого снижения мировых цен на металл, будут поставлены под удар их собственные инвестиционные проекты. Сузившиеся экспортные возможности и коллапс потребления металла внутри страны могут сделать экономически бесперспективными, в частности, формирование Стальной группы «Мечел» на основе альянса ОАО «Мечел» с угольно-металлургической компанией «Южный Кузбасс» (…).

4. Консолидированное повышение отпускных цен на металл, демонстрирующее ряд черт картельного сговора и, по некоторым данным, конфиденциально согласованное с руководством Минпромнауки РФ, может крайне отрицательно сказаться на устойчивости российской металлургической отрасли и, более того, несет в себе угрозу экономической безопасности ряда других ключевых отраслей народного хозяйства.