"Министерские" амбиции мальчикового ансамбля

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Газета журналистских расследований ДЕЛО№", 14 (декабрь) 2005

"Министерские" амбиции мальчикового ансамбля

Олег Швецов

Converted 20356.jpg

Когда в декабре 1997 года продюсер Евгений Фридлянд, заручившись поддержкой композитора Кима Брейтбурга, решил организовать мальчиковый ансамбль, исполняющий красивые песенки в стиле «r’n’b», ему и в голову не могло прийти, что подросшие артисты разорвут отношения с отцом-основателем столь экстравагантным способом. Участники группы «Премьер-министр» решили, что теперь они вполне самостоятельны и способны сами справиться со всеми финансовыми и творческими проблемами. Уходя, артисты не только не попрощались, но и громко хлопнули дверью – свои права они намерены отстаивать в суде. По имеющейся у нас информации причин претендовать на репертуар, а тем более на название группы, у участников коллектива нет.

Строптивые «премьеры»

Почти 7 лет назад Евгений Фридлянд пригласил троих участников будущей группы «Премьер-министр» Дмитрия Ланского, Жана Григорьева-Милимерова и Пита Джейсона для записи нескольких песен. Эксперимент прошел успешно, и вскоре был готов уже целый альбом, который обещал стать настоящим хитом продаж. Теперь дело осталось за малым – придумать подходящее название для родившегося коллектива. Говорят, что имя для новой группы было придумано Фридляндом под впечатлением от частой смены премьер-министров, которые в 1998 году действительно назначались с завидной регулярностью.

Первый успех (только на «Русском радио» песня «Атомное чувство любовь» прозвучала более 400 раз!) окрылил участников и создателей коллектива, но до всенародной любви было еще далеко. А между тем грянул дефолт, который нарушил планы Евгения Фридлянда и нанес существенный удар по финансовой составляющей новорожденного проекта. Но настоящий профессионал способен удержаться на плаву и в такой экстремальной ситуации – группу не только не забыли, но продолжали активно скупать пластинки и ходить на концерты. Кстати, на сольный концерт в прошлом году в концертном зале «Россия» было потрачено почти 300 тысяч долларов, которые тоже не удалось «отбить» - после трагедии в Беслане и взрыва на «Рижской» две тысячи билетов пришлось раздать, люди просто не желали их покупать.

Во время подготовки к тому сольному концерту стало понятно, что в коллективе не все ладно. «Премьер-министров» невозможно было собрать на репетициях, в результате на сцене «России» группа выглядела весьма бледно, прикрываясь приглашенными музыкантами и участниками балета. После очередного серьезного разговора о поддержании элементарной дисциплины ради общего блага отношение участников коллектива к работе вроде бы стало более серьезным, но хватило их не надолго. Буквально через несколько месяцев все вернулось в привычное русло – репетиции игнорировались, назначенную запись можно было легко перенести на пару-тройку часов.

В конце концов терпение продюсера лопнуло, нужно было срочно принимать решение о дальнейшей судьбе коллектива «Премьер-министр». С этого момента и начинается запутанная юридическая история, которая на сегодняшний день перешла в стадию судебного разбирательства.

Автор кто будет?

Являясь полноправным владельцем авторских прав на название и репертуар коллектива, Евгений Фридлянд предложил «премьерам» мирно расстаться при условии выплаты отступных – примерно полмиллиона долларов. По меркам шоу-бизнеса сумма незначительная, тем более что каждый солист получал 7,5% с концерта, а это действительно большие деньги. Кстати, сегодня участники «Премьер-министра» обиженно заявляют, что Фридлянд всячески ущемлял их права, выдавал ничтожные суммы на запись клипов и песен, не занимался их продвижением и вообще зарабатывали они сущие крохи. Для сравнения: ежегодно группа записывала более 25 песен, всего было снято примерно 15 клипов, такими достижениями может похвастаться не каждый молодой коллектив. На чьи деньги все это было произведено? Это притом, что доход от выпуска пластинок в нашей стране исчисляется действительно копейками – пиратство расцвело буйным цветом и не дает зарабатывать в этой сфере шоу-бизнеса, сегодня артисты живут только концертами. Вот и считайте, кому выгоден такой бизнес? Меньше всего, разумеется, продюсеру.

Фридлянд, подтверждая репутацию рассудительного продюсера, предложил следующую схему: на три летних месяца 2005 года в их отношениях наступает переходный период, в течение которого музыканты получают в два раза больше денег, но договор, регламентирующий новые отношения партнеров, пока не подписывают. После этого от музыкантов требовалось платить только 15% за пользование названием, которое, как мы уже говорили, принадлежит Фридлянду. Казалось, такие условия устроили всех. Но тут «премьеры» выдали очередной «финт» и стали тянуть с подписанием бумаг. Наверное, советовались с более грамотными в правовых вопросах «товарищами». Как нам рассказал Евгений Фридлянд, в это же время участники группы «Премьер-министр», не афишируя себя, от имени патентного поверенного, некоего Матвеева, подали заявку в Роспатент на регистрацию товарного знака. Подобную наглость прощать было уже нельзя.

Фридлянд сразу же предоставил в Роспатент все необходимые официальные бумаги и договоры. Но ситуация получилась парадоксальная: напрямую предъявить претензии участникам коллектива было невозможно, потому что формально заявка исходила не от них, а от подставного лица. Поэтому Фридлянду оставалось только направить бумаги, свидетельствующие о том, что он является автором названия, владельцем прав на группу и ее репертуар, и предоставить свидетельство о регистрации авторского права.

После этого Роспатент направил Матвееву письмо с уведомлением о том, что была проведена экспертиза, которая подтвердила, что владельцем прав на группу «Премьер-министр» является Евгений Фридлянд. Матвееву настоятельно рекомендовали в течение 6 месяцев предоставить дополнительные документы, подтверждающие его право на регистрацию товарного знака.

Тогда, вероятно, опять с кем-то посоветовавшись, «премьеры» в спешном порядке находят нового поверенного, который обращается в Роспатент с аналогичной просьбой. Видимо, Матвеев, поняв, что его втягивают в какую-то опасную аферу, просто отказался участвовать в этой игре. Нового «претендента» подготовили более основательно, у него якобы даже имеется доверенность от всех участников «Премьер-министра». На этой стадии противостояние находится и по сей день: участники конфликта, подав заявки на регистрацию товарного знака, ждут справедливого решения.

Евгений Фридлянд, несмотря на хамское поведение «воспитанников», до последнего момента уповал на благоразумие и дальновидность участников «Премьер-министра», не желая решать вопрос в суде. Однако трезвый расчет, по-видимому, не свойственен внезапно разбогатевшим подросткам.

1 декабря состоялась пресс-конференция, которая была посвящена разрешению конфликта между продюсером Евгением Фридляндом и участниками группы «Премьер-министр». По сообщению пресс-службы FBI-Music, помимо заявленных в президиуме Евгения Фридлянда, Кима Брейтбурга и других заинтересованных лиц, для общения с журналистами приехали и участники группы в полном составе. Пресс-конференция превратилась в форменный бардак – Вячеслав Бодолика, Марат Чанышев, Жан Григорьев-Миллимеров и Пит Джейсон вели себя несдержанно, прерывали президиум, давали свои комментарии. Официального общения с прессой не получилось. «Премьер-министры» устроили бурное обсуждение и комментирование вопросов журналистов, адресованных как раз устроителям пресс-конференции, за что участники группы и поплатились отключением микрофона. Несмотря на неподобающее поведение участников «Премьер-министра», Евгений Фридлянд, Ким Брейтбург и Валерий Меладзе, пришедший на пресс-конференцию поддержать коллег, не оставляли попыток продолжить общение с журналистами, однако на каждый заданный вопрос отвечали хором – Фридлянд и кто-то из «премьеров».

Как нам сообщили в пресс-службе FBI-Music, суть сказанного на пресс-конференции сводится к следующему: Евгений Фридлянд был в общем не против того, что участники группы выйдут из-под его опеки, но при этом должна быть соблюдена определенная юридическая процедура, которая предполагает выполнение контрактных обязательств. Кроме того, «премьеры» заявили, что собираются претендовать на авторство названия группы и песенный репертуар. Несмотря на высказанное пожелание Кима Брейтбурга уладить конфликт мирным путем, Евгений Фридлянд отметил, что решение данного вопроса будет принято в ходе судебного разбирательства.

Конфликт, разгоревшийся между продюсером Евгением Фридляндом и его подопечными, не является такой уж редкостью. Законодательство в области авторского права настольно несовершенно, что найти в нем лазейки и использовать музыкантов в корыстных целях может любой сколько-нибудь разбирающийся в юридических вопросах. Подобным способом вообще очень удобно присвоить раскрученный бренд – вкладывать нужно все меньше, а получать все больше. Между прочим, избавившись от «назойливой» опеки, исполнители могут попасть в большие неприятности. Ведь если отцы-основатели вкладывали деньги и душу в своих воспитанников, то новые «хозяева», скорее всего, будут банально выжимать «зеленые бумажки» из популярного имени. При том состоянии законодательства, которые мы имеем на сегодняшний день, это вполне реально.

Видимо, «старшие товарищи» участников «Премьер-министра», которые, по нашим предположениям, и устроили сегодня весь этот скандал, «забыли» предупредить не разбирающихся в правовой казуистике музыкантов о весьма опасных последствиях их необдуманных шагов. Если дело все-таки дойдет до суда, то у правосудия к «премьерам» будет много вопросов. Например, почему вопреки контрактным обязательствам они настаивают на авторстве? Почему они продолжают давать коммерческие концерты, не отчисляя положенного процента продюсеру (это тоже один из обязательных пунктов договора)? Почему вообще возникла мысль обратиться в Роспатент? Ведь название и песенный репертуар это, прежде всего, интеллектуальная собственность. Любой грамотный юрист сразу заметит эти противоречия, которые, естественно, не идут на пользу репутации группы «Премьер-министр». Да и судебные разбирательства – вещь малоприятная. Посадить, конечно, не посадят, но в случае признания вины, о музыкальной карьере, видимо, придется забыть.

Комментарий Евгения Фридлянда о конфликте с группой «Премьер-министр» и общей катастрофической, по его словам, ситуации в российском шоу-бизнесе

Корр.: Кому принадлежит авторское право на название группы и песенный репертуар?

Е. Ф.: Авторское право на название и репертуар сегодня принадлежит мне. Разумеется, после того, как участники группы «Премьер-министр» попытались предъявить свои права на название и песни, мы незамедлительно предоставили в Роспатент документы, подтверждающие мое авторство, которое зарегистрировано в Российском авторском обществе на имя Евгения Фридлянда.

Корр.: А разве участники группы имеют права претендовать на авторство?

Е. Ф.: По договору, конечно, нет. Но тут суть в том, что первая заявка, она ведь не от них, а просто от патентного поверенного Матвеева. Причем мы пытались выяснить, в чьих интересах он действует: либо это какая-то компания, либо физическое лицо, но тогда нам ничего обнаружить не удалось. Этого Матвеева попросили предоставить документы, которых у него, естественно, быть не может, поэтому участникам «Премьер-министра» пришлось показать свои лица и сделать заявку уже от своего имени. Теперь им можно предъявить претензии в нарушении условий нашего договора. Формально Роспатент может признать их владельцами товарного знака, но это только по причине того, что в нашей стране не работает закон об авторском праве. Из-за этого у нас так распространено пиратство и создана благоприятная среда для прецедентов, подобных нашему.

Корр.: А вообще название группы, песни – это товарный знак или интеллектуальная собственность?

Е. Ф.: Интеллектуальная собственность.

Корр.: То есть в Роспатент за регистрацией обращаться в принципе неправильно?

Е. Ф.: Естественно. Необходимо в первую очередь руководствоваться правом на интеллектуальную собственность. Понимаете, на Западе такие конфликтные ситуации в принципе невозможны – придумал человек что-то и потом всю жизнь за это получает деньги. А у нас автор практически бесправен.

Корр.: Собираетесь ли вы подавать иск в суд на участников группы?

Е. Ф.: Мы уже это сделали. Пока наши претензии к ним ограничиваются нарушением контрактных обязательств, но я думаю, что исков будет несколько. Мы рассчитывали на адекватность ребят, пытались пойти навстречу, но, видимо, придется действовать жестко. В сентябре мне показалось, что мы сможем договориться. Тогда одним из пунктов нашего обязательства был трехлетний мораторий на регистрацию товарного знака. Но у участников группы слова постоянно расходятся с делом. Для меня мораторий означает следующее: мы подписываем документы, в которых говориться, что Роспатент вообще не должен нас регистрировать в такой спорной ситуации. Однако участники «Премьер-министра» упорно не шли на контакт, отказываясь подписывать официальные бумаги и контракт. В дальнейшем мы планируем предъявить иск о нарушении авторских прав, потому что они продолжают себя продвигать, пользуясь именем, ничего за это не отчисляя.

Вообще, это очень серьезная проблема российского шоу-бизнеса. Наш случай всего лишь звено в длинной цепи скандалов. Сегодня подобные конфликты возникли и с группой «Виа-гра», с Катей Лель и некоторыми другими исполнителями. Я думаю, все это закончится тем, что на нашей эстраде останутся только имеющие богатых пап, мужей или любовников. Потому что ни один продюсер не захочет вкладывать в артиста деньги, не будучи уверенным в том, что контрактная система работает. Сегодня у меня масса новых проектов, молодых исполнителей, но если «Премьер-министру» удастся победить, то молодежь просто разбежится. Это хорошо, если они уйдут только в начале своей карьеры, а в случае с «Премьер-министром» я вкладывал в них деньги 8 лет! Сейчас все представители шоу-бизнеса следят за развитием конфликта.

Корр.: Вы полагаете, им удастся победить?

Е. Ф.: У них очень высокопоставленные покровители. Я знаю, что на многие телеканалы звонили люди, занимающие большие посты в различных структурах. Они ведь часто выступают на каких-то корпоративных вечеринках, видимо, там и приобрели серьезных заступников. Возможно, участники «Премьер-министра» даже пообещали им долю в бизнесе.

Корр.: Даже так может быть?

Е. Ф.: Уверен. Тем более, что им сегодня помогает фирма «АРС», у которой тоже не все прозрачно. Кстати, еще в 2000 году я выкупал у «АРС-Рекордс» часть прав на «Премьер-министр». Я понимал, что в «АРС» проект не продвигается, его буквально душили, не ставя в эфир и не пуская на телеканалы. Поэтому для того, чтобы проект окончательно не пропал, мне пришлось выкупать его за собственные акции. У меня есть все бумаги, подтверждающие передачу прав компанией «АРС-Рекордс» мне. В общем, «АРС» использует весь арсенал средств для решения своих задач.

Сегодня сложилась просто катастрофическая ситуация с авторскими правами. Через пару лет у нас вообще не останется ни одного приличного автора. Естественно, что продюсер не может только вкладывать деньги, не получая в результате никакой прибыли. В нынешних условиях с продажи альбомов мы получаем гроши, весь основной доход получают пираты. Я вам больше скажу, если раньше с пластинки можно было получить 10-20 тысяч долларов, то сегодня – ноль.

Корр.: То есть получается, что сегодня продюсеры работают только ради собственного удовольствия?

Е. Ф.: Нет. Мы работаем ради поклонников, которые ждут любимых исполнителей, ради продвижения артистов, для которых пластинка является не способом заработка, а только лишь средством продвижения собственного имени. Потому что пластинка на сегодняшний день это единственный способ быть услышанным, в прямом смысле этого слова. На телеканалы пробиться практически невозможно, везде огромные суммы, а метровые каналы вообще не ставят в сетку вещания музыкальные клипы, в концертных программах можно увидеть только раскрученных исполнителей. Получается, что завоевать любовь поклонников можно, только продав определенное количество дисков, что мы могли наблюдать 10-15 лет назад. Но в современных условиях на пластинках надо зарабатывать, как это делается во всем цивилизованном мире! На лицо парадоксальная ситуация: артист раскручивает себя в счет будущих гонораров, а автор, все это придумавший, не получает ничего – ни денег, ни славы. Возможно, это прозвучит смешно, но если бы не было Рублевского шоссе, то весь сегодняшний шоу-бизнес можно было бы просто прикрыть. Вообще отечественный шоу-бизнес стремительно принимает какие-то извращенно-уродливые формы. На мой взгляд, современные представители шоу-бизнеса не имеют никакого авторитета ни в обществе, ни среди правящей элиты. Эстрада – это искусство, способное влиять на вкусы людей, повышать их культурный уровень. А если мы сегодня имеем на эстраде то, что мы имеем, то о какой культуре и качественной музыке вообще можно говорить?