"Министр" Дешевле "Депутата"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Портфель министра стоит всего 350 – 500 тысяч долларов

1178779216-0.jpg Место чиновника на Руси издавна считалось доходным. Сильно ли изменилась ситуация с феодальных времен? Если верить инсайдерам во власти, она стала более «демократичной». То есть любая кухарка сегодня может, как завещал Ленин, управлять государством – были бы деньги.

– Деньги, кстати, не такие великие, – пояснили «Собеседнику» в одном консалтинговом агентстве, которое работает с органами власти. – Говорят, что портфель министра стоит всего 350–500 тысяч долларов (в зависимости от веса министерства), а кресло заместителя и того меньше – 150 тысяч (стоимость однокомнатной квартиры в Москве). Правда, портфель отдается не в «вечное пользование», а в «аренду». А «арендную плату» надо вносить каждый год.

К слову, четырехлетний депутатский мандат специалисты сегодня оценивают в 2 миллиона у.е., дороже, чем регалии министра.

– А в какой кабинет, – интересуюсь, – деньги заносить?

– Это самый сложный вопрос. Без нужных людей от вас даже более крупную сумму никто не примет. В правительстве существуют целые кланы, и лишь выход на их представителей дает необходимую протекцию.

Вот так и выходит: пока одни, спотыкаясь, ползут по карьерной лестнице к заветной цели, другие проходят через черный ход и несутся вверх на эскалаторе, а то и на скоростном лифте.

Силовики готовят реванш

– По последним данным, 77 процентов из тысячи важнейших государственных постов в России занимают люди, имеющие отношение к спецслужбам, – раскрыл месяц

назад страшную государственную тайну советник президента по экономическим вопросам (в прошлом) и сотрудник американского Центра по глобальной свободе (в настоящем) Андрей Илларионов.

«Собеседник» собрал еще более свежие данные, правда, не по тысяче, а по сотне видных российских госчиновников. В «золотую сотню» бюрократов вошли ключевые фигуры кремлевской администрации, министерств и ведомств. Картинка нарисовалась менее «воинственная», чем та, которую преподнес Илларионов.

Официально через органы безопасности прошло, например, лишь 14 процентов чиновников (включая Владимира Путина и его вероятного преемника Сергея Иванова), и кучкуются они, как правило, в силовых ведомствах (вроде таможни и наркоконтроля), что в принципе логично. Правда, сколько государевых слуг «просто» сотрудничали с органами, сказать невозможно. Вся верхушка МИД и ряд других первых лиц (включая премьер-министра Фрадкова) – точно.

Другими внутренними делами занимались 6 процентов чиновников, еще 10 служили в войсках и 9 работали в прокуратуре. Учитывая, что отдельные персонажи умудрились засветиться сразу в нескольких силовых ведомствах (тот же Сергей Иванов или гроза мигрантов Константин Ромодановский), общее число «откровенных силовиков» во власти можно округлить до 30 процентов, что значительно меньше, чем по версии Андрея Илларионова.

Даже бизнесменов в «золотой сотне» больше – 34 человека, из которых шестеро (в их числе – помощник Путина Владислав Сурков) пришли из банков, а четверо (как главный по энергетике Сергей Оганесян) – из нефтянки.

При этом 55 процентов госслужащих до важного назначения «окучивали» другие, менее престижные карьерные ступеньки в различных органах власти. То есть более половины российских випов – профессиональные бюрократы. И со временем число их обещает расти. Как и число силовиков в верхах.

– У меня есть товарищи, которые говорят: «Деньги есть, хочу работать чиновником», – рассказал «Собеседнику» бывший бизнесмен, замглавы Росприроднадзора Олег Митволь. – Но по новому закону о государственной гражданской службе, чтобы стать заместителем руководителя службы, как я, надо иметь шестилетний стаж работы чиновником. А рядовым сотрудником человек состоявшийся не пойдет, ему это неинтересно.

– Это сделано, чтобы не пустить во власть бизнесменов?

– Скорее, чтобы трудо-устроить силовиков. Ведь у выпускников военных вузов учеба засчитывается в стаж, а у гражданских – нет.

Бюрократы совершили «февральскую революцию»

Но пока лишь восемь процентов вип-служащих прошли профессиональную военную подготовку. Остальные предпочитают более проторенные дорожки, и необязательно они идут через вуз, связанный с будущей профессией (ФСБ, например, возглавляет кораблестроитель Николай Патрушев – пока не тонет).

Можно, конечно, учиться, учиться и учиться, чтобы потом с соответствующим дипломом в зубах карабкаться по вертикали власти, как по масленичному столбу. Но куда проще получить образование юриста – самое востребованное сегодня во власти (включая президента, им запаслись 20 процентов чиновников).

Юристов во власти – почти столько же, сколько экономистов и финансистов, вместе взятых. А вот гуманитариев в «золотой сотне» – всего 8, причем все они (за исключением прошедших КГБ) загнаны в резервацию Министерства культуры. Даже в Минобразовании места лирикам не нашлось – здесь больше физики (типа Андрея Фурсенко) в почете.

Средний возраст российского руководства – 52 с небольшим. Самому молодому чиновнику – замминистра экономического развития Кириллу Андросову – всего 35. А в аксакалы правительственной бюрократии выбился 62-летний министр регионального развития Владимир Яковлев.

Но что самое странное, больше всего чиновников (16 процентов) родилось в коротком феврале (почти столько же, сколько за все весенние месяцы). Следом идут рожденные в июле (12 процентов) и в январе (10). Самым неудачным для правительственной карьеры выдался промозглый декабрь. В этом месяце из всей «сотни» родился лишь замминистра обороны Николай

Панков, да и тот второго числа.

Питерских чуть больше, чем московских

– При назначении на важный пост определяющую роль играет не столько дата рождения, сколько место, – пояснила «Собеседнику» специалист по подбору персонала Татьяна Аверинцева. – Не секрет, что существуют своеобразные землячества, которые помогают пристраивать во власть своих.

Так, землячество во главе с Владимиром Путиным пристроило в «золотую сотню» 17 человек, родившихся и живших в Ленинграде, и еще 16, обраставших в этом городе связями, – общим числом 33.

Процент московских во власти несколько меньше – всего 31. Остальная треть кресел поделена на паритетных началах между уроженцами остальных регионов России и бывших союзных республик. За пределами Союза родился лишь министр сельского хозяйства Алексей Гордеев.

– Выбирая министерство себе по вкусу, – продолжает Татьяна Аверинцева, – следует обратить внимание на место рождения министра или его приближенных. Ведь, помимо профессиональной, у некоторых министерств существует еще и «географическая специализация».

Свердловских медиков, например, с распростертыми объятиями встретят в ведомстве Михаила Зурабова, краснодарских прокуроров – в Мин­юсте, а столичных дипломатов – в МИД. Уроженцев Перми ждут в Министерстве природных ресурсов, Челябинска – в Минпроме, а Красноярска – в МЧС

В общем, для того чтобы стать успешным российским чиновником, желательно родиться в феврале 1955 года. Быть непременно мужчиной (в «золотую правительственную сотню» затесались лишь две женщины). Родиться в Питере, получить диплом юриста, породниться с КГБ и засветиться на госслужбе.

Если вы обладаете этими качествами, министерский портфель вам обеспечен.

Оригинал материала

>»Собеседник» от origindate::09.05.07