"Мне надоело толочь воду в ступе"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

"Мне надоело толочь воду в ступе" ГАЗЕТА уже сообщала о возбуждении уголовного дела против бывшего губернатора Кемеровской области Михаила Кислюка, в рамках которого Генпрокуратура предъявила ему обвинение в превышении служебных полномочий, допущенных при реализации продовольственной программы "Фата". Речь идет о событиях начала - середины 1990-х годов. Свое первое интервью в статусе обвиняемого Кислюк дал корреспонденту ГАЗЕТЫ Владимиру Баринову


"- Расскажите, в чем суть программы 'Фата'?

- Собственно говоря, 'Фата' это название итальянской компании, существующей уже много десятков лет. Она производит сельхозоборудование и разрабатывает программы сельхозразвития. 'Фата' успешно действовала во многих европейских странах и США. Эти программы можно назвать 'Зеленой революцией', когда отдельный регион получает «удочку для ловли рыбы» и через некоторое время полностью обеспечивает себя продовольствием. Руководитель 'Фаты' господин Дерозе еще в 60-х годах заинтересовался рынком СССР, однако в условиях плановой экономики переговоры с советским руководством зашли в тупик. Вспомнили о «Фате» лишь в конце 80-х. Тогда в Кемеровской области сложилась критическая ситуация. Этот регион был исключительно промышленным. Здесь добывалось до 75% кокса страны, была мощная металлургическая и химическая промышленность. Однако в сельском хозяйстве было занято всего 5% трудоспособного населения. В результате в 1989-90 годах начались массовые забастовки шахтеров и рабочих, требовавших улучшения условий жизни, - на прилавках магазинов не было ни мясных продуктов, ни хлеба, ни мыла. Тогда Михаилом Горбачевым и Николаем Рыжковым было принято решение о разработке продовольственной программы совместно с итальянцами. Многие регионы не брались за программу, требовавшую огромных вложений, а мы согласились. Тогда нам многие говорили, что если «Фата» даст хорошие результаты, ее запустят и в других областях. 
- Кто принимал решение о запуске программы в Кемеровской области? 
- Поскольку речь шла об огромном кредите в 202,5 миллиона долларов, который Кемеровской области предоставил итальянский банк «Медиокредито Чентрале» (51% акций этого банка принадлежит правительству Италии), решение о запуске программы принималось в согласовании с руководством правительства РФ, Министерства финансов, Министерства экономики, Минсельхоза, председателя Центробанка и Внешэкономбанка. Гарантом возвращения кредита выступило российское правительство. Все было согласовано и на областном уровне. Хотя это была федеральная программа, и если бы я отказался ее исполнять, то мне просто пришлось бы уйти с поста губернатора области! И я с 1991 года начал ее выполнять. 
- Как пошли дела? 
- Вполне успешно! Программа была рассчитана на 12 лет. И на 1997 год, когда я ушел с поста губернатора, было уже поставлено оборудования на 43 миллиона долларов. Было заново построено или реконструировано множество различных предприятий пищевой и сельскохозяйственной промышленности. В 1996-97 годах мы выходили на уровень обеспечения продовольствием области на 60-70%. Завозить из других регионов приходилось все меньше и меньше, в магазинах появились собственные качественные продукты. 
- А что произошло после 1997 года? 
- Программу, по сути, свернули. Итальянцы перестали поставлять оборудование. Долги области за неисполнение взятых обязательств растут и уже достигли астрономической суммы в 215 миллионов долларов. Хочу отметить, что после ухода с поста я уехал из области, но был готов оказать любую помощь советом в реализации 'Фаты'. Но вместо этого команду профессионалов, курировавших ее, просто-напросто разогнали. Многих из них привлекали к уголовной ответственности за вымышленные злоупотребления, но вина никого в суде доказана не была. Дело в том, что все было организовано так, чтобы исключить разворовывание средств. Живых денег область не видела! 
- В чем заключаются претензии прокуратуры к вам в связи с «Фатой»? 
- Я сам не могу понять до конца сути предъявленного мне обвинения. Думаю, что дело имеет политический подтекст. Например, мне инкриминируют, что подписание контракта не было согласовано с областным советом депутатов. Это не так! Как совет, так и прокуратура были в курсе программы, и не требовалось никакого дополнительного согласования, никто не опротестовывал контракта. Тем более что все было согласовано на уровне правительства страны. И почему совет депутатов 'прозрел' лишь спустя 13 лет и обратился в прокуратуру, мне совершенно непонятно… Хочу отметить, что высшим должностным лицом области до принятия в 1993 году новой Конституции числился председатель областного совета народных депутатов Аман Тулеев, а я, будучи назначенным губернатором (Михаил Кислюк был назначен главой региона президентом Борисом Ельциным. - ГАЗЕТА), фактически подписывал уже готовые документы. Кстати, сам Аман Тулеев в 1994 году в прессе с похвалой отзывался о результатах выполнения контракта, говоря, что он 'выведет сельхозобработку на мировой уровень'. Первые вопросы ко мне и моим помощникам появились уже после 1997 года. И в течение шести лет я постоянно ходил на допросы к следователям как свидетель. Когда приходил домой - находил буквально пачки повесток. Год назад мне окончательно надоело толочь воду в ступе, и я перестал давать показания. 
- Что вы намерены предпринять сейчас, после возбуждения уголовного дела? 
- Вместе с адвокатом Евгением Черноусовым, мы подадим ряд ходатайств. В частности, потребуем передачи дела для расследования из Управления Генпрокуратуры по Сибирскому федеральному округу в центральный аппарат или же в другой федеральный округ для объективного и всестороннего изучения материалов. Кроме того, будем ходатайствовать об отдельных расследованиях по делу «Фаты». Отдельно за период с 1991 года по 1997 год, когда я был губернатором, и отдельно с 1997 года, когда во главе области стояла уже другая команда. Дело в том, что я не понимаю, как я могу отвечать за то, что творилось с программой после моего ухода. Хотя в материалах фигурируют обвинения за 1998 год. Для дачи показаний мы попросим следователей вызвать ряд высокопоставленных чиновников правительства, которые участвовали в подписании контракта в начале 90-х годов. У нас с адвокатами не оборонительная, а очень активная, наступательная позиция! 
- Вы говорите о политическом подтексте уголовного дела? 
- Я не исключаю, что это так. Дело в том, что прокуратура резко активизировалась и предъявила абсурдные обвинения после того, как я заявил, что намерен еще раз попытаться занять пост губернатора.  
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации