"Можно попросить водички?"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Можно попросить водички?"

Очная ставка свидетеля Вавилова с подсудимым Олейником

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::23.03.2002, "Андрей Вавилов вернулся в замминистры на время допроса в суде", Фото: "Время новостей"

Converted 12801.jpgВчера Московский гарнизонный военный суд допросил бывшего замминистра финансов Андрея Вавилова, проходящего свидетелем по делу бывшего главного финансиста Минобороны Георгия Олейника. Суд интересовало, зачем свидетель Вавилов подписал в 1996-1997 годах два соглашения, согласно которым подсудимый Олейник перечислил английской фирме United Energy International $450 млн для "ЕЭС Украины". Всю вину господин Вавилов взвалил на тогдашнего министра обороны.

41-летний Андрей Вавилов держался вполне уверенно. Волнение выдавали только руки – он то снимал, то надевал обручальное кольцо. Да еще его просьба к судье Василию Винокурову в начале допроса: "Можно попросить водички?",– на которую последовал ответ: "Нет у нас воды в зале суда".

Бывшему замминистра финансов, а ныне директору института финансовых исследований (так он представился суду) предстояло ответить на вопрос, зачем он подписал два соглашения о перегонке $450 млн по счетам "Газпрома", налоговой инспекции #28 города Москвы, федерального казначейства Минфина, Минобороны, фирмы United Energy International, принадлежащей "ЕЭС Украины", и о возврате этой суммы опять в "Газпром". За выполнение этих соглашений Министерством обороны и судят генерала Олейника.

– Соглашения абсолютно законные,– с ходу заявил свидетель Вавилов.– Это признал Хамовнический суд, удовлетворив мой иск к Счетной палате, которая ранее написала в своем акте, что я превысил должностные полномочия. Вот судебный вердикт.

И передал полковнику Винокурову несколько сшитых листов. А пока тот просматривал их, продолжил:

– Возьмем для примера военный суд. Бухгалтер выписал сотруднику командировочные средства, а тот их пропил. Отвечать должен тот, кто потратил. Инициатива подписания данных соглашений принадлежала Министерству обороны. Я же подписал их, когда там уже стояли все другие подписи.

– А кто тогда был министром обороны? – решил проверить память свидетеля судья.

– Родионов! – ответил господин Вавилов. И заодно вспомнил, что руководителем департамента оборонного комплекса Минфина, который готовил ему на подпись упомянутые соглашения, была Любовь Куделина – нынешний замминистра обороны. Вот с нее, мол, и спрос, а он здесь ни при чем.

Но полковника Винокурова такой ответ не устроил:

– Вы знакомились с соглашениями перед их подписанием?

– Да я в день подписывал их штук сто! Минфин не может указать Министерству обороны, где покупать доски – в соседнем магазине или на Украине,– сказал свидетель и посмотрел на часы. Допрос затягивался.

Далее судья решил устроить очную ставку свидетеля Вавилова с подсудимым Олейником по одному любопытному вопросу. Георгий Олейник с самого начала следствия говорил, что выполнить упомянутые соглашения его обязал по вертушке именно замминистра Вавилов, угрожая снятием с должности. Тот же телефонный звонок отрицал.

– Я настаиваю на своих показаниях,– заявил подсудимый, глядя в глаза свидетелю.

Но тот стоял на своем:

– Никаких указаний, ни звонков, ни личных встреч у нас с Олейником не было.

И пожаловался на следователя военной прокуратуры, который якобы обещал допрашивать его ежедневно, если он не признается сразу, что два данных соглашения были не чем иным, как взаимозачетом.

– У него была задача подвести меня под нарушение закона. Но это был не взаимозачет, а живые деньги.

– Перечисление денег английской компании соответствовало условиям данных соглашений? – судья, похоже, тоже решил подвести господина Вавилова под нарушение закона. Но свидетель оказался крепким орешком:

– В принципе это нарушение, но оно используется повсеместно для уклонения от уплаты налогов.

Гособвинителя полковника Владимира Милованова, в свою очередь, интересовало, почему Минфин, являющийся органом валютного контроля, допустил перечисление подсудимым Олейником валюты без разрешения ЦБ. Но господину Вавилову и здесь удалось увернуться: он заявил, что Минфин – орган валютного контроля только при издании инструкций, а за конкретными операциями должны следить в коммерческих банках.

Адвоката же Аду Яковлеву занимал вопрос, правда ли, что президент корпорации "ЕЭС Украины" Юлия Тимошенко (Yuliya Timochenko) лично явилась в кабинет Андрея Вавилова и принесла проект спорных соглашений.

– Тимошенко действительно была в моем кабинете. Ну а кому она представила проекты соглашений, я не знаю. В Минфине несколько этажей и огромное количество кабинетов.

– А могло бы Минобороны,– продолжила адвокат,– снять со счета те $450 млн, которые соглашениями предписывалось перечислить английской фирме, и как бы это отразилось на "Газпроме", которому в итоге и попали эти деньги?

Свидетель тяжело вздохнул и задумался.

– Господин судья, мне задают вопрос в сослагательном наклонении,– заметил господин Вавилов и продолжил:– Но что я могу сказать? Ответственность наступает в соответствии с действующим законодательством.

– Но вы же являлись членом совета директоров "Газпрома"! – напомнил свидетелю адвокат подсудимого Сергей Дворянов.

– Да, являлся с 1993-го по 1997 год. Можно, я два слова скажу в конце? – попросил господин Вавилов.

– Нет,– отрезал судья,– здесь не собрание партии.

Выйдя из зала суда, на вопрос корреспондента Ъ, нарушил ли, по его мнению, закон подсудимый Олейник, господин Вавилов ответил уклончиво: "Я не хочу высказывать свое мнение до решения суда".