"Мои телефонные переговоры висят в Интернете"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Кондауров о [page_13431.htm своих прослушках]

Cпецслужбы готовят похищение Невзлина

- Мои телефонные переговоры висят в Интернете.
- А они ваши?
- До буквы
Алексей Кондауров

Оригинал этого материала
© "Московские новости", origindate::29.12.2003 Кондауров: " Я знаю, что меня и полкомпании прослушивают", Фото: "TOPSEC"

Юрий Васильев

Converted 15857.jpg
Алексей Кондауров, советник главы компании "ЮКОС-Москва"

Бывший чекист и функционер ЮКОСа ушел в большую политику. Первое интервью в качестве депутата Госдумы Алексей Кондауров дал "МН"

Люди, подобные Алексею Кондаурову, обычно молчат: дальнее прошлое у них засекречено, ближайшее - по крайней мере, непублично. Однако в прошлую субботу генерал-майор ФСБ в отставке, советник главы компании "ЮКОС-Москва" Кондауров получил удостоверение депутата Госдумы, куда прошел по спискам КПРФ. Теперь он - публичный политик.

- О том, что Ходорковского не отпустят, я знал еще до процесса, - заявил Кондауров в ответ на просьбу оценить шансы экс-главы ЮКОСа на освобождение из-под ареста. - Не потому, что закон на стороне следствия - он как раз на стороне арестанта. Но желание прокуратуры видеть его в тюрьме сильнее закона.

- Однако первое, октябрьское решение Басманного суда было принято за несколько минут. А второе принимали два дня. 

- Прокурорам пришлось срочно оформлять новые документы о продлении следствия. В первый день суда таких бумаг у них не было - видимо, настолько безответственные люди, что думали: мол, съедят и так, нечего суетиться. Но их схватили за руку, поэтому заседание суда было растянуто на два дня. Хоть какое-то подобие отправления правосудия ведь должно быть.

- Злые языки утверждают, что отказ ЮКОСа от миллиарда долларов отступных, связанных с расторжением сделки по слиянию "Сибнефтью", был приурочен как раз к этому суду.

- Насколько я понимаю, со стороны ЮКОСа ничего подобного про отказ от отступных заявлено не было. Деньги, которые компания вложила в слияние с "Сибнефтью" - заемные, за них платится внушительный процент. Потом, компания не может принимать такие решения сама по себе: есть у нее и миноритарные акционеры - достаточно серьезные люди, которые могут возмутиться отказом от компенсации. Так что, думаю, переговоры будут продолжены и до какой-то суммы стороны договорятся.

- Значит, с Басманным здесь никакой связи нет?

- Миллиард за изменение меры пресечения - многовато, не находите?.. Конечно, для Ходорковского ничего не жалко, но вопрос ведь принципиальный. Из постоянного общения с людьми в правоохранительных структурах мне известно следующее: следствие пробуксовывает, у него нет той суммы доказательств, на основании которой можно вынести обвинительное заключение.

- Это говорят прокурорские или ваши коллеги?

- И те, и другие. Все, кто стоит на позиции закона и с нее рассматривает проблемы ЮКОСа. И торг с государством за освобождение Ходорковского я считаю неуместным. Более того, я полагаю, что такие торги в настоящее время и не ведутся: слишком далеко все зашло. Вопрос уже в том, кто кого - чистая политика.

- "Дело ЮКОСа" для вас изначально не было политическим?

- Было, конечно. И чем дальше, тем больше - вопрос в степени его политизации. На думских выборах "фактор Ходорковского" дал какие-то проценты "Единой России" и "Родине" и отнял голоса у КПРФ.

- Тем не менее, небольшая "фракция ЮКОСа" в Думу через КПРФ попала - Сергей Муравленко, вы...

- Да, у Сергея и у меня - левые взгляды. Но то, что мы когда-то работали в ЮКОСе, не означает, что мы делегированы в парламент самим ЮКОСом.

- Продолжаются ли, по вашим сведениям, переговоры между ЮКОСом и Кремлем?

- Если они даже и идут, то в команду переговорщиков я не вхожу. Но скажу так: было бы неправильно, если бы такие переговоры сегодня не велись. С какими бы чувствами я ни относился к нынешней власти, но она законно избрана народом России. А ЮКОС - один из столпов российской экономики. Поэтому компании надо вести диалог, убеждать власть в том, что ее действия вредят стране и ее гражданам.

- С приходом Семена Кукеса компании стало легче?

- Моя позиция: ЮКОС - нефтяная компания. Ее дело - успешно добывать нефть, перерабатывать ее, внедрять новые технологии. Короче, стремиться к тому образцу, который задал Ходорковский. Кукес - очень сильный профессионал, менеджер. Считаю, что он в состоянии идти вперед с той командой, которая на сегодняшний день сложилась в компании.

- Кого ваши собеседники из спецслужб считают инициатором "дела ЮКОСа"?

- Называют генпрокурора Устинова. [...] Я уверен: когда процесс запускался, Путин был поставлен в известность. И дал в какой-либо форме согласие на то, чтобы процесс шел так, как он идет сейчас. Можно кивать на Виктора Иванова, Сечина или Устинова: да, они добросовестные исполнители и продавливают линию. Но предположение, что президент в этом деле лишь работает с документами - политическая банальность.

- Кто из исполнителей-силовиков более всего усерден в "деле ЮКОСа" ?

- По следствию - естественно, прокуратура: там набили руку на делах Гусинского, Березовского, Голдовского и множестве подобных. А оперативное обеспечение - прослушка, подглядка, наружка и прочие фокусы, - это уже дело ФСБ. Я знаю, что меня и полкомпании прослушивают. Непонятно лишь, каким образом спецслужбы получили на это разрешение суда.

- Оно им так необходимо?

- Вот вам пример: мои телефонные переговоры висят в Интернете. Если это не ФСБ, то там должны озаботиться - а кто это без судебного разрешения, незаконным образом прослушивает граждан России? Прийти ко мне должны, спросить: "Алексей Петрович, это ваши разговоры?"

- А они ваши?

- До буквы. Причем вывешивались они и в то время, когда я был кандидатом в депутаты. Или еще пример: на пустой дороге за тобой долго едут, а потом резко бьют в правое крыло - так у меня было в ноябре. Никого обвинять не хочу, но и случайностью назвать трудно... Или когда к тебе поступает информация: одного из акционеров ЮКОСа, находящегося за границей, хотят доставить в Россию.

- По линии Интерпола?

- По образцу Кутепова в тридцатых годах.

- На этот раз - не из Европы, а из Израиля?

- Да... Попахивает такими вещами, которые у меня - человека, работавшего двадцать с лишним лет в КГБ - в голове не укладываются. Я не говорю, что мы были белыми и пушистыми. Но тот же Филипп Бобков, под началом которого я работал в Пятом управлении, требовал соблюдать закон даже в гонке за диссидентами - не говоря уже о контртерроре, на котором "сидел" я. А теперь, допустим, Алексея Пичугина сотрудники спецслужб колют какими-то препаратами, ослабляющими волю - это же вообще запредельно! Даже по очень серьезным шпионским разработкам - вроде дела генерала Полякова - такого рода спецсредства не использовались. Ни в одном управлении не использовались, иначе я бы знал.

- Фамилия Марков ни о чем не напоминает?

- Словам Калугина я верю так же, как словам следователя Каримова. Если что-то подобное уколу отравленным зонтиком и было, то по заказу братской Болгарии. И потом, речь не об убийствах, а об использовании спецсредств следствием.

- По-вашему, в этом тоже виноват президент, а не исполнители?

- Исполнители - люди зависимые: они прислушиваются к каждому слову, сказанному наверху. Когда господин Путин, будучи еще кандидатом, произнес сакраментальную фразу про сортир, он фактически провозгласил внесудебную расправу в качестве одного из общественных институтов. Или вспомните эвакуацию Собчака с пересечением госграницы, о которой Путин говорит с гордостью - это как понимать с точки зрения права? Двусмысленное понятие "диктатура закона" - все равно диктатура, при которой в слово "закон" можно вкладывать любой смысл.

- Ходорковский, когда его привезли в Басманный суд, выглядел нездоровым. Только потому, что тюрьма - не курорт?

- Мне бы не хотелось думать совсем плохо: надеюсь, что тормоза у людей есть. Но если Пичугина кололи, теоретически можно предположить все, что угодно.

- Насколько нынешние спецслужбы, по вашим наблюдениям, однородны в поддержке президента?

- Кто поддерживает, кто нейтрален. Есть и те, кто считает, что Путин - не совсем та фигура, которая нужна России в качестве президента.

- Ревность генералов к подполковнику?

- У меня, генерала - нет, хотя мое отношение к Путину вы понимаете. Просто я не вижу у него осмысленных стратегических шагов. Хорошо говорить о росте экономики, когда нефть - под тридцать за баррель. При этом сегодня как-то забывается, что рост этот - во многом заслуга ЮКОСа, которым командовал Ходорковский, а вовсе не господин Устинов... Потом, некоторые вещи мне просто несимпатичны. Когда о подлодке говорится она утонула". Когда в стране 30 миллионов бедных, [page_11098.htm а у тебя на правой руке - "Патек Филипп"...]

- Что ему, "Луч" носить?

- А почему бы и нет, в нищей-то стране? [page_14240.htm Тот же Ходорковский носил пластмассовые часы.]

- Когда по вашим прикидкам можно ожидать процесс над Ходорковским и Лебедевым?

- Допускаю, что Платона Лебедева будут судить до президентских выборов - надо же показать, что олигархов настигает кара. А с Ходорковским могут и повременить.

- О независимости судебной власти говорить не приходится. Правых в парламенте нет. Финансирование оппозиционных партий акционеры ЮКОСа свернули, других спонсоров не наблюдается. Куда пойдет оппозиция - во власть, в небытие или на улицу?

- Про финансирование мне неведомо... Власть после думских выборов пребывает в состоянии эйфории, которое может сослужить ей плохую службу. Стратегии там, повторяю, серьезной нет. А есть более или менее успешное решение сиюминутных задач подковерными политиканскими средствами, укоренившимися еще во времена Ельцина - сдержки-противовесы и прочие загогулины. Бедных уже десятки миллионов. И когда сыпаться начнет все, разочарование людей будет катастрофическим. Куда оно потечет, кто сумеет его канализировать и сумеет ли - я сказать не могу.

- Вы уже решили что-либо по президентским выборам?

- Даже если выдвинется Зюганов, лично я голосовать не пойду (разговор шел до съезда КПРФ, где определялась партийная позиция. -"МН"). Потому что себя уважаю, а меня парламентскими выборами унизили - не только потому, что шел от КПРФ. Уже никто всерьез не говорит, что административный ресурс антиконституционен - ну, есть он и есть...

- Чем в Думе будете заниматься?

- А как сами думаете, в какой комитет я пойду?

- Если спрашиваете, то не в комитет по ТЭК. И не по безопасности.

- Я в комитет по образованию пойду. В этой отрасли еще можно сделать рывок. Интеллектуальный потенциал у нас немереный, и при нормальных векторах развития можно добиться сверхрентабельности образования. Потом, на этой поляне можно найти консенсус даже с нынешними правителями - все-таки они люди ответственные и о будущем страны думают.

Досье "МН"

Кондауров Алексей Петрович, родился в 1949 году. Закончил Московский инженерно-экономический институт (ныне Государственный университет управления) по специальности "экономическая кибернетика", затем обучался в Высшей школе КГБ в Минске. Служил в Пятом и Девятом управлениях КГБ, возглавлял Центр общественных связей ФСК - ФСБ. После событий октября-1993 ушел из органов, генерал-майор ФСБ в отставке. С 1994 года - в структурах ЮКОСа, последняя должность - советник аппарата президента ОАО "ЮКОС Москва". Депутат Государственной Думы РФ четвертого созыва по федеральному списку КПРФ (номер 13).