"Мой камуфляж промок от крови..."

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

"Мой камуфляж промок от крови..." Наш специальный корреспондент передает из Беслана


"В операции по освобождению заложников непосредственное участие принимали не только спецподразделения ФСБ, МВД, но и военнослужащие 58-й армии Минобороны.

 С ее командующим генерал-лейтенантом Виктором Соболевым я встретился в коридоре полуразрушенной школы утром 4 сентября, буквально через несколько часов после окончания боя. Вид у него был уставший. Генерал заглядывал в классы. Изредка что-то спрашивал у проводивших разминирование здания подчиненных. Услышав ответ, шел дальше, переступая через завалы мусора и обходя еще не убранные трупы боевиков. Кто-то из окружающих сказал, что командующий все это время не спал – руководил операцией.
     Генерал Соболев сообщил, что здесь действовало несколько подразделений 58-й армии: две мотострелковые роты, подразделения блокирования, разведрота, танковый взвод и разведывательно-десантная рота. Последняя непосредственно участвовала в штурме вместе со спецотрядами ФСБ и МВД, руководители которых, кстати, после окончания операции высоко оценили выучку и профессионализм спецназовцев Минобороны. При этом командующий отметил, что на счету его десантников - 3 уничтоженных боевика.
     Еще одного, последнего, бандита танкисты 58-й армии расстреляли в 3 часа ночи 4 сентября в здании школьной столовой. Предположительно это был главарь террористов по кличке Магас. Он ожесточенно отстреливался, то и дело перебегая из помещения в помещение. Его отход прикрывали два телохранителя. Один из них был с пулеметом Калашникова. Этих двух спецам из группы «Альфа» удалось поочередно уничтожить. А вот взятие главаря было возможно только ценой значительных потерь. Тогда и пришли на помощь элите ФСБ танкисты.
     Отъезжая с территории школы, генерал Соболев также отметил, что вместе со спецподразделениями в спортзал, где долгое время удерживались заложники, первыми вошли военные инженеры, чтобы обезвредить самодельные взрывные устройства. Одним из них был начальник инженерных войск 58-й армии полковник Бахтияр Набиев (на снимке). Вот что он рассказал о происходящем в тот злополучный день:
     - 3 сентября примерно в час дня (точное время не засекал, некогда было) я и мой помощник подполковник Андрей Гаглоев наблюдали за школой и стояли у угла дома, который находился недалеко от северной стороны здания школы № 1. Через некоторое время за железными гаражами, которые находились примерно в 10 метрах от спортзала школы, появились женщины. Начали кричать, просить помочь. Побежали к ним. Открыли проход между гаражами. Вытащили 5-6 женщин и отвели в безопасное место.
     Затем направились вместе с бойцами группы «Вымпел» к зданию школы. Подошли к торцу спортзала с северной стороны. От самого спортзала нас разделяло небольшое помещение, видимо раздевалка. На окне была решетка. На ней висело безоболочное взрывное устройство - пластмассовая двухлитровая бутылка. Внутри пластид - грамм 400-500 и около двух килограммов шариков от подшипников. Каждый такой шарик - это чья-то смерть. Фугас удалось быстро обезвредить. Залезли в помещение. Там мы обезвредили еще три фугаса. Возможно, это спасло многие жизни заложников, которые позже через этот проход выбрались наружу.
     Делали свое дело до первого и сразу за ним последовавшего второго взрыва. После мощных хлопков внутри спортзала оттуда повалил черный дым. Мы выбрались наружу оглушенные. Началось возгорание крыши. В помещении забушевал огонь.
     Услышали крик о том, что из школы выбегают дети. Увидев первых из них, побежали им навстречу. Многие дети были ранены. Буквально за полчаса каждый из нас помог вытащить из-под обстрела боевиков примерно 25-30 женщин и детей. Некоторых пришлось выносить от здания школы на руках. Мой камуфляж промок от крови... И все это под огнем боевиков.
     Потом вновь пробрались в это подсобное помещение, заглянули внутрь спортзала. Бандиты начали стрелять прямо в зал. Они все время вели перекрестный огонь по большим окнам спортзала с огневых точек, расположенных справа и слева в одном из корпусов школы и в соседнем здании столовой. Террористы добивали тех, кто уцелел после взрыва. Рядом с нами оказалось два раненых мальчика. Мы им помогли добраться до безопасного места.
     Раненых на наших глазах помогали вытаскивать местные жители. Они отчаянные люди. От невыносимой жары в зал мы уже не смогли зайти. Там было уже, наверное, градусов 200 по Цельсию. А местные – отчаянные люди. Выбегали оттуда с горящими волосами. Обливали себя водой и вновь бросались в пламя спасать детей. Все это происходило под непрекращающимся шквалом огня со стороны боевиков. Они стреляли и слева, и справа, и сверху снайперы били. Стреляли по детям, по женщинам, по нам…
     Пока обсуждали, как действовать дальше, пуля сразила офицера группы «Вымпел», который стоял между нами. Ответный огонь никто из окружавших нас военных не открывал. Не видно было, куда стрелять. Ведь там могли быть еще дети.
     Зашли в зал. Первой пошла офицерская группа разграждения. Исходя из такой обстановки, она была создана буквально в считанные секунды. В нее вошли три человека - я, подполковник Андрей Гаглоев и капитан Александр Морозкин. И, хочу отметить, решение о создании такой группы оказалось вполне оправданным. Хотя все мы могли бы освободить для подрастающего поколения офицеров занимаемые нами должности в два счета…
     Еще один фугас обезвредили непосредственно в спортзале. Он висел на шведской лестнице у стены прямо рядом с входом в раздевалку. Бутылка от огня уже оплавилась. Взрывчатка нагрелась до критической температуры. Мы быстро вытащили ее из помещения и бросили в ведро с водой. Чудом не прогремел взрыв.
     Недалеко от него, на баскетбольном кольце, висел другой фугас, но до него мы не могли дотянуться. Слишком высоко его подвесили террористы. Тем более что бандиты вели по нам огонь. И добраться до этой взрывчатки было невозможно.
     Надо отметить, что минировали спортзал и другие помещения блестящие профессионалы. Правда, сделали они это с верхней степенью цинизма и с каким-то кровожадным излишеством. Каждое самодельное устройство могло сработать от нескольких цепей. Еще, что особенно бросилось в глаза нам как профессионалам, это то, что вся сеть, скорее всего где-то в другом месте, была собрана с таким расчетом, чтобы разместить ее именно в помещениях этой школы. Скорее всего, они очень тщательно готовились. Досконально знали схему расположения всех помещений. Затем всю эту цепь сложили в несколько мешков с таким расчетом, чтобы в очень короткий срок ее развернуть. На проводах виднелись номера. Вероятно, каждый номер этой сети соответствовал определенному помещению. При этом все детонаторы в зарядах уже стояли.
     Чуть позже начал работать инженерно-саперный батальон одного из соединений 58-й армии. Саперы, разбившись на группы, обезвреживали боеприпасы, взрывчатые вещества непосредственно в здании, а также разминировали территорию вокруг школы. Уже после завершения штурма, когда стрельба стихла, мы тщательно обследовали помещения школы. Там же нашли «пояса шахидов».
     К сожалению, в ходе операции по освобождению заложников серьезные потери понесли спецназовцы, в том числе группа антитеррора «Альфа». Получили ранения и двое военнослужащих 58-й армии. Все они оказались в ситуации, когда им пришлось собой прикрывать заложников. Некоторые погибли, вынося на руках детей.
     …Уже ясно, что история с захватом заложников в Беслане закончилась, но еще не ясно, чем. Конечно, своей цели – подорвать Северный Кавказ, вызвать войну с Ингушетией, развязать кровавую резню в приграничной зоне — эти подонки не достигли. Но самой кровавой и жестокой акцией последнего времени террористы заставили жителей нашей страны понять, что против них ведется беспощадная война. А на войне надо сражаться.
Старший сын
     Ученикам школы №1
     города Беслан
     Время. Подрастают сыновья.
     Лето кончилось, и в тридцать пятый раз
     Снова осень. Вот уже и я
     Провожаю сына в первый класс.
     Дома ждут машинки без колес
     И набор пластмассовых солдат,
     Мишки, кубики, разбитый паровоз
     И любимая игрушка – автомат.
     Насмотревшись телевизионной шелухи,
     Сын вопросами «достал» отца и мать,
     Он усвоил, кто его враги,
     А еще понятье «убивать».
     Он всегда вести со мной готов
     Откровенный и серьезный разговор,
     Только путает еще значенье слов
     «Терроризм», «теракт», «антитеррор».
     Разве грудью можно всех детей
     Заслонить? О, Боже, помоги!
     НЕЛЮДЕЙ искать среди людей,
     Волю сжав в железные тиски!
     Только, видно, Бог за что-то проклял нас.
     Нас и нашу грешную страну.
     …Провожаю сына в первый класс.
     Провожаю. Словно на войну.
     Гвардии подполковник Дмитрий СТРЕЛЬЦОВ. 4.09.04 г.
* * *
     Хочется надеяться, что трагедия в Беслане встряхнет все же россиян и заставит их прозреть и сплотиться во имя национального самосохранения в интересах решения поставленных в минувшую субботу главой государства задач. Ведь, говоря откровенно - и все опросы общественного мнения это подтверждают, - Президент России остается единственным человеком в федеральной политической элите, которому, несмотря на все трудности и проблемы повседневной жизни, по-прежнему верят миллионы российских граждан и готовы поддержать его в усилиях по укреплению национальной безопасности, по наведению порядка и законности во всех сферах жизни общества.
     Думается, что на настроениях общества могут положительно сказаться успехи в борьбе с экономической преступностью - с теми, кто нелегально и полулегально выводит миллиарды долларов за рубеж, кто продолжает нагло «пилить» федеральный и региональные бюджеты. Может быть, такая борьба и ведется, но о ее результатах общественности мало что известно. Ловля же «мелкой рыбешки», приноровившейся воровать в 1990-е годы в обстановке всеобщей вседозволенности, вряд ли что-либо меняет в общей ситуации. Между тем без успехов в выкорчевывании преступных сообществ, установивших контроль за целыми экономическими отраслями (лесной, рыбной, табачной, алкогольной и т.д.) и зачастую связанных с коррумпированными чиновниками и сотрудниками правоохранительных органов, о консолидации общества и его сплочении перед новыми общенациональными угрозами говорить не приходится.
     И, наверное, многое будет зависеть от поведения нашей экономической элиты, сделавшей за счет народа баснословные состояния в период горбачевских экономических «новшеств» и ельцинской приватизации. Им стоит задуматься о необходимости самоограничения и скромности. Вызывающее поведение многих новоявленных миллионеров, нескончаемые сообщения СМИ о покупке ими спортивных клубов, реактивных самолетов, иностранных островов и курортов, роскошных светских тусовках мешает, как ничто иное, подлинной консолидации российского общества.
     Но, что, видимо, самое страшное, наше общество и государство не готовы пока к идейной борьбе с мировоззрением «террористического интернационала». Было бы упрощением и ошибкой считать, что все боевики и их «полевые командиры» воюют только ради долларов, которые щедро передаются им из-за рубежа и от северокавказских мафиозных структур, располагающих огромными финансовыми возможностями внутри самой России. Денежный фактор, несомненно, присутствует, и немало «солдат удачи» из арабских и других стран тянется на российский Кавказ. Вместе с тем те, кому приходилось воевать в Чечне, знают, с каким фанатизмом и ненавистью к России воевали и воюют иные чеченские боевики. Идеология ваххабизма в ее самых крайних и экстремистских формах, замешанных на антирусских предубеждениях, является сегодня опасным оружием недругов России – внешних и внутренних. Ваххабитский экстремизм исподволь пытаются внедрять в умы наших сограждан, особенно в районах традиционного доминирования ислама, и противоядие этой «заразе» может быть найдено только в духовной сфере и только при тесном взаимодействии власти с патриотически настроенными служителями ислама…
     России вновь объявлена война – война на уничтожение. Но война эта - принципиально нового для нас типа, в которой, как выясняется, нам еще только предстоит научиться сражаться и побеждать.
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации