"Мострансагентство" и "Агентство антикризисных технологий и инвестиций"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Газета Дело №", 14, декабрь 2005

МТА и АНТИ: примирение и покаяние

Екатерина Гончарова

Мирное разрешение бизнес-конфликта – явление редкое и нетипичное для современной России. Общеизвестно, что если уж захватчики вошли на предприятие, то они там и останутся. Отстоять свои права удается только тем, кто имеет либо серьезных защитников (что было в случае с МТА), либо очень большие деньги. Конфликт между «Мострансагентством» и Агентством антикризисных технологий и инвестиций (АНТИ), за которым с таким интересом наблюдали журналисты и бизнесмены, наконец разрешился, причем, на первый взгляд, все стороны остались довольны. Наше издание получило уникальную возможность узнать, что же произошло на самом деле, и чем все закончилось, непосредственно от главных участников тех событий.

Захват с похищением

Сегодня любой школьник знает, как правильно, а главное, без особых проблем, захватить понравившееся предприятие или завод. В этом смысле одним из хрестоматийных примеров является история «Мострансагентства», которая могла бы войти в учебник для юного рейдера (не сомневаемся, что такой появится в ближайшем будущем), если бы не финал. А начиналось все вполне в соответствии с традиционными рейдерскими схемами.

Как и большинство предприятий постсоветской корпоративной культуры «Мострансагентство» имело так называемый распыленный пакет акций, то есть акциями владели 1200 человек. Немудрено, что при таком количестве акционеров, уследить за движением всех активов было практически невозможно. Несколько лет назад до руководства предприятия стала доходить информация о повышенном интересе к «Мострансагентству», а точнее, к акциям компании, что, как известно, является первым признаком притаившихся за углом «поглотителей». Вскоре выяснилось, что столь пристальное внимание компании оказывает Агентство антикризисных технологий и инвестиций, но тогда Виктору Горину, генеральному директору МТА, и в голову не могло прийти, что до начала драматических событий осталось совсем не много.

Горин в то время владел 55%-ми акций, а потому не беспокоился. А зря. Активная фаза рейдерских действий началась 5 февраля 2004 года, когда акционеров компании оповестили о том, что скупка акций будет проходить в двух точках: возле гостиницы «Космос» и на Суворовской площади. На экстренном собрании совета директоров было принято решение о начале встречной скупки, но было уже поздно – АНТИ удалось приобрести, по словам Виктора Сергеевича, около 16% акций. В принципе на этом все могло и закончится, но дальше события стали развиваться по сценарию, достойному голливудских триллеров.

Горин В. С.: «Параллельно скупке акций произошло неприятное для меня событие – мои жена и две дочери были похищены. Как нам стало известно впоследствии, их отвезли в один из домов отдыха, расположенных на Щелковском шоссе. Сейчас я знаю, кто стоял за этим похищением, и могу однозначно утверждать, что Роман Першиков и Андрей Быстров (генеральный директор АНТИ и председатель совета директоров соответственно) к нему не причастны. С помощью сотрудников милиции нам удалось обнаружить место, где насильно удерживали мою семью, и освободить их в кратчайшие сроки».

Першиков Р. Ю.: «В процессе приобретения МТА главными задачами для нас являлись реструктуризация бизнес-проектов, выход на новые рынки и некоторые другие факторы. К сожалению, на первой встрече с Гориным, которая состоялась сразу после начала скупки акций, договориться о совместном ведении бизнеса не удалось. На тот момент мы, как акционеры предприятия, хотели войти в состав совета директоров. Далее ситуация развивалась по нарастающей.

Мне кажется, что информация, появившаяся в прессе и касавшаяся конфликта, создала некий образ, который никак не соответствует действительности. Что касается более конкретной негативной информации, например, о похищении семьи, то это просто красивая выдумка. В противном случае я бы сегодня с вами не разговаривал, а находился в другом месте».

АНТИрейд

Вообще в той истории переплелись интересы очень многих людей, заинтересованных в получении дорогой столичной земли и находящихся на ней объектов с развитой и отлаженной сетью по продаже авиа- и железнодорожных билетов, на основе которой можно было развернуть любой сетевой бизнес. Думаю, не надо объяснять, какую прибыль сулило такое предприятие. Поэтому не удивительно, что акции скупали одни, а психологической обработкой руководства МТА занимались совсем другие. Неприятные подробности этого похищения, с почти фантастическими рассказами о применении наркотических веществ в отношении дочери Горина и прочих способов склонить к принятию «правильного» решения генерального директора МТА, широко освещались в прессе, поэтому повторяться нет смысла. Важно другое – сегодня Виктор Горин, вспоминая события годичной давности, говорит, что зла и обиды на представителей АНТИ он не держит.

Горин В. С.: «Першиков и Быстров к похищению моей семьи отношения действительно не имели. В этом процессе участвовало три команды, которые действовали в рамках своих интересов. Кому-то были нужны именно наши объекты, кому-то сеть по продаже билетов, которая была единственной в своем роде. Понимаете, у каждого была своя цель, я думаю, что АНТИ было все лишь средством ее достижения. 
Причины происходящего в стране надо искать не в рейдерских компаниях, а гораздо глубже. Несмотря на то, что руководством нашей страны было принято решение не пересматривать итоги приватизации, я считаю, что это просто необходимо сделать. Потому что от той вопиющей безграмотности, с которой она была проведена, мы сегодня имеем рейдеров, «недружественные поглощения» и прочие вещи. На мой взгляд, неправильно, что в результате приватизации к бизнесу был допущен только узкий круг людей, тех, кто успел сориентироваться в новых условиях. А все остальные были просто выброшены из новых бизнес-отношений, из-за этого в сегодняшних корпоративных конфликтах участвует так много представителей властных и силовых структур. Отсюда же взятки и коррупция, и как следствие возникновение всевозможных рейдерских структур. Полагаю, что весь этот процесс был изначально спровоцирован».

Как бы там ни было, конфликт после полуторагодичного противостояния все-таки удалось разрешить. Как именно, герои публикации предпочитают не распространяться, однако, обе компании в результате получили бесценный опыт.

Горин В. С.: «Эта ситуация дала нам возможность посмотреть на себя со стороны и пересмотреть свое отношение и к компании, и к бизнесу вообще. Да, наша компания действительно была очень большая и неповоротливая. После произошедших событий мы приняли решение разделить деятельность на несколько направлений, что дало возможность контролировать процесс более оперативно и тщательно.
Произошедшее с нами – это естественное явление рыночной экономики, но оно не должно быть «захватом с разрушением». Сегодня на многих предприятиях требуется реализовать инвестиционные проекты для их восстановления или возрождения. Это как естественный отбор, который должен происходить постоянно, вытесняя с рынка слабых и бесперспективных. Главное, чтобы все происходило в рамках закона. К тому же, после попытки недружественного поглощения руководство компании должно задуматься: если к ним пришли, чтобы отобрать, значит, не все ладится в их хозяйстве. Главное, впоследствии правильно сориентироваться и сделать выводы из происходящего.

Я могу предположить, что руководство АНТИ в конечном итоге тоже осознало, что бизнес, которым они занимались раньше, уходит в небытие, создается все больше барьеров для их деятельности».

Першиков Р. Ю.: «В 2000 году акционерами нашей компании было принято решение работать на альтернативном рынке защитных технологий, но чтобы выйти туда, необходимо было провести разведку боем. И в этом смысле МТА стал последним рейдерским проектом, по этой же причине он был закрыт.

Наша стратегия заключалась в том, чтобы выйти на этот рынок к 2003 году. Мы полагали, что к этому времени он сформируется, и мы не будем первопроходцами. К сожалению, мы ошиблись, рынок не сформировался, поэтому мы вынуждены были сказать свое слово первыми. В то время мы заняли нишу профессионального игрока на рынке защиты. Сейчас началась вторая волна недружественных поглощений, и мы готовы к появлению сильных конкурентов
Что касается разрешения конфликта с Гориным, могу сказать, что мы являлись акционерами МТА, а, согласно здравому смыслу, акционеры всегда должны договориться. Я не буду сейчас раскрывать подробности нашей сделки, но, на мой взгляд, все стороны остались довольны».

9 миллионов $ за акции

В материальном аспекте компромисс между руководством АНТИ и МТА выглядит следующим образом. Виктору Горину удалось возвратить себе скупленные полтора года назад акции и остаться полноправным хозяином МТА. К моменту выхода номера этот процесс должен окончательно завершиться путем оформления все юридических формальностей. Думается, что и АНТИ в накладе не останется. Нам стало известно о том, что руководителям АНТИ, в счет погашения долга за возврат акций, должен быть передан один из объектов, ранее принадлежавших МТА. По словам Виктора Горина, объект способен работать и приносить хорошую прибыль, кроме того, он был оценен в довольно значительную сумму – примерно 9 миллионов долларов. Тем не менее, по некоторым данным, АНТИ уже ищет покупателей. Сегодня руководство «Мострансагентства» говорит о том, что в будущем вполне вероятно сотрудничество с АНТИ. Однако интересы бизнеса и рейдеров (пусть и бывших) все равно вряд ли когда-нибудь совпадут.
Абстрагируясь от истории МТА и АНТИ (мы уже говорили, что такой исход – большая редкость), подведем некий итог. Главная беда рейдеров в том, что какими бы благими намерениями они ни прикрывались, в результате почти всегда получается одно и то же – отнять и продать. Даже если их интересует не банальный захват здания, а именно присвоение раскрученного бизнеса. Излишне говорить о том, что они плохо разбираются в каком-либо производстве, тем более, в научно-исследовательской деятельности (в смысле захватов различных НИИ), не могут грамотно организовать работу предприятия. Это еще хорошо, если продадут сведущему в этой области заказчику, а если нет? Как не перейти эту тонкую грань между захватом, в результате которого на предприятии произойдут положительные изменения и хлынут инвестиционные потоки, и захватом, целью которого является разграбление и уничтожение? Кто вообще должен решать, какие предприятия нуждаются в поглощении, а какие нет? Даже для людей, неплохо разбирающихся в сегодняшней политико-экономической ситуации, эти вопросы так и остаются без ответа.

P.S. Защитники

Мы обратились в РОСПО - бизнесконсалтинг за комментариями по данному вопросу, но руководство и сотрудники компании от каких либо комментариев отказались, что не очень понятно в данном случае. Жаль. Это могло быть хорошим советом для других, подобных конфликтов.