"Муртазин оскорбил не только честь и достоинство Шаймиева, но и власти в целом."

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Муртазин оскорбил не только честь и достоинство Шаймиева, но и власти в целом"

Пострадавший президент Татарстана Шаймиев дал показания против своего экс-пресс-секретаря

Оригинал этого материала
© Газета.Ру, origindate::10.08.2009, Фото: "Коммерсант"

"Он сам себе сделал дело"

Тимофей Страхов (Казань)

Compromat.Ru

На процессе по делу против бывшего пресс-секретаря президента Татарстана в понедельник обвиняемый встретился с пострадавшим главой республики. Минтимер Шаймиев заявил, что прощать никого не намерен и хочет, чтобы экс-подчиненный был наказан по всей строгости закона.

В понедельник в суд Кировского района Казани на очередное заседание по делу Ирека Муртазина, бывшего пресс-секретаря президента Татарстана, для дачи показаний пришел сам пострадавший – глава республики Минтимер Шаймиев.

Дело против Муртазина было возбуждено по заявлению Шаймиева в декабре 2008 года. Бывшему пресс-секретарю президента республики инкриминируется ч. 2 ст. 129 (клевета) и ч. 1 ст. 137 УК РФ (нарушение неприкосновенности частной жизни), а также ст. 282 (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства). Первоначальным поводом для уголовного преследования послужила появившаяся 12 сентября прошлого года [page_23292.htm запись в блоге Ирека Муртазина с предположением о кончине Минтимера Шаймиева во время отдыха на одном из турецких курортов] и рассуждениями на тему о грядущей в связи с этим «войне местной элиты». В ходе следствия прокуратура Татарстана заинтересовалась также книгой Муртазина «Последний президент», усмотрев и в ней признаки преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом.

В ходе предварительного следствия были проведены психолого-лингвистические экспертизы упомянутых текстов, которые укрепили уверенность прокуратуры в обоснованности требований потерпевшего. 29 июля началось рассмотрение дела в суде.

По поводу исхода дела местные наблюдатели высказывали разные мнения, но никто из них не предполагал, что Шаймиев будет лично участвовать в процессе.

Как объяснил свои действия сам президент Татарстана, он полностью доверяет своему адвокату, но решил прийти в суд потому, что Муртазин оскорбил не только честь и достоинство Шаймиева, но и власти в целом. Кроме того, сказал он уже после заседания, он решил прийти в суд из уважения к закону. «Суд открытый, я убежденно на это пошел, когда познакомился с первыми материалами следствия. Суд надо уважать, пусть восторжествует справедливость и правда», – цитирует Шаймиева «Интерфакс».

Как заявил Шаймиев, по его мнению, Муртазин должен быть наказан «по всей строгости и справедливости закона».

«Он сам, своими руками, сделал себе это дело, не единичными высказываниями. Это не игра», – добавил президент республики. В своем 40-минутном выступлении он сообщил, что все написанное его бывшим пресс-секретарем – неправда и клевета, касается ли это обстоятельств частной жизни Шаймиева, утверждений, что власть в республике коррумпирована и заинтересована в наркотизации и алкоголизации населения, или данных о якобы фальсификации показателей урожайности зерновых, в то время как, согласно статистике, Татарстан уже почти два десятка лет входит в пятерку наиболее развитых и динамично развивающихся субъектов РФ.

Последним вопросы Шаймиеву задавал сам подсудимый.

Еще перед началом заседания Муртазин сообщил журналистам, что заготовил почти 300 вопросов. Правда, задать ему удалось не больше двадцати. Так, Муртазин спросил, не считает ли Шаймиев, что его бывший пресс-секретарь не клеветал, а констатировал факты и явления, например, по поводу коррупции в Татарстане. Шаймиев лишь пожал плечами и философски заметил: «Я и сам об этом не раз говорил и говорю, но мы ведь едва ли не первыми среди субъектов федерации приняли республиканский антикоррупционный закон, создали соответствующую межведомственную комиссию… утверждать, что у нас коррупция процветает и мы с ней не боремся, – заведомая ложь». Также Муртазин попытался уточнить отношение президента Татарстана к различным написанным им фразам, ставшим причиной судебного преследования. «Вы расцениваете это мое высказывание как утверждение, не как допущение или предположение?» – спрашивал он. Добиться какого-либо развернутого ответа ему, впрочем, не удалось. Шаймиев раз за разом повторял примерно одно и то же: «Но вы же так написали».

Бывший пресс-секретарь поинтересовался, есть ли документальные подтверждения, что публикация сообщения о якобы кончине президента Татарстана отрицательно повлияла на здоровье его близких. «А вы полагаете, что моей старшей сестре, которой под 90 лет, это известие добавило здоровья, и думаете, что я поспешил обзавестись справкой на этот счет, вместо того чтобы просто ее постараться успокоить?» – ответил Шаймиев.

После этого Муртазин спросил у главы республики, почему тот теперь утверждает, что болезненно воспринял информацию о своей якобы кончине, а в интервью Life.ru лишь шутил по этому поводу. «Я политик, в конце концов, и 30 лет уже в политике; на душе у меня что угодно может быть, но не все я показываю и буду показывать. Хотя бы для того, чтобы мои недруги не увидели моих слабостей», – ответил Шаймиев.

На вопрос Муртазина, простил бы его бывший начальник, если бы он попросил прощения, президент Татарстана ответил: «Нет».

После заседания Шаймиев заявил журналистам, что «это судебное заседание показало: на суде Муртазину сказать практически было нечего». «Самое тяжкое обвинение – считать и меня виновным в разжигании войны в Чечне. Такие вещи не прощаются. Когда ты всю жизнь борешься за то, чтобы в обществе было взаимопонимание, дружба людей разных национальностей и разных конфессий, я с таким обвинением никогда не соглашусь. Тем более зная, сколько жертв, сколько бед натерпелся чеченский народ, и, к сожалению, не первый раз уже», – цитирунт главу республики «Интерфакс».

Следующее заседание назначено на вторник, 11 августа.