"Мы должны это сделать, до конца... Поместишься, смело"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


  "Мы должны это сделать, до конца... Поместишься, смело" Глава ВВС Польши и пиво в кабине пилотов Ту-154 с президентом Качиньским, разбившегося под Смоленском Оригинал этого материала

© ТАСС, 10.04.2015, Авиакатастрофа под Смоленском: пятая годовщина крушения Ту-154, Фото: Reuters

B02eab3e4aba2400fdccad415a8ffc78.jpeg
Лех Качиньский

10 апреля 2010 года пассажирский польский авиалайнер Ту-154М, следовавший специальным рейсом из Варшавы в Смоленск, потерпел крушение при заходе на посадку на аэродроме "Смоленск-Северный". Катастрофа произошла в условиях сильного тумана. Самолет опустился ниже допустимой высоты, столкнулся крылом с верхушкой березы, перевернулся и упал в 200-300 м от взлетно-посадочной полосы.

В результате крушения погибли находившиеся на борту семь членов экипажа и 89 пассажиров, среди которых были президент Польши Лех Качиньский с супругой Марией, руководитель канцелярии президента Владислав Стасяк, глава нацбанка Польши Славомир Скшипек, замминистра иностранных дел Анджей Кремер, другие высокопоставленные чиновники, почти все высшее военное командование, ряд общественных и религиозных деятелей Польши. Правительственная делегация направлялась на траурные мероприятия по случаю 70-й годовщины расстрела польских офицеров в Катынском лесу.

С 10 по 18 апреля в Польше был объявлен общенациональный траур, 12 апреля — в России. На месте крушения самолета 15 августа 2010 года была установлена мемориальная доска. 10 ноября 2010 года в Варшаве на военном кладбище Повонзки открыли памятник жертвам катастрофы.

Полномочия главы польского государства временно принял маршал сейма Бронислав Коморовский. 4 июля 2010 года его избрали президентом Польши.

Международное расследование

В день катастрофы по распоряжению президента России Дмитрия Медведева была создана правительственная комиссия по расследованию обстоятельств происшествия во главе с премьер-министром Владимиром Путиным. Министр юстиции Польши Кшиштоф Квятковский заявил, что Польша начнет независимое расследование. Уголовные дела по факту гибели авиалайнера завели Следственный комитет РФ и Главная военная прокуратура Польши. Расследование технических обстоятельств катастрофы было возложено на совместную комиссию Межгосударственного авиационного комитета (МАК), куда вошли 25 специалистов из Польши, а также представители Министерства обороны России.

Отчет МАК

17 апреля техническая комиссия завершила работу на месте ЧП, 19 апреля были расшифрованы записи всех найденных "черных ящиков" самолета. 19 мая председатель МАК Татьяна Анодина сообщила, что техническая комиссия исключила версию теракта, взрыва, пожара или отказа авиационной техники на борту. Было установлено, что до столкновения с землей все системы самолета работали в штатном режиме, при этом в кабине кроме членов экипажа находились посторонние лица. 25 мая руководитель польской госкомиссии по расследованию авиационных происшествий сообщил, что в кабине лайнера находился главнокомандующий Воздушными силами республики генерал Анджей Бласик. 8 июня представители МАК объявили, что вторым посторонним в кабине был шеф протокола МИД Польши Мариуш Казана.

20 октября техническая комиссия МАК передала полномочному представителю Польши отчет о расследовании катастрофы. 17 декабря премьер-министр республики Дональд Туск заявил, что в отчете допущено множество нарушений и неточностей. Польская сторона направила в МАК свои претензии.

12 января 2011 года МАК выпустил окончательный отчет по расследованию авиапроисшествия. Согласно документу, причинами крушения были ошибочные действия летчиков — решение о заходе на посадку и неуход на второй круг в метеоусловиях хуже установленного минимума, снижение ниже минимальной допустимой высоты в 100 м, игнорирование сигналов системы предупреждения об опасном сближении с поверхностью земли. По заключению экспертов летчики допустили ошибки, находясь под психологическим давлением из-за присутствия в кабине главкома Воздушных сил. Системными причинами катастрофы были названы недостатки в организации летной работы и подготовке членов экипажа при обеспечении особо важного полета.

Доклад польской стороны

29 июля 2011 года комиссия государственной авиации по расследованию авиакатастроф МВД Польши представила свой отчет по расследованию происшествия, где причиной ЧП было названо снижение ниже минимальной высоты при чрезмерной скорости в плохих метеоусловиях, а также запоздалое начало процедуры ухода на второй круг. В качестве одного из факторов, повлиявших на развитие ситуации, комиссия назвала недостаточное аэронавигационное обеспечение полета со стороны диспетчеров "Северного". В докладе отмечены недостатки в техническом обеспечении аэродрома — в частности, было выявлено нарушение работы сигнальных огней приближения.

9 марта 2012 года был опубликован доклад Верховной контрольной палаты Польши, во многом повторявший выводы экспертов МАК. Авторы документа установили, что с 2005 года визиты высшего польского руководства с использованием спецтранспорта Воздушных сил осуществлялись без соблюдения достаточного уровня безопасности.

10 сентября 2012 года члены польской оппозиционной партии "Закон и справедливость", создавшие парламентскую группу по расследованию причин катастрофы, выступили с версией о том, что крушение самолета под Смоленском стало следствием взрыва на борту. Позднее Главная военная прокуратура Польши опровергла выводы доклада парламентариев — следов взрывчатки на обломках самолета обнаружено не было.

Расследование обстоятельств катастрофы не завершено. Российская сторона неоднократно заявляла, что обломки лайнера, которые являются вещественными доказательствами, после завершения следствия будут возвращены польской стороне. Польским прокурорам и экспертам предоставляется доступ к самолету.

Новые обвинения

24 марта 2015 года Главная военная прокуратура Польши обвинила в причастности к катастрофе двух российских военных авиадиспетчеров: один из них был обвинен в создании ситуации непосредственной опасности в воздухе, другой — в неумышленном доведении до катастрофы в воздушном пространстве. При этом непосредственной причиной катастрофы прокуратура считает ошибки в действиях летного экипажа Ту-154М.

Кроме того, согласно выводам польских следователей, для перевозки пассажиров категории "особо важные персоны" экипаж был подобран неверно, и командир воздушного судна не имел права садиться за штурвал лайнера. Еще одним обвиняемым является бывший заместитель руководителя Бюро охраны правительства Польши генерал Павел Белавный. По версии следствия, он недостаточно тщательно выполнял свои служебные обязанности при подготовке и реализации охраны летевших в Смоленск первых лиц государства.

27 марта польская прокуратура перенесла срок завершения расследования авиакатастрофы с 10 апреля на 10 октября 2015 года.

Стенограмма из кабины Ту-154

7 апреля польское радио RMF FM опубликовало новую, более подробную, чем доступная следствию ранее, расшифровку аудиозаписей из кабины пилотов PLF 101. Данные Опубликованный позволяют предположить, что генерал Анджей Бласик оказывал давление на экипаж, требуя посадить самолет без ухода на второй круг. Представитель Главной военной прокуратуры Польши Марчин Максян заявил, что новая стенограмма содержит неточности и не может считаться "ясным и полным материалом", а по факту распространения записи возбуждено уголовное дело.

[ИА "РБК", 09.04.2015, "Польша опубликовала расшифровки переговоров в кабине самолета Качиньского": Новые расшифровки разговоров в кабине пилотов самолета президента Польши Леха Качиньского, который разбился при заходе на посадку вблизи Смоленска в 2010 году, опубликовала Главная военная прокуратура страны. Ранее ведомство отказывалось публиковать эти записи, однако после утечки и публикации в прессе одной из расшифровок прокуратура пошла на этот шаг, чтобы предотвратить распространение вводящих в заблуждение трактовок катастрофы, отмечается в сообщении. — Врезка К.ру]

9 апреля официальный представитель СК РФ Владимир Маркин сообщил, что основная работа по уголовному делу выполнена, его материалы составляют более 400 томов. В ходе следствия были допрошены более 500 свидетелей, осмотрено свыше 1,5 тыс. различных объектов и документов, проведено более 1,5 тыс. экспертных исследований, в производстве находятся восемь экспертиз. Владимир Маркин отметил, что окончательное процессуальное решение по делу не может быть вынесено в том числе из-за того, что польская сторона не ответила на часть запросов российского следствия.

      • Расшифровка переговоров в кабине пилотов польского Ту-154

Оригинал этого материала

© "RT на русском", 07.04.2015, Данные чёрного ящика: в кабине самолёта Леха Качиньского распивали пиво, пилотов отвлекали от полёта, Фото: via fakty.interia.pl, ТАСС

7c119a689f5cc132c7580b4abc9eb5e4.jpeg
Анджей Бласик

Польская радиостанция RMF FM опубликовала выдержки из записи с чёрного ящика Ту-154М, который потерпел крушение в 2010 году под Смоленском, в результате чего погибли десятки человек, в том числе президент Польши Лех Качиньский.

Новые данные полностью подтверждают, что в кабине пилотов президентского самолёта находились третьи лица, которые, вероятно, оказали давление на экипаж, заставили его попытаться посадить самолёт в неподходящих погодных условиях. Как отмечается, это был главнокомандующий ВВС Польши генерал Анджей Бласик.

Польские эксперты считают, что Бласик произнёс следующие слова: «Это факт, мы должны это сделать, до конца». Позднее, на высоте 300 метров над землёй, он сказал: «Поместишься. Смело».

А пилот за 15 минут до крушения лайнера предлагает уйти на запасной аэродром Минск или Витебск и, обращаясь к третьему лицу, говорит: «Вернёмся». Кроме того, запись свидетельствует о том, что в кабине распивались спиртные напитки.

Радиостанция отмечает, что польское расследование причин авиакатастрофы под Смоленском «ждёт настоящий шок».

В катастрофе под Смоленском погибли 96 человек — восемь членов экипажа и 88 пассажиров, в том числе президент Польши Лех Качиньский, его супруга и часть руководства страны. Окружная военная прокуратура в Варшаве уже почти пять лет ведёт расследование причин и обстоятельств трагедии. Ниже представлены выдержки из записи с чёрных ящиков, опубликованные RMF FM.

Пиво в кабине

Магнитофон регистрирует приглушённые голоса посторонних:

— Что это?

— Пивко. А ты не пьёшь?

— А у нас есть топливо до двадцати? — спрашивает немного громче бортинженер.

— Есть, — отвечают ему.

Прогноз погоды

— Десять часов — и туман? — удивляется метеоусловиям второй пилот.

— У тебя тут, *****, приближение. Есть ли визуальный контакт, они не понимают этого вообще, — отвечает штурман.

— Что, *****? — говорит не идентифицированный человек.

— Когда начинаются эти торжества? — спрашивает штурман.

— Через час? — отвечающий не уверен в том, что говорит.

— Не знаю, но если мы не спустимся до минимума, эти рыбки не прыгнут, — частично непонятное высказывание командира самолёта. (В рубрике «заметки» эксперты добавляют: «нервозность в голосе, лёгкое заикание»).

Они должны там быть!

Микрофоны в кабине регистрируют слова стюардессы Баси.

— Выпьешь?

— Даааа, — отвечает кто-то, названный «третьим лицом».

Командир передаёт информацию в кабину об условиях полёта.

— Бася! — вызывает он главу персонала. — Выглядит не очень, появился туман. Неизвестно, приземлимся ли мы!

— Да? — удивляется женщина. Они не успеют, — говорит она.

— Sorry! — отвечает командир.

— Они должны там быть! — утверждает Бася или кто-то из посторонних.

— А если мы не приземлимся, тогда что? — спрашивает посторонний голос.

— Команды нет, — обращает внимание голос «третьего лица», записанный немного тише.

— Тогда уйдём, — отвечает второй пилот.

— Подождём полчаса. У нас нет времени, — добавляет капитан.

— Жарко будет! — говорит позднее штурман. Заметка к этому высказыванию объясняет: «в смысле, что будет горячая обстановка».

— Этого нельзя простить, — неясно утверждает второй пилот, после чего звучит не приписанное никому высказывание, которое может иметь связь с более ранним замечанием об отсутствии команды.

— С этим Яком я бы вернулся.

Посторонние в кабине

Третьи лица и шум в кабине. На протяжении всей последней фазы полёта в кабине звучат призывы к третьим лицам соблюдать тишину. Слышно слабое «Тихо там».

В кабине пилотов впервые появляется присутствующий до конца полёта предположительно главнокомандующий ВВС Польши. Голос дважды спрашивает штурмана, говорит ли тот по-английски. Лётчик отвечает «Так точно».

Экипаж ведёт разговор с пилотами Як-40, который приземлился в Смоленске. Сообщение о нахождении облаков на высоте 50 метров и видимости в 400 метров вызывает беспокойство.

В кабине звучит вопрос:

— У них было так же?

— Нет, у них получилось, — отвечает второй пилот.

— Видишь! — отмечает «третье лицо».

У нас проблема!

Разговор командира самолёта с главой протокольной службы:

— Господин директор, появился туман, — говорит капитан, — При таких условиях мы не сможем приземлиться. Попробуем подойти, сделаем один подход, но, скорее всего, ничего из этого не получится. Следовательно, прошу обдумать, что будем делать дальше.

— Будем пытаться, пока не получится, — отвечает глава протокола.

— Нам бензина не хватит до тех пор, пока не получится, — говорит капитан самолёта.

— Значит, у нас проблема! — констатирует дипломат.

— Можем полчаса повисеть и уходим на второй запасной, — предлагает командир.

— Какой запасной? — спрашивает неидентифицированное «третье лицо».

— Минск или Витебск, — отвечает капитан.

— Тогда, может, в Минск, — говорит тот же человек, который спрашивал про второй запасной.

— Господин директор, давайте вернёмся, — слышен женский голос.

Значит, бух...

Во время подготовки к подходу в сложных условиях микрофоны в кабине регистрируют:

— Пошёл, *****, отсюда!

— Да.

— Иди, *****.

— Спроси Артура (из экипажа Як-40), плотные ли тучи, — просит капитан.

Второй пилот докладывает, что плотность облаков составляет 400-500 метров.

— Такая плотность?! — спрашивает штурман. В заметках приписано «удивлённо».

— Ну такая! — подтверждает второй пилот.

— Это издевательство! — утверждает кто-то, после чего второй пилот выходит на связь вновь и проверяет данные.

— Судя по тому, как было у нас, на 500 метрах мы были над облаками, — отвечает Як-40.

— Значит, бух, — констатирует бортинженер.

      • Обломки польского Ту-154, упавшего под Смоленском 10.04.2010
        775378c56308b1fa1b38fa7f851b1a68.jpeg
97b6eae8e0bc952fa4c6c1977abfcc0e.jpeg
118c47d0bcfab46d4298097d88064477.jpeg
Ee00359ca49feef8404b95a4d102541f.jpeg

 


Ссылки

Источник публикации