"Мы до си пор убеждены, что Йохен Вермут нанес ущерб намеренно."

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::14.11.2007

"Мы до сих пор убеждены, что Йохен Вермут нанес ущерб намеренно"

Бывший руководитель экспертной группы при Минфине, уронивший прибыль "Дойче Банка" на 83%, вернулся в Россию

Олег Чикунов

Развитие экономики в новой России принято делить на два периода - до 2000 года (хаос, смутные времена, золотая эра для разного рода прохиндеев и т.д.) и после «рубежа столетий» (диктатура закона, крепкий заслон мошенникам и, наконец, обретение долгожданного порядка).

Но времена меняются – а некоторым персонажам все нипочем. Подобно хамелеону, сменив окрас в пользу благообразности, они продолжают пытаться запудрить мозги новым участникам рынка, которые в силу своего возраста не познали всю прелесть лихих девяностых.

Типичный пример такого хамелеона – господин Йохен Вермут. Этот бизнесмен из Германии сегодня носит неброскую должность управляющего партнера компании «Вермут Ассет Менеджмент ГмбХ». Но еще в середине 1990-х годов он занимал влиятельное кресло руководителя экономической экспертной группы при Министерстве финансов РФ – той самой группы, которую после г-на Вермута возглавил Аркадий Дворкович, нынешний глава экспертного управления Президента РФ.

***

Чем занималась эта группа под руководством Йохена Вермута (кроме, разумеется, лоббирования интересов немецкого бизнеса в Минфине России)? Какую пользу консультации этого господина принесли экономике и финансам нашей страны? Ответ на этот вопрос можно проиллюстрировать хотя бы печально известным дефолтом 1998 года, разорившим миллионы граждан и тысячи предприятий России.

Некоторое время спустя, уже в 2000 году, председатель Счетной палаты РФ Хачим Кармоков, выступая в Государственной думе, приведет оплату услуг г-на Вермута как типичный пример разбазаривания бюджетных средств:

«Некий иностранный специалист Йохан Вермут умудрился проконсультировать нас на $214 тыс. за очень непродолжительное время. В Центре проектного финансирования часовая ставка оплаты труда иностранных специалистов составляла до $550».

$214 тыс. – сумма не такая большая. Однако, скорее всего это лишь малая часть финансового айсберга, продрейфовавшего из государственного бюджета в гавань г-на Вермута.

В то время Счетная палата проверяла деятельность АО "Федеральный центр проектного финансирования", 100% уставного капитала которого принадлежало Мингосимуществу. Проверка показала, что деятельность Центра оказалось неэффективной.

Приведем еще одну цитату из выступления Хачима Кармокова: «Центру предложено было реализовать так называемый проект развития кредитного портфеля. То есть, это нам давал Мировой банк $49 млн, чтобы мы "начинили" этот портфель инвестиционными высокодоходными, рентабельными и обоснованными проектами, которые могли бы привлечь иностранные займы на $1,5-2 млрд. Мы этот кредит использовали, по нашим данным, всего на $10 с небольшим млн. Разработано всего 2-3 проекта, наиболее значительные из которых - проект для РАО «ЕЭС» на сумму свыше $100 млн долларов».

***

Но г-на Вермута уже не волновало, способна ли Россия привлечь иностранные займы, чтобы выйти из жесточайшего кризиса. Наскоро покинув экспертную группу Минфина, в том же 1998 году он занял выгодное место – стал директором управления мировых рынков инвестиционного подразделения «Дойче Банка».

Однако, не проработав в солидном банке и полугода, Йохен Вермут получил уведомление об увольнении. Оказалось, что он умудрился инвестировать средства своего работодателя в российские ГКО. В результате, как сообщила тогда пресс-служба «Дойче Банка», по итогам третьего квартала 1998 года прибыль банка сократилась на целых 83%. После этого г-н Вермут еще долго терроризировал «Дойче Банк» своими исками с требованием выплатить ему $37 млн в качестве выходного пособия.

Но мог ли Йохен Вермут, считанные недели назад консультировавший Минфин и не потерявший связи с его работниками, не знать тогда о сомнительных перспективах рынка ГКО? Мог ли экономист такого уровня положить все яйца своего инвестора в одну, там более сомнительную корзину?

Вряд ли. «Мы до сих пор убеждены в том, что г-н Вермут нанес ущерб намеренно, - говорят в «Дойче Банке». Он действовал в интересах непосредственного конкурента немецких банкиров – австрийского банка «Кредитанштальт», который был заинтересован подорвать финансовое состояние «Дойче Банка».

За косвенными доказательствами далеко ходить не надо. Потому что компаньон г-на Вермута – генеральный директор «Вермут Ассет Менеджмент ГмбХ» Дмитрий Малыхин – одновременно являлся штатным работником «Импэксбанка», который тогда принадлежал австрийской группе «Раффайзен». При этом компания «Вермут Ассет Менеджмент ГмбХ» финансировалась тем самым банком «Кредитанштальт» через дочернее ЗАО «Международный московский банк», в котором для этих целей был открыт расчетный счет 0807810800010490916.

***

Сегодня Йохен Вермут старается не вспоминать о своих проделках в 1990-х. Он одел маску добропорядочного бизнесмена. Он важно рассуждает на страницах газет то о приостановке поставок газа на Украину («Репутация России как надежного поставщика энергоносителей, которую она создавала на протяжении десятилетий, оказалась испорчена за несколько дней»), то о перспективах фондового рынка («На последующие десять лет Россия имеет потенциал роста с множителем на уровне десяти»). Компания «Вермут Ассет Менеджмент ГмбХ», если верить г-на Вермуту, инвестировала около 1 млрд долларов в косметический концерн «Калина», зерновую компанию «Разгуляй» и сеть магазинов нижнего белья «Дикая орхидея».

При этом Йохан Вермут не оставляет попыток возобновить консультирование российских органов государственной власти. Какой патокой растекается он, направляя письма с предложением о сотрудничестве! «Мы были бы рады обменяться с Вами имеющимся опытом Бисмарка в проведении реформ в Пруссии, а также опытом Королевы Виктории в Англии. В обоих случаях удалось достичь позитивных изменений в значительно короткие сроки… На сегодняшний момент Россия накопила достаточный финансовый потенциал для реализации данных реформ».

К счастью, ирония, с которой г-н Вермут примеряет на современную Россию события XIX века, уже не способна обезоружить никого. В нашей стране память о прежних аферах Йохена Вермута уже не стереть. У дурной репутации нет срока давности. У нее могут быть только рецидивы.