"Мы загрузим в самолеты эти штуки"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Мы загрузим в самолеты эти штуки"

Суду Нью-Йорка расшифровали переговоры "оружейного барона" Виктора Бута с тайными агентами США

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::26.10.2011, "Я не советую обращаться к нашим иранским братьям", Фото: via "Новая газета"

Кирилл Белянинов

Compromat.Ru

Виктор Бут

В федеральном суде Южного округа Нью-Йорка, рассматривающем дело Виктора Бута, были представлены новые улики, свидетельствующие, по мнению прокуратуры, о виновности российского предпринимателя. В ходе переговоров с тайными агентами американских спецслужб, выдававшими себя за представителей колумбийской повстанческой организации FARC, бизнесмен подробно описал схемы нелегальной закупки и доставки оружия.

164 листа компромата

Перед началом слушаний сотрудники прокуратуры Южного округа Нью-Йорка раздали всем желающим увесистые пачки бумаг со штампом "Улики обвинения N1002-Т". В них на 164 листах была изложена полная расшифровка переговоров, которые господин Бут провел с тайными агентами американских спецслужб в гостинице Sofitel в Бангкоке. Обычно подобные документы получают лишь адвокаты обвиняемого, а присяжные могут ознакомиться с ними только в день заседания. Тем не менее сотрудница прокуратуры Дженнифер Куелиз заверила "Ъ", что "в этом деле" решили сделать исключение. "Если вам понадобятся другие материалы, мы с удовольствием поможем",— сообщила она. По мнению наблюдателей, непривычная откровенность прокуратуры говорит о том, что обвинение уверено в исходе дела.

В ходе переговоров с платными осведомителями Управления по борьбе с наркотиками США (DEA) Виктор Бут не только подробно описал нелегальные схемы поставки оружия, но и рассказал, в каких странах он планирует закупить груз и сколько времени может уйти на изготовление 20 тыс. автоматов Ак-47.

Присяжным в зале заседаний были продемонстрированы записи этих переговоров, а необходимые пояснения дал тайный агент DEA Карлос Сагастуме, выдававший себя за члена "генерального совета" (FARC).

Свидетель подтвердил, что еще в январе 2008 года агенты передали деловому партнеру Виктора Бута, британскому гражданину Эндрю Смуляну, список оружия, в котором "остро нуждались" боевики FARC. В него вошли ПЗРК "Игла", противотанковые гранатометы, снайперские винтовки, гранаты, автоматы Калашникова и 20 млн патронов.

Переговоры продолжались почти три месяца, но в ходе решающей встречи в Бангкоке Виктор Бут предложил расширить этот список. Увидев на сервисе YouTube ролик, в котором боевики FARC ведут огонь из миномета, сделанного из водопроводной трубы, используя в виде заряда бытовой газовый баллон, он сказал: "Поздравляю, это просто гениально!" Тем не менее, по его словам, куда большей результативности можно добиться, закупив 60-, 90— и 120-миллиметровые минометы. "Скажем, 200, 400 и 500 штук",— предложил он.

После недолгого обсуждения в список включили и 40 автоматических гранатометов АГС-17 "Пламя". По словам господина Бута, боевикам могли бы пригодиться и сверхлегкие двухмоторные самолеты. "Мы закрепим здесь,— отметил господин Бут, наскоро набросав на листе бумаги силуэт самолета,— гранатометы, каждый из которых может нести по пять неуправляемых ракет. Это очень хорошо для того, чтобы сбивать вертолеты".

При этом господин Бут заметил, что принимает столь живое участие в судьбе повстанческого движения в Колумбии потому, что для него "это не просто бизнес": "Я веду борьбу с США уже 10-15 лет, но это было сопротивление одного человека". "Ты больше не одинок,— пожал ему руку агент Карлос.— Теперь весь FARC на твоей стороне".

По мнению следствия, большую часть оружия для FARC предприниматель собирался закупить у болгарской фирмы KASEngeneering, принадлежащей его давнему деловому партнеру Петру Марчеву. В разговоре, впрочем, бизнесмен упомянул, что может получить "некоторые вещи" в Югославии и Китае, но не советует обращаться "к нашим иранским братьям", за деятельностью которых активно следят США.

[Газета.Ру, origindate::25.10.2011, "Мы загрузим в самолеты эти штуки": Текст стенограммы был передан присяжным, и прокурор просил Карлоса уточнить, как он понял те или иные фразы вроде «давайте сделаем эту операцию» или «мы загрузим в самолеты эти штуки». Карлос отвечал сдержанно, в основном «да, сэр». «Операция» означала переправку оружия, а «штуками» выступали в зависимости от контекста автоматы Калашникова, боеприпасы, взрывчатка и прочие предметы, благодаря которым бойцы FARC намеревались убивать американских солдат.
В ходе переговоров Карлос и Рикардо убеждали Бута, что у них совершенно нет оружия и они будут рады абсолютно любой помощи со стороны россиянина, взамен обещали сделать поддельные паспорта ряда южноамериканских государств. Бут сразу заявил парочке, что не хочет никаких проблем, пояснив, что он и так в течение семи лет находится под первым номером в неком списке опасных для США людей. Впрочем, он тут же подтвердил это подозрение, разработав в течение менее чем одного часа план по поставке оружия в Колумбию.[…]
Согласно расшифровке, Бут не знал точно, сколько именно стоят необходимые предметы, однако давал примерный диапазон цен. Например, использованные АК-47, по его словам, можно закупить в Болгарии и Румынии за 120 долларов за штуку, а новые будут стоить примерно 300 долларов. Новые снайперские винтовки Драгунова можно приобрести за две тысячи долларов. «Или евро», — на всякий случай добавлял Бут, поясняя, что не знает точно современные цены. Он несколько раз сослался на неких друзей, в том числе молдаван, которые могли помочь достать оружие, а также на неких чиновников, которые могли бы сделать разрешение на провоз оружия. […]
Заговорщики обсудили, как они будут называть страны для следующей встречи: Никарагуа — «место номер один» и Панама — «место номер два». — Врезка К.ру]

"Американцы никогда не узнают, что вы делали ночью"

В ходе переговоров господин Бут уточнил, что может начать поставки "менее чем через три месяца", а первый этап операции "обойдется в $15-20 млн". Но прежде чем начать поставки, ему необходимо провести переговоры в Европе для легализации сделок. "Обычно в европейских странах — на Украине и в Румынии — продажи происходят через 30 дней после подписания контракта, когда правительственная комиссия утвердит продажу оружия",— разъяснил он. По его словам, именно этот период позволяет нелегальным торговцам получить вполне официальную международную лицензию на перевозку груза. "У вас, например, контракт с Египтом, но они пока не полностью оплатили поставку,— уточнил господин Бут.— Вы передаете людям немного комиссионных, говоря, что взамен воспользуетесь их лицензией".

Большую часть времени на представленных присяжным пленках, впрочем, заняло обсуждение способов доставки груза. "В какой стране вы можете создать авиакомпанию, которая бы использовала российские самолеты?" — спросил он. "В Никарагуа у нас нет проблем",— ответил агент Рикардо, представившийся полевым командиром FARC.

Господин Бут заметил, что для начала нужно будет закупить несколько самолетов Ан-32 и Ил-76. "Те, которые постарше, обойдутся в $2 млн, новые будут стоить $4 млн",— отметил он. Следующим шагом, по словам бизнесмена, должна стать организация регулярного авиасообщения в регионе. Согласно плану, на основной базе в бразильском Манаусе должен был быть построен ангар для хранения груза. Загруженные самолеты вылетали ночью и, сбросив товар над территорией, контролируемой повстанцами в Колумбии, рано утром приземлялись в Бразилии. "В Манаусе вы загружаете мешки с мукой, загружаете фрукты,— перечислил предприниматель.— Все покупаете, это нормальная операция. А американцы никогда не узнают, что вы делали ночью". Оружие же из Европы в Бразилию можно доставлять среди запчастей и деталей для самолетов — так легче спрятать.

В конце продолжавшихся почти два часа переговоров партнеры договорились провести следующую встречу в Никарагуа, а господину Буту предложили сделать паспорт Венесуэлы или Панамы, но тот сообщил, что предпочел бы бразильские документы. "Я говорю по-португальски куда лучше, чем по-испански",— объяснил Виктор Бут, в свое время прошедший специальные курсы в Военном институте иностранных языков и в качестве переводчика работавший в Мозамбике.

Одновременно стороны договорились и о том, что предоплата должна быть внесена немедленно. Агент Карлос заявил, что мог бы передать как минимум $5 млн наличными уже на следующий день в Испании. Господин Бут предложил, что всю сумму заберет прилетевший с ним глава Национального фонда правоохранительных органов и вооруженных сил Михаил Белозерский. Вскоре в конференц-зал гостиницы ворвались агенты DEA, и участники переговоров были задержаны.

Как считает адвокат Альберт Даян, слова Виктора Бута не могут являться доказательством. По версии защиты, предприниматель приехал в Бангкок, чтобы продать ненужные ему самолеты Ил-76 и Ил-18, а переговоры о продаже оружия вел только для того, чтобы расположить к себе покупателей. Как подчеркнул защитник, господину Буту в России покровительствовали слишком серьезные люди, так что он просто не мог участвовать в нелегальной сделке.

["Голос Америки", origindate::25.10.2011, "Бывший партнер Бута начал давать показания против него" : Ранее во вторник адвокат Бута Альберт Даян завершил перекрестный допрос тайного осведомителя DEA Карлоса Сагастуме [...]. Адвокат цитировал фрагменты записанных агентами DEA разговоров, из которых можно было заключить, что покупка самолетов была условием продажи оружия. Свидетель признавал, что отдельные фразы, которые цитировал адвокат, действительно были произнесены, но категорически отказывался признать тот смысл, который вкладывал в эти слова Даян.
[...] Говоря о составленном Бутом во время встречи в Бангкоке списке оружия, которое обвиняемый, предположительно, собирался продать лже-повстанцам, адвокат сказал свидетелю: «Вы ведь не знаете, с какой целью это сделал (составил список — М. Г) Виктор Бут?»
«Но ведь господин Бут в то время не знал, что мы — лже-FARC», — возразил Карлос.
«Это Вы так думаете», — многозначительно произнес защитник.
Бут заявлял своим адвокатам, что, направляясь на встречу с Карлосом и «Рикардо», знал, что те не являются представителями FARC. — Врезка К.ру]


***

"Мы хотим прислать вам людей, которые будут обучать вашу армию"

Виктор Бут о поставках оружия и инструкторах для колумбийских партизан

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::25.10.2011, "Мы предлагаем, чтобы вы работали через Россию, Венесуэлу и Беларусь", Фото: Reuters

Владимир Козловский

Compromat.Ru

На допросе сотрудниками DEA в Бангкоке Виктор Бут (крайний справа) отрицал переговоры о поставках оружия

[…] На первых заседаниях присяжным были продемонстрированы страницы из записной книжки Бута, по мнению обвинения, — с раскладами по оружию. В конце прошлой недели в суде были прослушаны записи переговоров с «эмиссарами ФАРК».

[...] На протяжении двух дней прокурор Брендан Макгвайр крутил присяжным эту запись, предварительно раздав распечатку, а Карлос по ходу дела ее комментировал. [...]

Перед началом бангкокской встречи Карлос увиделся со следователями DEA, которые оснастили его записывающим устройством. Сначала они с другим тайным осведомителем — Сноу — навестили Смуляна в его номере «Софителя», обсудили недавнюю гибель одного из полевых командиров ФАРК и доставку оружия морем в суринамский порт Парамарибо, откуда его отвезут по суше в контролируемую ФАРК зону Колумбии.

Собеседники переместились в бар, находящийся в мезонине отеля, и ожидали Бута там. Прокурор показал присяжным на большом экране фотографию этого бара. Со свидетельского места Карлос обозначил лазерной указкой, где кто сидел в то утро. Ждали минут 5—10, а потом Карлос увидел Бута с его спутником — москвичом Михаилом Белозерским и тайно включил записывающее устройство.

— Они по-английски говорят? — спросил прокурор.

— Синьор Виктор Бут немного говорил, а Миша — почти нет, — ответил Карлос.

Оружейную сделку, которая якобы привела эту компанию в Бангкок, начали обсуждать минут через 10—15, а сначала обменивались любезностями и охотничьими историями.

Сноу сказал, что последний раз видел Бута лет десять назад в Иоганнесбурге, когда тот летел в Дубай. «Первым классом», — вспомнил Сноу, который три десятилетия работает в авиационном бизнесе.

Сноу напомнил Буту, как в конголезском аэропорту произошел сильный взрыв, вызванный тем, что в здании аэровокзала хранилась взрывчатка, а «черные начали готовить там свою сраную еду! 145 человек погибло, один «Антонов-12» сгорел полностью, а хвост у «Антонова-28» свернуло взрывной волной вот так!»

Бут сказал, что помнит этот взрыв.

Заказали чай. Бут попросил с лимоном и посетовал на снежную московскую зиму. Далее разговор плавно перешел к теме грузовой авиации, но в этом месте многие фразы были неразборчивы: слышались только отдельные слова и обрывки предложений. «Ливийцы его не возьмут, — говорил Бут. — У них нет денег на такие покупки…»

«Мугабе в Зимбабве», — сказал Смулян.

«Он купил три больших российских авиалайнера, но потом у него не стало денег ни на какие покупки», — со знанием дела отметил Сноу.

«Я знаю ваших друзей в Южной Африке», — сказал Буту Сноу и назвал людей, чьи фамилии пишутся в стенограмме как Dirk Vanderwesthurger, Sidarov и Kasalapov.

Наконец, собеседники переключились на Колумбию. Бут, который, судя по его изъятому на обыске ноутбуку, искал в предшествующие месяцы информацию об этой стране и о ФАРК, живо интересовался текущей ситуацией, а Карлос его просвещал. Среди прочего он отметил, что члены ФАРК называют кокаин «нашим белым золотом» и видят в нем источник дохода для финансирования своих операций.

Бут сказал, что он «глубоко сожалеет о том, что случилось несколько дней назад». Имелась в виду гибель одного из командиров ФАРК.

«Если они убивают главных людей, — заметил Сноу, — это значит, что кто-то говорит им, где они находятся. И эти сраные гринго...»

Карлос объяснил, что он занимается в ФАРК деньгами и является членом ее генерального секретариата, но вот человек, которого он скоро познакомит с Бутом, является «настоящим командиром». «Он обсудит то, что у вас есть и что вы можете нам предоставить», — сказал Карлос. Обсудили страны, через которые можно будет доставлять товар в Колумбию. «В Венесуэле друзья», — сказал, например, Карлос.

Бут предложил прислать партизанам военных инструкторов и сказал, что у него имеется оборудование для сбрасывания грузов с парашютом. [...]

Он поинтересовался численностью ФАРК. «20…18 тысяч», — сказал Карлос. — «18 тысяч, — повторил Бут. — А у правительства?.. 30—40?» — «Примерно 45—50», — сказал Карлос.

«В любом случае ситуация такая, что гринго нельзя доверять, — заметил Бут. — Всякий раз, когда они ведут с кем-то переговоры, потом они всегда убивают тех же самых людей». — «Сейчас нам нужно показать гринго и вообще всем, что у нас есть вооруженные силы и что мы можем за себя постоять!» — воскликнул Карлос и этим спровоцировал Бута на антиамериканскую тираду.

«Гринго, — заявил россиянин, — лучше вооружены, у них всевозможные технические средства… Но у них нет боевого духа для того, чтобы воевать. Потому что у них нет родины… У них нет национального идеала. У них ничего нет! Только деньги…» —

«Вот-вот, — поддержал его американский осведомитель. — Они сильны своими самолетами, своей разведкой. Но как солдаты…» —

«Ноль!» — воскликнул Бут.

Карлос показал на суде, что при этом россиянин нарисовал в воздухе колечко. И мнимый эмиссар ФАРК рассказал Буту, что больше всего США используют в Колумбии вертолеты «Чинук» и «Апачи». «А у нас сейчас ничего нет, чтобы от них защититься!» — заявил он.

Для начала Бут посоветовал Карлосу держать людей рядом с военными аэродромами и собирать информацию о графике вылетов американских вертолетов на операции.

«Мы хотим начать вовсю пользоваться снайперами», — поведал Карлос и изъявил желание получить от Бута снайперские прицелы.

«Вот почему мы хотим прислать вам людей, которые будут обучать вашу армию, — сказал россиянин. — Но куда?» — «В Колумбию, — сказал Карлос. — У нас есть область, которая принадлежит нам. Они туда не суются. Там джунгли». — «Хорошо, хорошо, — сказал Бут, — потому что вас можно будет подготовить гораздо лучше, в том числе обучить операторов, как действовать против вертолетов, против самолетов».

Тут Карлосу позвонили и сообщили, что переговоры можно продолжать в конференц-зале на 27-м этаже «Софителя». «Пойдем на войну!» — сказал Бут по пути к лифту. В стенограмме имеется лишь одно слово «война», но Карлос показал на процессе, что полная фраза звучала bamos a la guerra.

Поднявшись наверх, Карлос представил Буту другого американского осведомителя — по имени Рикардо, которого он именовал Эль Команданте. И тот сразу взял быка за рога.

«Раньше американское правительство, гринго, приезжали в Колумбию и инструктировали эти… подразделения, — возмущенно говорил фальшивый Команданте. — Они обучали, как вести патрулирование и другим подобным вещам, которые они знают из своего вьетнамского опыта…» — «Но сейчас не так! — продолжал Рикардо, молотя кулаками по столу. — Сейчас эти сукины дети гринго делают это сами, при помощи своих вертолетов!» — «Они летают, летают на своих «Апачах»!» — вставил Карлос.

«Они летают на «Апачах», — бушевал Рикардо. — Они летают на «Блэк Хоках»! У нас их нет! Как мы может обороняться с винтовочкой против «Блэк Хока» или против «Апача»?!. Мне нужна зенитная защита. Но крайне важно, чтобы она была переносная!» — «Да, конечно, конечно», — поддакивал ему россиянин.

«Вы же понимаете: у нас нет баз, — продолжал Рикардо. — Нам нужно передвигаться с места на место». — «Да, да, да! — воскликнул Бут. — Вот поэтому и «Иглы», о которых мы говорили». — «Иглы», вот именно!» — согласился американский агент.

«Переносные, — сказал Бут. — И простые…» — «В обращении», — подсказал Эль Команданте.

«Да, да, да, — подтвердил Бут. — Простые в…» — «Всякой всячины много, Виктор, — сказал Рикардо. — Но что для меня сейчас важно, так это зенитное оружие. Я интересуюсь ракетами. Я интересуюсь гранатометами. Я интересуюсь осколочными гранатами и всем прочим». — «Да, да, да», — поддакнул россиянин.

«Нам нужны патроны и запасные части», — вставил Карлос.

Бут сперва не понял, что такое repuestos, но ему объяснили. После прихода Рикардо высокие договаривающиеся стороны перешли на испанский.

«Потому что у нас много автоматов, — объяснил Карлос, — но они плохие». — «Большинство из них русские, — добавил Рикардо. — У нас есть кое-какие китайские, но большинство русские. Но они сильно изношены. Это автоматы еще с 60-х годов». — «Давайте тогда составим список того, что вам нужно», — сказал Бут и начал делать себе записи на бланке «Софителя». Прокурор снова показал их на большом экране. Среди прочего там был грубый набросок пусковой установки «Иглы» и отдельно — ее выстрела. Бут нарисовал и потом объяснил, что из «Иглы» можно выпустить три-четыре ракеты, а потом ее нужно отдать в ремонт.

«Мне надо привезти их из одной европейской страны», — сказал Бут, имея в виду Болгарию.

«Вы можете доставить их нам на берег? — спросил Рикардо и ткнул в карту Южной Америки, которую Бут вынул до этого из черного чемоданчика. — Сюда. В Суринам». — «На самолете я могу, — ответил Бут. — У меня также есть система доставки на парашюте».

— «Мы хотим сбивать этих американских сукиных сынов! — снова возбудился Рикардо. — Потому что нам обрыдло… Убить их и вышибить из моей страны!.. Они лезут туда, они лезут сюда… Они лезут куда хотят». — «Да, да, да! — поддержал Бут. — Они думают, что они у себя дома». — «Виктор, мы ведем настоящую войну, — сказал Рикардо. — Мы больше не хотим, чтобы у нас на родине были гринго!» — «Мы все сделаем», — заверил его Бут.

«Что имелось в виду?» — спросил прокурор у Карлоса. Тот сказал, что Бут имел в виду поставки оружия. [...]