"Настя — подарок! Отари Квантришвили Калмановичу ее подарил..."

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Настя — подарок! Отари Квантришвили Калмановичу ее подарил..."

Иосиф Кобзон свидетельствует против экс-супруги застреленного друга

Оригинал этого материала
© "Экспресс-газета", origindate::30.07.2012, Фото: "Комсомольская правда"

Настя Калманович — Кобзону: Проститутка, очевидно, я. Шабтай — клиент

Compromat.Ru

Compromat.Ru

Шабтай Калманович с экс-женой Анастасией
Иосиф Кобзон

Экс-супруга застреленного в ноябре 2009 года в центре Москвы бизнесмена Шабтая Калмановича Анастасия Калманович написала резкое открытое письмо Иосифу Кобзону, в котором она задает певцу много нелицеприятных вопросов. Поводом послужило интервью Иосифа Давыдовича телеканалу НТВ: в нем артист, не слишком стесняясь в выражениях, комментирует отношения Анастасии и покойного Шабтая. И в частности, называет Настю «подарком Калмановичу»: «Настя — подарок! Отари Квантришвили Калмановичу ее подарил...» Естественно, такая трактовка искренне возмутила экс-продюсера Земфиры. Свою точку зрения Анастасия выразила в открытом письме, которое она разместила в своем блоге в ЖЖ.

«Уважаемый Иосиф Давыдович! Уважаемый! Никакого сарказма...

Я сейчас серьезна, как расписание пригородных поездов. Да и трудно не уважать того, кто «уважать себя заставил, и лучше выдумать не смог» (с).

И все же, читая это письмо, Вы, вероятно, будете искать в нем нотки претензий нематериального характера. Уверяю Вас, ничего подобного здесь не будет. Будет пара вопросов, на которые я хочу получить ответ, потому что сама никак не справляюсь. Уважение к Вам мне мешает.

Уже год я натыкаюсь в Сети и в воскресный прайм-тайм в эфире НТВ на «новость-расследование», касающуюся расстрела моего бывшего мужа Шабтая фон Калмановича. Давно уже не трогает меня ни неземного качества «журнализм» самих расследователей, ни загадочное отсутствие понимания мотивов случившегося у следствия, ни череда интервью с известными лицами страны. Ваше — не исключение.

Я смотрю этот материал, «разукрашенный» яркими кадрами автоматной стрельбы, пятнами крови, видео с похорон, слезами (уверена, искренними) друзей Шабтая, и в общем мне все понятно — SHOW MUST GO ON.

Но один момент в интервью с Вами, Иосиф Давыдович, каждый раз удивляет меня. Я решилась написать Вам это открытое письмо и задать вопросы, понимая, что ответ я могу ждать вечность. Станете ли Вы там, на Олимпе, отвлекаться от судьбоносных дел ради какого-то там уважения бывшей жены Вашего бывшего мертвого друга? У Вас и так уважения море — вполне живого и плодоносящего. Причем всенародного. Переходящего в обожание. Неоднократно Вами заслуженного. Я понимаю это и пишу Вам (простите великодушно), скорее чтобы ослабить напряжение органа своего удивления.

В своем интервью Вы, касаясь темы нашего с Шабтаем знакомства, выражаетесь кратко: «Настя — подарок! Отари Квантришвили Калмановичу ее подарил...»

Иосиф Давыдович! Вам ли не знать, что правда есть везде? При желании любой факт чьей бы то ни было биографии, можно превратить в «fuckt» и повернуть так, чтобы он выглядел, мягко говоря, неприлично. Важен «индекс социальной массы» превращающего. Учитывая значение Вашего индекса, Иосиф Давыдович, одна Ваша фраза, одно слово, один Ваш жест и посиделки, в которой Отари Витальевич, относившийся ко мне, как к дочери, и познакомивший нас с Шабтаем, превращается во встречу сутенера, проститутки и клиента. Проститутка, очевидно, я. Сутенер — Отари Квантришвили. Шабтай Калманович — клиент.

Где Вы были раньше, Иосиф Давыдович? Где Вы были, когда были живы и Шабтай Калманович, и Отари Квантришвили, которые могли бы без труда поправить Вас в Вашем искреннем заблуждении? Никто же не знал, что Вы заблуждались! Все думали, что Вы рядом. Когда Ваш друг Шабтай женился на мне, Вы стояли под хупой рядом с нами и благоухали тонким французским ароматом. Вы не сорвали церемонию, не отхлестали меня, зазнавшуюся оторву по щекам и не выбросили вон из своих уважаемых «жизней». Вы не поставили в курс Отари Квантришвили о том, что ему негоже было заниматься сводничеством. Кто мог подумать, что Вы, Иосиф Давыдович, поздравляя друга с рождением дочери, на самом деле считаете ее... бонусом к подарку? Спасибо НТВ — теперь я, как и вся страна, знаем об этом.

Понятно, что после публикации этого письма в общем ничего не поменяется. Я же не дура, чтобы на самого Кобзона в суд подавать!

Поэтому второй вопрос будет совсем простой. Почти жалобный. Женский-женский. Но он меня гложет, мучает сильно. И я ничего не могу с собой поделать.

Иосиф Давыдович, а зачем Вам это все? Эти «подарки» СМИ, вечно молодой треп на тему наших с Земфирой «неуставных» отношений? Отчего все это суровое полковничье неодобрение и всяческое отрицание моей одушевленности? Что плохого умудрилась я сделать Иосифу Кобзону, чтобы тот при любой возможности мне в душу плюнуть хотел? В голове все это не укладывается...

Чего еще из доступного человеку может не хватать Иосифу Кобзону?

И я теряюсь в догадках, Иосиф Давыдович. Мое «удивление» набухло и пульсирует. Оно отчаянно в мольбах и в ожидании от Вас ответов на вопросы. Хотя нормального мужского «извини, погорячился» было бы вполне достаточно... Можно непубличного.

Глупое «удивление» ждет. Но даже мой скромный женский разум теряется и понимает, что ничего-то оно не дождется. Не дождется удивление ничего и займет себе место, которое раньше по праву принадлежало уважению. И вот тогда оно превратится в разочарование.

Разочарование осмотрится и ухмыльнется. И ответит на все вопросы вместо Вас. Куда проще казаться настоящим мужчиной, чем быть им. Правда, Иосиф Давыдович?»

Свое обращение Настя назвала «Очень открытое письмо Иосифу Давыдовичу Кобзону». [...]

["Экспресс-газета", origindate::31.07.2012. "Кобзон призвал Калманович не заниматься грязным бельём": Сам Иосиф Давыдович отвечать на претензии Анастасии не торопился и был заметно недоволен и раздражен, когда музыкальный обозреватель «Экспресс газеты» обратился к нему за комментариями по этому поводу.
— Мне неинтересно обсуждать грязное подметное письмо девушки, бывшей сто лет тому назад женой Калмановича, — заявил Кобзон. — Да, мне пересказали, что Настя обо мне написала в Интернете. Но сам я этого не читал и читать не собираюсь. Я вообще не люблю Интернет и не умею им пользоваться. И уж тем более я не собираюсь вступать с Настей в полемику. Это ниже моего достоинства. Все мои высказывания, которые она пытается поставить мне в вину, — это правда. Я не отказываюсь ни от одного своего слова. Рекомендую Насте заниматься не своим грязным бельем, а воспитанием детей. У нее это лучше должно получиться. Это все, что я могу вам сказать. — Врезка К.ру]