"Наши" В Америке

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


WSJ: Русские эммигранты по заказу Василия Якеменко устраивают в США проплаченные акции протеста с участием и бездомных и наркоманов

1151319775-0.jpg Русские эмигранты платят американцам за нападки на чеченских мятежников, а московское телевидение все это снимает.

Держа в руках плакаты и американские флаги, сотни людей собрались в парке Нью-Йорка на шумную демонстрацию. Один из организаторов рассказал об эклектичной задаче спонсоров: «Мы боремся с терроризмом, голодом и неравенством».

Задача демонстрантов была проще: получить плату. «Где кассир?» – выкрикнул один из них, Пэт Брэдли.

Брэдли заявил, что он и его жена Келли лечатся от героиновой зависимости, утром наткнулись на организатора демонстрации рядом со своей клиникой, и им пообещали по 15 долларов на брата, если они доедут на автобусе до парка в районе Квинс и 15 минут покричат лозунги. Брэдли говорит, что заменил текст «Нет терроризму!» более прозаичным: «Покажи мне деньги!»

Декабрьская демонстрация была одной из примерно десятка оплаченных акций протеста, организованных русскими эмигрантами в США за последние два года. Порой они тратят от 150 тыс. до 200 тыс. долларов, чтобы собрать тысячи демонстрантов недалеко от таких мест, как штаб-квартира ООН и Всемирный торговый центр. Контролируемое государством российское телевидение, содержание программ которого диктуют кремлевские кураторы, снимало некоторые из этих мероприятий и показывало сюжеты в вечерних выпусках новостей в России.

Организаторы заявили, что мероприятия финансируют частные лица, имена которых они отказались назвать. Некоторые бывшие инсайдеры рассказали иную версию этой истории: и инструкции, и деньги приходят из Москвы. А именно – от российского создателя молодежной организации, лояльно поддерживающей Кремль и взамен получающей от Кремля обильную помощь. Эту версию подтверждают электронные послания и другие документы, изученные The Wall Street Journal.

Один из членов российской молодежной организации оспорил эту версию, и невозможно сказать, кто стоит за кампанией. Она совпала с попытками российских властей сформировать дома и за границей мнение по таким проблемам, как Чечня, где правительство Путина безжалостно громит сепаратистов. Кремль утверждает, что сепаратисты, которые несут ответственность за захват школы в России в 2004 году, ничем не отличаются от террористов «Аль-Каиды». На некоторых демонстрациях требовали экстрадиции предполагаемых чеченских террористов, живущих в Америке.

Американскими организаторами руководит уроженец России из окрестностей Бостона, бывший таксист, вербующий своих собратьев-эмигрантов. Есть признаки того, что организаторы заплатили жителю Нью-Йорка, чтобы он представлял американское лицо движения. Но сценарий кампании стал проясняться, когда один из русских эмигрантов связался с американскими властями и Journal.

Это Юрий Левинтофф, 31-летний житель Массачусетса. По его словам, его обеспокоил этический и правовой аспект того, что людям платят за участие в демонстрациях. «По мере того, как я узнавал все больше и больше, я понимал, что это не только то, в чем я не хочу участвовать, но и то, о чем должно знать общество», – сказал Левинтофф, предоставивший доступ к финансовой документации, электронной переписке и другим документам о кампании демонстраций.

Левинтофф рассказал, что его завербовал в 2004 году таксист из окрестностей Бостона Борис Барщевский. Сначала Барщевский отрицал свою причастность, но затем заявил, что действительно является одним из главных организаторов демонстраций. Он сказал, что финансирует их сам и не получает никаких средств из России. Услышав об электронных сообщениях и документах, свидетельствующих о противоположном, он заявил, что Левинтофф их подделал. Доказательств он не представил.

Российское государственное телевидение, Первый канал, изображает американских демонстрантов участниками международного движения, добивающегося экстрадиции чеченских боевиков в Россию. Источник, осведомленный о деятельности телеканала, сообщил, что влиятельные люди в России дали ему указание освещать демонстрации, хотя «люди на Первом канале знают, что это фальшивка». По словам источника, руководству канала сообщили, что первую американскую демонстрацию организовало молодежное движение «Идущие вместе».

Основателем «Идущих вместе» является Василий Якеменко, ярый противник чеченских боевиков. Посетители офиса еще одной организации, которой он руководит, «Наши», должны наступить у дверей на коврик с изображением чеченского боевика. Якеменко заявил одной из российских газет, что бывает в Кремле раз в две недели, а в президентской администрации – чаще. В мае президентом Владимиром Путиным были приняты 34 «комиссара» одной из этих молодежных организаций на президентской даче на Черном море. Государственное телевидение подробно освещало это событие.

Якеменко не ответил на вопросы и просьбы об интервью. Кремль отказался от комментариев. Сергей Белоконев, лидер одной из организаций Якеменко, назвал мысль о российском финансировании демонстраций в США «полным бредом».

Шквал электронных посланий

Левинтофф полагает, что Якеменко дал старт кампании демонстраций летом 2004 года, обрушив на Барщевского шквал электронных посланий. Левинтофф утверждает, что Барщевский пересылал ему эти послания. В первом, датированном июлем 2004-го, говорится, что его автор «активно занимался организацией демонстраций и митингов протеста. Теперь есть предложение, чтобы я делал то же самое в вашем регионе мира».

В другом послании говорится, что денег много и бюджет может быть большим – 25 тыс., 200 тыс. или 20 млн долларов – до тех пор, пока кампания дает результаты.

Пол Ниссан, общественный деятель из Лос-Анджелеса и один из основателей антитеррористической организации, рассказал, что Барщевский позвонил ему в 2004 году, предлагая «неограниченные» средства на демонстрации против чеченского терроризма. Ниссан заявил, что организовал одну демонстрацию, 11 сентября 2004 года в Лос-Анджелесе, но затем поссорился с русскими эмигрантами. «Их интересовали наемные толпы, и мы объяснили, что мы такими вещами не занимаемся», – сказал Ниссан.

Организаторы создавали сценарии, чтобы держать всех в курсе. На вопрос, платят ли демонстрантам, говорилось в одном документе, отвечайте: «Вас дезинформировали». Объясняйте, что демонстранты «простые люди», которыми движет «желание привлечь внимание мира к терроризму», и у которых нет ни организации, ни номера телефона.

По словам Левинтоффа, организаторы пытались скрыть причастность к России, используя подставное лицо, жителя Нью-Йорка Кертиса Брайанта, который называет себя «участником партизанского рынка». Левинтофф показал электронное послание, в котором организаторов просили «еще раз» объяснить Брайанту, «что он является лидером движения и его основателем. Объясните, что мы просто присоединились к нему».

Брайант заявил, что организовывает демонстрации сам, так как едва не потерял друга 11 сентября 2001 года. Никому не платили за участие, сказал он в интервью. Однако после демонстрации видели, как организатор расплачивался с участниками, и многие демонстранты говорили Journal, что приходили только ради денег.

На декабрьской демонстрации организаторы испробовали новую тему: неадекватный ответ правительства США на ураган «Катрина». В ветреный день школьные автобусы остановились у входа в парк и высадили демонстрантов. Барщевский и другие русские эмигранты ежились неподалеку, курили и говорили по мобильным телефонам.

Съемочная группа сняла митинг и несколько коротких интервью с организаторами, которые заявили, что их организация называется «Единый мир против терроризма». Их главная мысль: США ничего не сделали для жителей Нового Орлеана, бросят и нас. После нескольких бессвязных выкриков толпу распустили и отправили по автобусам.

В одном из автобусов мужчины из приюта для бездомных начали проявлять нетерпение. «Давайте мои деньги, вашу мать!» – крикнул один из них проходящему мимо организатору. Напряженность усилилась, когда организатор вошел в автобус и стал раздавать 20-долларовые банкноты из толстого кошелька.

Недовольство оплатой

Некоторые остались недовольны оплатой, заявив, что думали, что обещанные 20 долларов в час включают в себя и время, потраченное на дорогу. Джордж Пантера, который иногда живет в ночлежках, пожаловался, что впустую потратил утро. Он назвал митинг «мошенничеством».

Пэт и Келли Брэдли не жаловались. Они сказали, что перед митингом у них было всего 8 долларов. Полученные деньги помогут расплатиться с долгом за сигареты.

И все равно, сказал Брэдли, митинг его озадачил. «Странно, что эти люди покупают демонстрации. Зачем это надо?»

Первый толчок кампания получила, когда Барщевский подружился с двумя русскими эмигрантами, живущими в Нью-Йорке и занимавшимися продажей ювелирных украшений в интернете. После 11 сентября 2001 года торговцы создали неправительственную организацию «Фонд защиты жертв преступности и терроризма». Барщевский стал финансовым директором фонда, а двухкомнатный офис торговцев на Манхэттене – центром кампании, сказал Левинтофф.

Николас Фиоре, бухгалтер, работающий для фонда, сказал, что «десятки тысяч долларов» поступили на его счет в 2004-2005 годах, как сказали ему, от Барщевского. Один из торговцев, Денис Степанский, сказал, что помогал Барщевскому в организации демонстраций. Он отказался обсуждать финансовые вопросы.

В посланиях, которые Левинтофф показал Journal, говорится, что для начала кампании нужно 400 тыс. долларов. В одном из сообщений, отправленных Лефинтоффом в Москву, содержалась просьба перевести 80 тыс. долларов в фонд.

Левинтофф сказал, что организаторы изо всех сил старались скрыть причастность Москвы. Ему переслали одно послание от Сергея Белоконева. В нем говорилось, что некто за пределами России зарегистрировал сайты, которые могут помочь американским демонстрациям. «Рука Москвы, если о ней станет известно, только ослабит нашу позицию», – говорилась в письме.

Первую демонстрацию с помощью фонда организовали 11 сентября 2004 года у места, где находился Всемирный торговый центр, с участием нескольких сотен человек. На следующих демонстрациях жители Бронкса, Бруклина, Квинса и Манхэттена, преимущественно чернокожие, шли рука об руку с родившимися в России пенсионерами, привезенными на автобусах с Брайтон-бич и из русских кварталов Бруклина.

В некоторых демонстрациях участвовали пожилые русские эмигранты из еврейских центров Бруклина. В одном из посланий, где обсуждаются расходы, говорилось о 40 тыс. долларов на найм 200 активистов на три часа, и еще 30 тыс. долларов на «евреев и дополнительные расходы».

Левинтофф сказал, что митинг 2005 года в Гарлеме привлек внимание полиции, когда демонстранты собрались фотографироваться, и было замечено, что они подают руками гангстерские сигналы.

Журналист русскоязычной газеты рассказал, что ему прошлой весной намекнули, что некто «надевает футболки на пенсионеров и платит им за участие в демонстрации» у ВТЦ. Журналист, Владимир Черноморский, поехал туда и увидел сотни людей, позирующих для фотографий с портретами чеченских боевиков в руках. Единственной информационной службой, кроме него, было российское телевидение.

Он написал заметку для своей газеты «Новое русское слово», где спрашивал, кто платил демонстрантам, и утверждал, что разным людям заплатили по-разному. Русские пенсионеры из Бруклина получили по 35 долларов, а чернокожие и выходцы из Латинской Америки – по 20 долларов. Позже Черноморский написал в своей газете, что на демонстрации возле ООН в июне прошлого года один из организаторов разбил его магнитофон.

Вскоре у организаторов возникла более серьезная проблема – Левинтофф.

Его обеспокоило то, что платные демонстрации могут противоречить американским законам о налогах и отмывании денег. Беспокойство усилилось, когда российское телевидение взяло у него интервью возле ВТЦ и назвало его одним из лидеров демонстрации. В августе он сообщил Барщевскому, что уходит.

Степанский утверждает, что Левинтофф украл деньги из фонда, подделал финансовые документы и разослал «фальшивки» в СМИ и правоохранительные органы. Он не смог подтвердить свои обвинения.

Левинтофф сказал, что послал последнее предупреждение фонду и его адвокатам. «Я больше не хочу, чтобы мое имя связывали с так называемым Международным фондом защиты жертв преступности и терроризма или с поддельным «общественным движением» «Единый мир против терроризма», – писал Левинтофф. Затем он связался с правоохранительными органами. Власти ничего не предприняли.

Алан Каллинсон и Джеймс Бэндлер

Перевод: InoPressa.ru от origindate::26.06.06

Оригинал материала

The Wall Street Journal