"Невзлин страдал маниакальной подозрительностью, занимался прослушиванием, слежками, шантажом"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Жена Голубовича рассказала суду о двух покушениях на свою жизнь

Показания Ольги Миримской: Невзлин собирал компроматы на всех сотрудников, членов семей, деловых партнеров, конкурентов, занимался прослушиванием, слежками, шантажом

Оригинал этого материала
© prigovor.ru, origindate::28.05.2008, Фото: newsru.co.il, 27 мая cвидетель Ольга Миримская рассказала суду о двух покушениях на свою жизнь и о том, что подсудимый Невзлин занимался прослушиванием, слежками, шантажом

"Невзлин страдал маниакальной подозрительностью"

Алексей Кречетов, корр. Пресс-центра

Converted 26820.jpg27 мая в Мосгорсуде возобновились слушания по делу Невзлина. Судья Новиков заслушал очередную группу свидетелей.

Ольга Миримская, возглавлявшая в своё время международный отдел Менатепа вспоминает Леонида Невзлина в рабочем состоянии: "С Невзлиным изначально взаимоотношения были негативными. Он достаточно рано стал страдать маниакальной страстью преследования. Он постоянно страдал маниакальной подозрительностью. Собирал компроматы на всех: сотрудников, членов семей, деловых партнеров, конкурентов, занимался прослушиванием, слежками, шантажом. Обычное дело было давить на сотрудников следующим образом – если не сделаешь того то и того то, у нас на тебя есть компромат и заведем уголовное дело. Ходорковский всем этим не занимался, это была прерогатива Невзлина, но не думаю, что он был не в курсе происходящего».

Сама Миримская, как и её муж Алексей Голубович (бывший зампред правления банка Менатеп) испытали на себе все эти прелести бдительного ока – два так и не расследованныхпокушения - взрыв автомобиля и отравление ртутью. А были еще и угрозы Михаила Шестопалова (руководителя Службы безопасности Менатепа в то время, сейчас скрывается в Израиле). "Я, мой партнер по бизнесу, члены моей семьи отравились ртутью, остатки которой были найдены в машине. Как впоследствии мне стало известно от сотрудников ЮКОСа, они сталкивались с подобными проблемами… Могу предположить, что за всем этим стоит служба безопасности ЮКОСа», - заявила суду Миримская.

День рождения Ходорковского – день убийства мэра Путухова

Вспоминая празднование дня рождения Ходорковского в имении Кораллово Ольга Миримская отмечает: «Подошел Пичугин и что-то прошептал Ходорковскому на ухо. Ходорковский расстроился: «Ну вот теперь на нас подумают». Оказалось, что только что стало известно о произошедшем убийстве мэра Нефтеюганска Петухова. По словам Миримской, находившейся за одним столом с топ-менеджментом ЮКОСа: «Невзлин и Шестопалов производили впечатление ничем не удивленных людей». По мнению Миримской «ЮКОСу было выгодно, чтобы в Нефтеюганске был другой мэр».

Между допросами свидетелей вклинился потерпевший Алексей Иванов - бывший охранник предпринимателя Евгения Рыбина, на которого было совершено два покушения. Он подал судье Новикову иск против Невзлина с требованием компенсации морального и материального вреда. Материальный ущерб был оценен Ивановым в 2 миллиона 88 тысяч рублей, а моральный в 6 миллионов. Ранее он уже подавал аналогичным образом иск против Алексея Пичугина на тех же основаниях. Суд требования Иванова в том случае удовлетворил частично.

Бывший финансовый директор «Юганскнефтегаза» Ирина Олонцева, в свою очередь, подтвердила суду, что у их компании были «катастрофические задолженности по налогам и зарплатам перед своими сотрудниками». По её воспоминаниям были даже стихийные погромы зданий «Юганскнефтегаза»: «Шло собрание акционеров, с улицы вломились люди, передали требования по улучшению жизни граждан и разгромили несколько кабинетов». Впрочем, постепенно, по словам Олонцевой, реструктуризация долгов была проведена и социальная напряженность спала. Одна из причин недовольства убитого мэра Петухова ЮКОСом, в частности объяснялась Олонцевой - как несоответствие уровня зарплат работников «Юганскнефтегаза» и городских бюджетников.

Из показаний мужа Ольги Миримской – Алексея Голубовича:

«В начале 2001 г. на мою жену было совершено покушение. Возле ворот её дома в посёлке Николина Гора, Московской обл., при проезде её автомобиля произошёл взрыв взрывного устройства направленного действия, которое сработало с запозданием и не нанесло вред автомобилю, хотя и обладало (по мнению приглашённых нами впоследствии специалистов) достаточной мощностью для его разрушения….»