"Нефтяная бытовуха" ВНИИ НП: c академиков и взятки гладки

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Вокруг новостей", origindate::02.04.2008

"Нефтяная бытовуха" ВНИИ НП: с академиков и взятки гладки

Главный институт российской "нефтянки" разваливается на глазах

В сегодняшней статье речь в очередной раз пойдет о проблеме, поразившей многие государственные органы и учреждения нашей страны - о коррупции. Несмотря на огромнейшие усилия, которые прилагают Президент и Правительство России по искоренению из нашей жизни этого зла, есть еще много «заповедных местечек» на которых пригрелись разного рода «приспособленцы» из числа обширной армии чиновников. Расскажем об одном из них.

Нефтедобывающая и нефтеперерабатывающая отрасли являются важнейшими в жизни нашей страны. Одним из главных научных предприятий отрасли является ОАО «Всероссийский научно-исследовательский институт по переработке нефти». На протяжении 75 лет этот институт являлся самым крупным государственным научно -исследовательским центром в нефтеперерабатывающей промышленности СССР и России, выполнял функции головной организации в области разработок топлив и смазок, в том числе для нужд обороны и космоса. Кстати, знаменитые кремлевские куранты тоже работают на масле, разработанном учеными ВНИИ НП.

В соответствии с Указом Президента России, институт был включен в перечень стратегических предприятий, которые не подлежат приватизации. Однако с 2005 г. у института начали накапливаться очень серьезные проблемы, которые все более усугубляются и уже принимают угрожающие для существования института масштабы.

Дело в том, что в 2005 г. генеральным директором института стал Ринат Галлиев, незадолго до того приехавший из Татарстана. До своего назначения на эту должность Ринат Галлиев прошел большой трудовой путь. До развала СССР он был известен как талантливый ученый и технолог, доктор технических наук, автор более 30 научных работ. Много лет проработал на предприятиях нефтехимического комплекса Республики Татарстан. Однако потом Рината Галлиева перестала устраивать научная деятельность, и его потянуло заниматься административно - хозяйственной работой. Он сменил несколько должностей и, в конце концов, занял кресло директора Нижнекамского НПЗ. Долго ему руководить не пришлось: при его руководстве экономические показатели завода, мягко говоря, не впечатляли собственника завода - Правительство Татарстана. Хотя он сам, по словам очевидцев, «чувствовал себя» совсем не плохо. В конце концов, дело решили до скандала не доводить, он был уволен, уехал из Татарстана и стал искать подходящую работу. На его место был назначен новый директор Бусыгин В.М., который успешно работает по настоящее время, и за прошедшее время вывел предприятие на ведущие позиции в отрасли.

В то время на руководящем посту в министерстве имущественных отношений РФ работал земляк Рината Галлиева. Он то и пристроил своего приятеля на должность генерального директора ВНИИ НП. Так Ринат Галлиев убил сразу двух зайцев: вернулся в науку и, самое главное, опять получил административно - хозяйственную должность. Результат его деятельности на посту директора этого института хорошо известен в кругу нефтяников и является плачевным.

В то время, как все предприятия нефтяной и нефтеперерабатывающей промышленности буквально купаются в деньгах (что неудивительно: нефть уже стоит больше 100 долларов за баррель), ВНИИ НП еле сводит концы с концами. За 2006 год чистая прибыль предприятия, которое наделено Правительством РФ практически монопольными правами в области проектирования НПЗ и согласования всех вопросов, связанных с переработкой нефти и производством нефтепродуктов, со штатом 500 человек составила какие то 6 млн. рублей.

Несмотря на то, что нефтяные предприятия за 2005 - 2008 годы многократно увеличили расходы на финансирование научно - исследовательских работ (НИР), выручка ВНИИ НП почему то почти не увеличивается, при этом каждый год прибыль института колеблется от 4 до 6 млн. рублей. Объяснение этой загадке находится в бухгалтерском балансе института. Из него видно, что заказчиками на проведение НИР кроме, собственно, самих нефтяных компаний и НПЗ в половине случаев выступают какие то непонятные коммерческие фирмы, которым по непонятным причинам вдруг стали интересны вопросы переработки нефти на не принадлежащих им НПЗ. Т.е крупные нефтяные компании подписывают многомиллионные контракты не с самим ВНИИ НП, а с фирмой - прокладкой, на которой и «осаживается» большая часть прибыли, институт же выступает субподрядчиком у этой фирмы и получает гроши. Хотя реально, естественно, всю работу делает институт. Если же нефтяная компания настаивает на прямых договорных отношениях с ВНИИ НП, применяется другая «схема». Большую часть полученных от заказчика денег институт платит субподрядчикам, на том основании, что, якобы, самостоятельно не может выполнить эти работы. Зачастую, эти «липовые» субподрядчики являются фирмами однодневками.

Такой вот методикой руководство института и держит свое предприятие в коридоре 4-6 млн. рублей прибыли в год. Меньше нельзя: если покажешь убыток начнутся вопросы, выяснения, а так: «мы хоть и мало зарабатываем, но все же не в минусе. Наука, сами понимаете...». Как следствие: основные фонды не обновляются, оборудование давно устарело, бытовые условия для работы ужасные. Молодые ученые не хотят работать в таком «гнилом» моральном климате и получать нищенскую зарплату, поэтому уходят в другие НИИ и компании. Средний возраст научного персонала больше 60 лет. Какие уж тут инновации и открытия!

Другая значимая «статья доходов» для руководства любого госпредприятия - сдача в аренду помещений. В связи с тем, что ВНИИ НП не развивает научную деятельность, не обновляет основные фонды, большинство помещений института оказались ненужными, а это несколько тысяч квадратных метров площадей. За 2006 г. предприятие показало в бухгалтерском балансе выручку от сдачи в аренду помещений в сумме 9,6 млн. рублей. При средней рыночной ставке аренды в Москве получается, что предприятие сдавало в аренду всего 700 - 800 метров помещений. А ведь по факту, арендаторы занимают несколько тысяч метров. Ну, тут схема классическая: по договору символическая плата за аренду, остальное же – не по договору, но «по договорённости».

Еще интереснее другой «проект» Галлиева. Без необходимых документов, без требуемых согласований, он выделил на территории института фармацевтической фирме земельный участок. Та на свой страх и риск построила здание ни много, ни мало в 2 тыс. квадратов. Пользуется сама и сдает еще в аренду. Можно прикинуть, что при средних ставках аренды вблизи Садового кольца в 500 долл. за метр, заинтересованные в этой схеме лица получают 1 миллион долларов неучтенного кэша в год! Да, еще ко всему прочему, здание это получает электричество, воду и другие коммунальные услуги за счет института. Хорошая экономия?

Но, «не все коту масленица». Постоянные дрязги и разборки из-за денег привели Галлиева в 2006 г. на больничную койку. В результате очередного конфликта со своими криминальными арендаторами, Галлиев был ими жестко избит бейсбольными битами прямо во дворе института на глазах изумленных сотрудников. Виновных тогда никто не наказал, дело «замяли» по взаимному согласию, никто ведь не был заинтересован в огласке причин инцидента: ни нападавшие, ни сам потерпевший.

А история с патентами, когда работает весь институт, а в результате патент на научную разработку оформляется на физическое лицо из числа руководящих научных работников или их карманных фирм!

В общем, все эти безобразия продолжались до тех пор, пока чаша терпения «Росэнерго» и «Росимущества», осуществляющих полномочия собственника - государства - не переполнилась. Учитывая предыдущие заслуги Р. Галлиева в области науки, его многочисленные ученые степени и звания, Совет директоров предложил ему оставить должность генерального директора, с которой он не справляется, и перейти на должность первого заместителя генерального директора -руководителя по научной работе, заняться, наконец, этой самой наукой, про которую он забыл. При этом за Р. Галлиевым сохранялся пост Председателя Ученого совета института, то есть руководство всей научной деятельностью. Административно - хозяйственной же деятельностью и, соответственно, генеральным директором, был предложен молодой квалифицированный менеджер, проработавший несколько лет на руководящих должностях в сфере нефтепереработки. Вроде бы все логично, поспорить трудно. Галлиев согласился, на том и разошлись.

Однако, посоветовавшись со своими партнерами, Р. Галлиев отказался от договоренностей без обоснования причин, по которым он считает нужным и дальше оставаться на административно -хозяйственной должности. С помощью своих высокопоставленных покровителей, он блокирует вынесение на заседание Совета директоров и Общее собрание акционеров решения об его увольнении с должности генерального директора и назначении на должность заместителя по научной работе. Ведет себя демонстративно презрительно к вышестоящим инстанциям, на телефонные звонки и официальные письма руководителей «Росэнерго» и «Росимущества» не отвечает.

Однако сам письма пишет во все инстанции, включая Администрацию Президента РФ и ФСБ России. В своих жалобах он очерняет членов Совета директоров, выставляя себя жертвой рейдерского захвата. Утверждает, что существует сговор, согласно которому «люди» хотят захватить институт , а потом распродать все его здания. Для понимающих людей это звучит смешно, ведь предприятие состоит в реестре стратегических предприятий, не подлежащих приватизации, утвержденном Указом президента РФ, и продать здания не может ни генеральный директор, ни даже министр. Продажа зданий этого института возможна только при исключении института из реестра, опять же по Указу Президента РФ, а это, понятно, невозможно.

Чувствуя скорый конец своей бесконтрольности, Галлиев вместе с немногими приближенными к нему членами Ученого совета института написали еще одно письмо, в котором поменяли аргументы. Теперь основным направлением их удара стало то, что, «дескать» предлагаемый менеджер не имеет ученых степеней и званий. «Как же так?» - спрашивают они. «Он не сможет руководить такими маститыми академиками и профессорами, как мы. Мы, его воспринимать отказываемся!». Нашли в уставе института пунктик, сохранившийся еще с 1933 года. Согласно ему директор института возглавляет Ученый совет. «Какие же научные задачи он нам будет ставить, как будет оценивать диссертации? «Беда, коль скоро сапоги начнет точать пирожник...» -горячатся ученые.

На эти инсинуации есть простой ответ, который этим «писателям» и самим хорошо известен. В последнее время руководство страны проводит курс на полное обновление, модернизацию всех отраслей страны. То же самое касается и кадрового подхода. На крупные ответственные руководящие административные посты назначаются молодые энергичные профессионалы, которые хотят приносить, пользу стране и имеют карьерные амбиции. Достаточно вспомнить недавнее назначение Президентом РФ Путиным В.В. на пост министра обороны РФ Сердюкова А.Э. Вспомним, какой поднялся переполох, какие стенания начались в ангажированных некоторыми высокопоставленными военными чинами СМИ: мол он, непрофессионал, он не знает военного дела, что раньше он занимался мебелью, что он не знает нужд и чаяний армии. И всю эту грязь лили те, кто привел нашу армию к развалу, дедовщине, технической деградации. Однако, несмотря на все это давление, Президент остался неуклонен, а Сердюков заявил военным: «Вы занимайтесь собственно обороной, а я займусь финансовыми и хозяйственными вопросами армии.

Прошло время, и теперь уже очевидна грамотность принятого тогда решения о назначении: Сердюков перекрыл все «лавочки» «уважаемых» генералов по разбазариванию и разворовыванию имущества армии: покупка бюджетных квартир для военнослужащих по цене элитных квартир «Золотой мили», распродажа имущества по копеечным ценам, и наоборот, закупка МТС для армии по «космическим» ценам. В общем: министерство обороны начало работать так как и должно работать: военные воюют, менеджеры управляют.

Так, что можно посоветовать нашим «академикам» спокойно, в тишине лабораторий заниматься наукой, а уж черновой хозяйственной работой, работой с контрагентами, со штатом, с бухгалтерией займется кто ни будь другой, менее «творческий» человек. А то ведь «высоконаучное» руководство институтом уже привело к тому, что хотя формально ВНИИ НП и является ведущим и головным научным предприятием отрасли, по факту, в 2006 г. институт получил лишь 25 % от общего объема заказов на НИР по нефтепереработке, оплаченных из средств федерального бюджета и средств нефтяных компаний. А это означает полную потерю лидирующих позиций в отрасли. Факты говорят сами за себя.

Предельно понятно так же, на что надеются «Галлиев и компания» затягивая процесс проведения собрания и строча жалобы во все инстанции. Они питают призрачные надежды, что административная реформа может передвинуть нынешних принципиальных руководителей «Росэнерго» и «Росимущества» на другие места, а вместо них может быть придут люди, с которыми можно будет «договориться».

Но, в этот раз уже не получится. Собранные материалы по признакам незаконной деятельности Галиева уже переданы в прокуратуру. И материалов этих более чем достаточно.

Примечание: в статье использованы данные бухгалтерского баланса ОАО «ВНИИ НП» за 2006 г., так как бухгалтерский баланс за 2007 г. еще не сдан.