"Ничего, потерпят"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

"Ничего, потерпят" В конце 80-х те, кого сегодня принято называть олигархами, с увлечением постигали азы коммерции: варили джинсы, создавали кооперативы или торговали привезенными из-за рубежа компьютерами. И в самых радужных снах им не могло привидеться, что не пройдет и каких-то десяти лет, как влиятельный Forbes внесет их в списки самых богатых людей мира. Вполне возможно, что этого бы так никогда и не произошло, если бы не одно важное историческое событие: в ноябре 1991-го на пост главы Госкомимущества был назначен Анатолий Чубайс..."Меня оценят только потомки"

" В диссидентах не значился Думал ли преподаватель научного коммунизма Борис Матвеевич Чубайс, что его младший сын не просто разрушит экономический базис социализма - государственную собственность на средства производства, но и станет едва ли не символом новой эпохи. Символом, отношение к которому в обществе всегда будет колебаться от резко положительного - с уважением и даже восхищением - до крайне отрицательного - с ненавистью и неприкрытой злобой. Впрочем, в молодости Анатолий Чубайс в крайности диссидентства бросаться вовсе не собирался. Как сам он скажет позднее, "я вообще никогда не был сторонником того, чтобы взбираться на трибуну и кричать: "Долой советскую власть!" Всегда старался действовать в рамках какого-то разрешенного поля, при этом имея в виду, что границы этого поля очерчены весьма невнятно". Анатолий благополучно окончил Ленинградский инженерно-экономический институт, защитил кандидатскую диссертацию по теме "Исследование и разработка методов планирования совершенствования управления в отраслевых научно-технических организациях" и стал доцентом ЛИЭИ. В общем, вполне успешно встроился в систему и в 1989 году баллотировался на пост директора Ленинградского института социально-экономических проблем, но не прошел из-за интриг конкурентов: результаты выборов были аннулированы из-за неправильно оформленных документов. Так что не случись перестройки и всего, что за ней последовало, вполне возможно, что неуемная энергия Чубайса привела бы его на пост крупного руководителя в научной среде. Но на рубеже 80-х, видимо, что-то такое носилось в воздухе, что заставило нескольких питерских аспирантов-экономистов объединиться в некий неформальный кружок с целью обсуждения экономической ситуации в стране. Причем они решили всерьез изучить историю советской экономики и более того - выработать пути ее дальнейшего реформирования. Всем участникам кружка раздавались конкретные задания: подготовить аналитический доклад на темы "нэп", "экономика Югославии", "экономика Венгрии". Потом эти доклады обсуждались на общем собрании. Примерно в это же время, в начале 80-х, кружок питерских "неформалов" узнал о существовании москвичей - Егора Гайдара и его коллег, которые занимались примерно тем же. Правда, уровень и возможности московской команды были несопоставимо выше: Гайдар писал секретные доклады для комиссии Политбюро по усовершенствованию хозяйственного механизма страны. А Чубайс в то же время занимался более приземленными вещами: участвовал в эксперименте по усовершенствованию системы оплаты труда на нескольких питерских предприятиях. Позднее, на рубеже 80-х и 90-х, состоится первый приход Чубайса во власть - пока на уровне Ленсовета, где он станет зампредом исполкома. Чубайс с Собчаком пытались тогда создать в Питере свободную экономическую зону. Тогда по рукам ходила карикатура: доллар с портретом Чубайса и надписью "один чуб". Но ничем реальным эта идея так и не увенчалась. Более того, после того, как Собчак был избран мэром, он не пригласил Анатолия Чубайса в свою команду, предложив ему лишь символическую должность экономического советника. Впрочем, в ту пору это уже не имело никакого значения: после августовского путча осенью 1991-го Чубайса приглашают в новое российское правительство. Целеустремлённый, упёртый, наглый... То, что Анатолий Чубайс - блестящий организатор, признают, кажется, все, даже его самые ярые оппоненты. При этом перечисляется некий ряд его качеств: целеустремленный, упертый, наглый, таран и даже большевик. Все эти качества в полной мере проявились у Чубайса во время работы над законом о приватизации. 10 ноября было назначено новое правительство, а уже через полтора месяца - 29 декабря (!) - вышли три документа, на подготовку каждого из которых по всем аппаратным правилам обычно уходят многие месяцы: постановление правительства, указ президента и решение Президиума Верховного совета по приватизации. Причем написать сам документ как раз было несложно. В команде Чубайса люди собрались грамотные, недаром они 10 лет изучали мировой экономический опыт. Самое интересное началось потом - согласование с отраслевыми министерствами. Тут стоит напомнить, что в это время в стране уже вовсю шла стихийная приватизация с непосредственным участием директоров предприятий и самих министерств. Поэтому, по мысли Чубайса, при согласовании главное было - найти компромисс: чем можно, а чем нельзя пожертвовать. Находить компромисс Чубайс умел всегда. Позднее это выразится в его "кутузовской формуле" - сдать Москву, чтобы отстоять страну (имеется в виду противостояние по приватизации с Юрием Лужковым). Компромиссы компромиссами, но можно не сомневаться, что зачастую обработка конкретного чиновника с целью поставить нужную подпись на документе целиком и полностью зависела от настойчивости и даже психологической силы одного человека - Анатолия Чубайса. Вот как он вспоминает об этом в своей книге "Приватизация по-российски": "Есть такие стадии работы, которые я не мог доверить никому. И сам, с документом под мышкой, бегал по лестницам и правительственным коридорам, находя того или иного сотрудника аппарата, без чьей визы не обойдешься. Почему это приходилось делать мне? Да потому, что я знал: любого моего сотрудника просто "отфутболят", с ним не станут разговаривать. Затянут время, угробят дело". Отфутболить самого Чубайса уже в то время было довольно сложно. Хотя, конечно, как серьезную силу, серьезного и опасного противника его тогда мало кто воспринимал. Журналисты, работавшие в то время в правительственном пуле, вспоминают, что на фоне остальных членов кабинета Чубайс ничем особенным не выделялся, разве что сыпал все время непонятными терминами. Тем Чубайсом, которого все знают теперь - жестким, чрезвычайно уверенным в себе, говорящим четко, как по писаному, - он стал позднее: на фоне Черномырдина и Заверюхи. А поначалу отношение к нему у оппонентов было скорее снисходительное: ну поиграются эти "чикагские мальчики" в экономику, а потом придут взрослые серьезные дяди и все исправят. Впрочем, эта снисходительность очень быстро сменилась неприкрытой ненавистью и даже злобой - уже после первых боев в Верховном совете по поводу закона о приватизации. Кстати, именно тогда у Чубайса выработался свой стиль, а точнее, тактика проведения законов через парламент. Заключалась она в следующем: на рассмотрение депутатам предлагался наиболее острый, радикальный вариант закона. Депутаты легко глотали эту наживку и устремлялись в бой именно по этим острым моментам, не обращая внимания на остальные разделы. А черт, как известно, в деталях. Помните правило - чем можно и чем нельзя пожертвовать? Примерно этой же тактики он придерживался и позднее, продвигая свой очередной проект - реформу РАО ЕЭС. "Я вас просто задушу" У Чубайса никогда не было иллюзий ни по поводу развития ситуации в стране, ни по поводу оценки своей личности народом. Еще в 1990 году в журнале "Век XX и мир" вышла статья, подготовленная Анатолием Чубайсом и его коллегами, в которой прогнозировались последствия перехода к рынку: массовая безработица, резкое обнищание большинства народа, забастовки и акции протеста. При этом государство, по мнению авторов статьи, должно было вести себя предельно жестко по отношению к тем, кто "покушается на основной костяк мероприятий реформы, - роспуск профсоюзов, запрет на забастовки, контроль за информацией". Кстати, те, кто работал во власти в те годы, отмечают, что Ельцин ценил в Чубайсе именно эту его способность идти до конца: "Там, где другие начинают рассуждать и бояться - а что со мной будет, а как это воспримут в обществе, Чубайс не рассуждал, а действовал. Такие люди нужны любой власти". Что с ним будет и что о нем подумают, Чубайса, похоже, всегда волновало меньше всего. Лавров народной любви он уж точно не искал. Как-то в самом разгаре борьбы за приватизацию и противостояния с трудовыми коллективами Чубайс согласился прийти на встречу с лидерами этих самых коллективов - "объясниться". Объясниться, впрочем, не получилось, поскольку со стороны "народа" шел поток коллективных обвинений. Чубайс все это молча слушал, а потом встал и сказал: "Ничего из того, что вы требовали, никогда никем ни при каких обстоятельствах не будет исполняться, пока я отвечаю за процесс приватизации. И меня абсолютно не волнует характер вашей реакции. Счастливо оставаться". Встал и ушел. Какая уж тут народная любовь... Как выразился по этому поводу сам Чубайс, "меня оценят только потомки". То, что все-таки оценят, он, похоже, тоже не сомневается. Впрочем, пока достаточно и того, что современники, пусть и критикуя, признают, что в тех условиях, в которых находилась страна, приватизацию мог провести только такой "танк", как Чубайс. Пусть и с максимальными потерями для себя в плане имиджа - "с плохой кредитной историей", как выразился Владимир Путин в книге "От первого лица". Но то, что эта "плохая кредитная история" не стала печальной историей с плохим концом, то, что Чубайс за все эти годы не пропал, не сгинул в политическом небытии, во многом заслуга самого Чубайса и его качеств несгибаемого борца. Когда Чубайса упрекают в том, что приватизация могла бы пойти по более честному и чистому пути, он отвечает примерно следующее: для этого в первую очередь надо было пересажать всех директоров и всех начальников, а российский аппарат к таким репрессиям готов не был. Вполне возможно, что сам Чубайс к ним был готов и даже с удовольствием посадил бы пару десятков наиболее оголтелых "борцов" против приватизации. Но и без этих карательных мер у Чубайса хватало сил и умения в нужный момент нейтрализовать и подавить противника. Показателен в этом смысле эпизод, описанный в книге "Приватизация по-российски", когда глава Челябинской думы Сумин пытался запретить у себя в области приватизацию, что неизбежно вызвало бы цепную реакцию в других регионах. Тогда Чубайс вызвал Сумина к себе и сказал: "Если вы будете настаивать на своей линии - война на уничтожение. Я вам обещаю: вы не решите в Москве ни одного вопроса - ни в Минфине, ни в других ведомствах. Я вас просто задушу". Справедливости ради надо сказать, что один карательный рычаг для воздействия на региональных лидеров у Чубайса был всегда. Это деньги. С начала 90-х и практически до настоящего времени его люди всегда занимали важные посты и в Центральном банке, и в Минфине, и в Министерстве экономики. "Нужно было бить в центр, причем с размаху, желательно в зубы и желательно ногой - все остальное не поможет", - скажет Чубайс о своих методах подавления сопротивления. Ну как тут не вспомнить всесильного Коржакова, в один миг разжалованного по ультиматуму Чубайса. Теперь понятно, почему Владимир Путин назвал Чубайса в своей книге "упертым большевиком". Как хороший маршал При всем том очень многие знающие Чубайса люди утверждают, что он в высшей степени договороспособен и "пока есть такая возможность, он будет договариваться с кем угодно". Тут можно вспомнить и бывшего министра МВД Анатолия Куликова, с которым у Чубайса были сложные отношения. Но когда встал вопрос о разгоне Думы, они вместе убеждали Ельцина не делать этого. И упоминавшегося уже Юрия Лужкова, казалось бы, вечного и наиболее непримиримого оппонента Чубайса, уже давно нашедшего с ним общий язык. В то же время и друзей у Чубайса особо нет, кроме Егора Гайдара. Но зато у него есть команда. Чубайс известен как беспощадный начальник. Он заставляет подчиненных полностью выкладываться ради общего дела (отсидеться в тихом, теплом месте в команде Чубайса не удается никому), работать по 12-14 часов в сутки почти без выходных. Как говорят люди, хорошо его знающие, "Чубайс как хороший маршал: задание выполняет, солдат при этом не жалеет. Но свой генералитет ценит". У Чубайса-начальника (или АБЧ - как его зовут подчиненные) есть одно очень важное качество: он никогда не сдает своих. "Никто из работавших с Чубайсом не может сказать, что он его подставил или сдал", - говорят люди, близкие к его окружению. Когда после скандала, известного как "дело писателей" (люди Чубайса получили гонорар в десятки тысяч долларов за еще не написанную книгу), на Альфреда Коха было заведено уголовное дело по превышению должностных полномочий, Чубайс заявил, "я знаю Коха уже десять лет и убежден в его честности". Правда, Коха тогда все же сняли с поста главы ГКИ, впрочем, без каких-либо негативных последствий для него. Можно вспомнить и скандал с еще одним соратником Анатолия Чубайса - Аркадием Евстафьевым, задержанным на предвыборной волне 1996 года с пресловутой коробкой из-под ксерокса, набитой долларами, на выходе из Белого дома. После этого его судьба, как и Коха, сложилась вполне благополучно: бывший пресс-секретарь Чубайса, отвечавший за пропаганду приватизации, возглавил Мосэнерго. Впрочем, если человек уже не работает в команде Чубайса или тем более не оправдал доверия, он вряд ли может на что-то рассчитывать в счет своих прежних заслуг. Рассказывают, что, когда Чубайс по-настоящему вошел в силу и стал занимать высокие посты в правительстве, в его приемной можно было частенько встретить бывших его соратников по демдвижению, в том числе и Собчака. Все они, понятное дело, рассчитывали на помощь в карьерном продвижении от товарища по борьбе. В большинстве случаев эти сидения в приемной заканчивались ничем. "Чубайс рассматривает людей исключительно с точки зрения пользы, которую они могут принести делу", - считают люди, близкие к нашему герою. В этой связи можно вспомнить историю его прихода в администрацию президента летом 1996-го. "До Чубайса это была настоящая богадельня - масса народу пишут какие-то никому не нужные прогнозы, в шесть вечера уже по домам. Для них назначение Чубайса стало настоящим шоком", - вспоминают сотрудники администрации. Во всяком случае, ему удалось тогда отодвинуть от написания президентского послания старых сотрудников администрации Ельцина Краснова и Сатарова, после того как его люди устроили "слив" в прессу первого, еще сырого варианта послания. "Над вами весь мир смеется", - заявил после этого Чубайс незадачливым авторам послания. "При этом нельзя сказать, что он испытывает к кому-то конкретному личную неприязнь. Просто этот человек в данный момент не вписывается в его систему и мешает ему", - говорят сотрудники администрации. Как говорится, ничего личного, только бизнес. Возможно, именно по этой причине не сложились и отношения Анатолия со старшим братом Игорем - известным политологом: с 1993 года они не общаются. Как сам Игорь Чубайс рассказывал с нескрываемой обидой, "в разгар ваучеризации люди стали просить: "Узнай у брата, что делать". Я обратился. Никакого ответа не получил. Наверное, это не случайно. Ответ был, но не для всех. К сожалению, во власть, как правило, идут не из идейных соображений... Честный никогда во власть не пойдет". Этот принцип "ничего личного" близким людям понять и принять особенно сложно... Товар под названием "Ельцин" После того как в январе 1996-го Ельцин произнес свою знаменитую фразу "во всем виноват Чубайс", Анатолий Борисович подал в отставку. А уже в феврале возглавил предвыборный штаб Ельцина. Рассказывают, что тогда, чтобы убедить Ельцина призвать на помощь Чубайса, ему показали кассету, где Ельцин, окруженный аппаратчиками в сером, приехал на встречу с избирателями. "Ельцин с его звериным чутьем понял, что с такой агитацией ему выборы не выиграть", - говорят бывшие сотрудники администрации президента. И тогда опять пришел Чубайс. Он построил предвыборную кампанию как грандиозную презентацию товара под названием "Ельцин". Чтобы убедить потенциальных покупателей приобрести этот товар, их нужно было немного напугать. На эту роль назначили коммунистов, которые неожиданно для самих себя возникли на всех каналах. А в качестве "сопутствующего товара" была предложена "сильная рука" в виде Александра Лебедя. После этой предвыборной кампании в обществе сложилось стойкое убеждение, что Чубайс может провернуть даже самое безнадежное дело. Неудивительно, что он является одним из немногих чиновников, который имеет хорошие отношения со всеми олигархами. "Они относятся к нему с большим уважением, считая его чуть ли не единственным публичным политиком, с кем они готовы себя ассоциировать", - говорят люди, близкие к окружению Чубайса. К слову, сам Чубайс, по свидетельству людей, хорошо его знающих, никогда не напоминает олигархам, "кому они всем обязаны". Впрочем, и сам Чубайс, можно сказать, по сегодняшним временам олигарх - с тех пор как возглавил РАО ЕЭС. Интересно, что на тот момент - апрель 1998-го - никто особенно не проявлял интерес к этой компании: акции ее стоили дешево, перспективы были туманны. А Чубайс посчитал будущие цены на электричество, будущую капитализацию, а главное - мощную региональную структуру организации и решил, что это ему подходит. Все эти годы борьба Чубайса за реформу РАО очень напоминала ситуацию с приватизацией: опять все против, хотя никто ничего толком не знает. Похоже, что и руководство страны долгое время не могло определиться, как должна идти реформа - по Чубайсу или как-то иначе. Впрочем, сам Чубайс, приступая к реформе, первым делом довел до сведения общественности, что и президент, и премьер "в принципе дали добро". Как выразился тогда один из хорошо знающих Чубайса людей, "можно не сомневаться, что где-то в чубайсовском ноутбуке, в котором расписано буквально по минутам все его ближайшее будущее, обязательно есть план реформы РАО, а в нем - конкретная дата ее окончания. И помешать осуществить этот план Чубайсу его оппонентам будет очень и очень сложно". "Ничего, потерпят" Сразу после злополучного покушения на него в 2005 году Анатолия Чубайса спросили, какие выводы он сделал для себя. Он ответил, что главный вывод состоит в том, что у него есть две важнейшие задачи на ближайшие несколько лет, которые он будет решать с утроенной силой: реформа РАО ЕЭС и победа СПС на выборах в декабре 2007-го. Первая задача близка к завершению: в следующем году (кстати, год будет юбилейным - 10 лет, как Анатолий Чубайс возглавил российскую энергетику) РАО не будет - его расформируют, а вся его собственность: электростанции, линии передач - будет передана в новые компании. На вопрос, а чем будет заниматься бывший глава РАО, Анатолий Чубайс ответил, что уйдет на пенсию. Это вряд ли. После изматывающей борьбы за приватизацию Анатолий Чубайс понял свою главную ошибку - никакую идею нельзя реализовать без общественной поддержки. Приступая к реформе РАО ЕЭС, он первым делом позаботился о создании не просто общественной поддержки, но и политической силы, ее обеспечивающей. Речь идет о партии. Впрочем, возможно, дело не только в реформе РАО ЕЭС. Как считают эксперты, Чубайс обречен быть вовлеченным в политику: "Снять Чубайса - это самый легкий способ поднять рейтинг любого президента. Поэтому ему нужна защита". Как бы там ни было, осенью 1998-го Чубайс начинает сколачивать партию. По свидетельству непосредственных участников процесса, "делал он это в своей обычной манере. Собрал всех - Немцова, Хакамаду, Гайдара - и объявил, что на всех деньги соберут, а поодиночке они потонут". Поначалу правые пытались действовать самостоятельно: организовали штаб и, как положено, передрались за портфели и кабинеты. "Первым делом все кинулись делить кабинеты: кто где будет сидеть, у кого будет сколько приемных. А потом в штаб приехал Чубайс. За ночь его люди повыкидывали все вещи в коридор и заняли нужные им помещения. Он просто сказал: "Мне надо. А дальше делите как хотите", - рассказывают люди, близкие к его окружению. Авторитет Чубайса в правом движении непререкаем. Можно сказать, что он является его лидером, правда, неофициальным, поскольку Путин посоветовал Чубайсу не заниматься политикой. "Но, с другой стороны, если президент его все-таки уволит, Чубайсу прямой путь стать генеральным секретарем партии, причем можно не сомневаться, что генсеком он будет сталинского типа", - считают эксперты. Возможно, именно такое развитие событий является сдерживающим фактором при принятии решения о возможной отставке Чубайса. Кстати, с президентом Путиным Анатолий Чубайс сумел выстроить наиболее оптимальные для него деловые отношения. Резко против "линии партии" Чубайс высказался только один раз - в самом начале путинского президентского срока. Камнем преткновения стал новый старый гимн России. Яркая фраза Чубайса: "Да, Владимир Владимирович, это как раз тот случай, когда вы с народом ошибаетесь!" - облетела все печатные СМИ, но ситуации не изменила: ни для гимна, ни для самого Чубайса. И московский "блэкаут" в мае 2005-го, когда четверть потребителей остались почти на сутки без электричества, не привел к отставке Чубайса, как многие ожидали. Так что, возможно, и после расформирования РАО ЕЭС в администрации президента для Чубайса срочно подыщут очередную "сверхзадачу", чтобы эффективный топ-менеджер не стал столь же эффективным политиком, а в перспективе и генеральным менеджером корпорации под названием "Россия". ...Однажды в разгар очередного российского кризиса, когда страна, казалось, вот-вот рухнет в пропасть, кто-то из соратников Чубайса то ли в шутку, то ли всерьез поинтересовался у шефа, знает ли он, когда в России начнет что-то меняться к лучшему. "Когда я стану президентом", - немедленно последовал ответ. "Анатолий Борисович, - изумился кто-то из присутствующих, - да вас же полстраны не переваривает". "Ничего, потерпят", - ответил Чубайс."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации