"Ни один из больших проектов в Москве не может развиваться без поддержки Батуриной"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© Газета.Ру, origindate::15.07.2009, Фото: ИТАР-ТАСС

"Ни один из больших проектов в Москве не может развиваться без ее поддержки"

[Показания Грисона, скачать (англ., .pdf , 3 Мб)]

Варвара Армеева, Ольга Танас, Александр Артемьев

Compromat.Ru«Газета.Ru» публикует фрагменты выступления адвоката Шалвы Чигиринского Кристофера Грисона в Высоком суде Великобритании, в котором он рассказывает об устройстве бизнеса супруги московского мэра и главы компании «Интеко» Елены Батуриной. Пресс-служба «Интеко» изложенные адвокатом сведения называет «недостоверными».

Кристофер Грисон:

Bronson Partners Corp. – это компания, зарегистрированная на Британских Виргинских островах, утверждается, что она контролируется Русланом Байсаровым, российским бизнесменом. Истец считает – и это будет объяснено далее, – что г-н Байсаров действует в качестве представителя или «прикрытия» Елены Батуриной, возможно, на основании какого-то поручения или соглашения, детали которого истцу неизвестны. Как будет объяснено далее, Bronson намеревается приобрести (имущественные) права и права участия на долю бизнеса, которая принадлежит истцу, на основании переуступки прав от Orton Bronson.

Истец опасается, что подобная переуступка и представляет собой попытку г-жи Батуриной (при помощи ее «корпоративного локомотива» Bronson'а) получить контроль над Sibir Stake через лишенные юридической силы (долговые) обязательства, то есть такую попытку, которая не может в должной мере компенсировать истцу полную стоимость его акционерного капитала в долях Gradison.

В 2005 году истец нуждался в средствах для финансирования покупки прав на участие в новых выпусках акций Sibir. Sibir задумывала такое финансирование для развития своих нефтяных проектов. Истец по этой причине согласился с г-жой Батуриной, что продаст 50% своей доли Sibir, которая после этого стала принадлежать Gradison и г-ну Кесаеву. Г-н Кесаев заплатил Gradison более $200 млн для приобретения 50% акций Sibir, которые принадлежали Bennfield (общая доля Bennfield представляла тогда примерно 51% выпущенного акционерного капитала Sibir).

Для полноты картины я должен заметить, что мой коллега Нил Дули был проинформирован 19 мая 2009 года, что мисс Добсон (работавшая тогда в Withers), которая от имени г-жи Батуриной занималась для нее покупкой дома в Лондоне, предположила позже, что

именно г-жа Батурина является движущей силой за всеми действиями, на которые ссылается истец.

Г-жа Батурина является женой мэра Москвы Юрия Лужкова, который занимает свой пост с 1992 года. Журнал Forbes назвал ее самой богатой женщиной России и единственной женщиной, являющейся долларовым миллиардером, ее власть и влияние считаются очень значительными. Г-жа Батурина – инвестор и «Газпрома», и Сбербанка и участвовала в солидных девелоперских проектах (включая проект с участием сэра Норманна Фостера в Москве), она активна и в энергетике, и в недвижимости.

Г-жа Батурина, как я объясню ниже, владеет сетью компаний в России и за ее пределами.

Истец объяснил мне, что сферы влияния г-жи Батуриной в Москве таковы, что ни один из больших проектов не может развиваться в городе без ее поддержки.

Истец хотел развивать свой нефтяной и девелоперский бизнес в Москве, и в 1999 году он и г-жа Батурина вступили в партнерство, которое расценивалось как необходимое в будущем, учитывая власть, которой обладает г-жа Батурина.

В соответствии с этим партнерством истец должен был обеспечить финансирование конкретных проектов, связанных с нефтью и недвижимостью, и

г-жа Батурина должна была гарантировать, что бюрократические вопросы не будут препятствовать осуществлению новых проектов (Чигиринского).

Планировалось, что каждый из партнеров будет владеть 50% и все доходы и убытки будут разделены поровну между истцом и г-жой Батуриной. Однако г-жа Батурина не только никогда не вносила какие-либо средства в проекты, но, более того, истец вынужден был потратить огромные суммы от ее имени (в ее интересах), общая сумма которых составляет около $12 млн, включая счета за содержание ее частного самолета.

Таковы краткие сведения (из биографии) г-жи Батуриной, которая замужем за мэром Москвы.

Г-жа Батурина в начале (партнерства с Чигиринским) хотела удостовериться, застраховаться, что не будет никаких документов, записывающих соглашение о партнерстве, и все переговоры проходили при личной встрече истца и г-жи Батуриной. Однако в 2003 году г-жа Батурина попросила истца оформить все договоренности, и, как я объясню ниже, были созданы две компании (Rossini Trade Limited и Salvini Trading Corp.) для того, чтобы владеть долей в нефтяных и девелоперских проектах их партнерства соответствующим образом.

Истец и г-жа Батурина формализовали свои соглашения, чтобы поровну делить доходы и убытки в релевантном бизнесе, с тем что она сделает возможными деловые операции посредством облегчения процессов на административном и политическом уровне (без которого, как нам дано понять, нефтяная или девелоперская сделка не имеет надежды на осуществление в Московском регионе). Г-жа Батурина взяла на себя ответственность выполнять различные действия по облегчению (ведения дел), и истец согласился перевести под ее контроль половину из его доли в Bennfield (компания владеет 23,5% акций в Sibir) и в Kea Enterprises Limited, владеющей значительными имущественными активами.

19 марта 2009 года истец и г-жа Батурина присутствовали на встрече, проведенной в офисе Dr Bruppacher, в котором они осуществили перевод Rossini в совместное пользование. Запись о встрече была сделана Dr Bruppacher, и копия этой записи есть в CKG-2, стр. 18. Стороны, опознаваемые по инициалам, очевидно, являются истец и г-жа Батурина.

Dr Bruppacher получил мандат на пост директора Rossini.

Впоследствии, 25 апреля 2003 года, истец подписал заявления о передаче прав на долю в Bennfield компании Rossini. 11 июля 2003 года истец подписал заявления о передаче прав на акции в Kea компании Salvini, другой компании, 50% которой принадлежали ему и 50% г-же Батуриной. Хотя документы были подписаны для того, чтобы официально оформить (устные) договоренности между сторонами, никаких последующих шагов не было сделано, чтобы осуществить эти соглашения.

В частности, акции не были перерегистрированы на имя Rossini или Salvini, и, хотя г-жа Батурина не выполнила свои обязательства, она продолжала участвовать в бизнесе истца так, как она делала это ранее. Также отмечается, что она согласилась на продажу в 2005 году истцом 50% акций Bennfield г-ну Кесаеву и одобрила эту сделку, не предъявляя на то время бенефициарные или юридические интересы в акциях Bennfield…

В конце 2007 года Sheridan, принадлежащая г-же Батуриной, дала взаймы истцу сумму приблизительно на $131 млн. В конце 2008 года истец вернул г-же Батуриной $107 млн, и, как мне сообщил истец, около $42 млн основного долга и процентов в настоящий момент остаются невыплаченными по этому займу.

В декабре 2008 года истец начал спор с г-ном Лужковым, мэром Москвы…В результате отношения между истцом и г-ном Лужковым и г-жой Батуриной испортились.

Я понял от Dr Bruppacher и истца, что в феврале 2009 года г-жа Батурина сказала Dr Bruppacher, что истец должен немедленно выплатить Sheridan оставшуюся сумму. Однако истец проинформировал меня, что он сообщил г-же Батуриной о том, что он проводит согласование доходов и убытков их совместного бизнеса в Rossini и Salvini. Это может быть судебным делом. Г-жа Батурина фактически должна значительные суммы истцу в счет убытков в девелоперском бизнесе. Это привело к дальнейшему ухудшению их отношений.

Истец полагает, что г-н Байсаров фактически является номинально акционером Rossini, действуя по прямым инструкциям г-жи Батуриной… Это мнение подтверждается тем фактом, что на встрече в Цюрихе 6 мая 2009 года Dr Bruppacher сказал мне, что в 2003 году Батурина арендовала сейф для хранения ценностей в одном из банков в Цюрихе, чтобы хранить копии документов о партнерстве (с Чигиринским), и что он впоследствии присутствовал на встрече между истцом и г-жой Батуриной в банке Wegelin в Санкт-Галлене в Швейцарии 7 апреля 2009 года, когда она сказала, что «передала свои права» г-ну Байсарову и где ей были предоставлены все документы. Dr Bruppache сказал мне, что у него была другая встреча с г-жой Батуриной 21 апреля 2009 года в банке Wegelin в Санкт-Галлене, чтобы предоставить ей доступ к ее сейфу. На этой встрече присутствовали (среди прочих) г-жа Батурина, г-н Гаджиев (от имени г-на Байсарова), наряду с доверенным лицом из фирмы Studhalter в Люцерне, которая представляла г-жу Батурину и представляет г-на Байсарова.

Dr Bruppacher сообщил, что г-жа Батурина сказала ему, что с 6 января 2009 года все ее права на Rossini и Salvini были переписаны на Bronson Partners Corp. Идея передачи (переуступки) состояла в том, чтобы защитить ее имя. При этом, желая возбудить иск против истца или его компаний, она не хотела появляться (присутствовать в суде) лично.

Dr Bruppacher сказал мне, что он был в курсе о размолвке между истцом и г-жой Батуриной и что он готов подать просьбу о своей отставке, однако они попросили его остаться на своем посту. Dr Bruppacher сказал, что он хранит документы, касающиеся Rossini, Salvini и Sheridan (Sheridan считается компанией г-жи Батуриной или связанной с нею).

Dr Bruppacher был приближен г-ном Гаджиевым и Dr Philipp Studhalter до судебных разбирательств…
Копии документов, предоставленные мне Dr Bruppacher, прикреплены к делу.

Далее речь адвоката содержит несколько не вполне понятных ссылок на его судебную практику, но выводы, которые он делает, недвусмысленны.

Кристофер Грисон говорит, что он был проинформирован российскими представителями Sibir, которые были вовлечены в дискуссию, а также другими представителями бизнеса в России, а также истцом, что их понимание этого судебного дела основывается на слухах в России, что «the powers that be» (власть) хочет, чтобы истец не получил ни одного пенни за его долю в Sibir.

Недавние статьи в российской прессе (они прикреплены к делу), говорит адвокат, предполагают, что г-н Байсаров, которого истец считает лицом, действующим в интересах Батуриной, предлагает купить акции истца в Sibir за ту сумму, которая необходима для погашения долга Сбербанку – $250 млн. Но это предложение не устраивает Чигиринского. По личному опыту Грисона и опыту его коллег, утверждает Грисон, статьи в российских СМИ, появившиеся недавно и критикующие позицию Чигиринского, инициируются теми, кто обладает «значительным экономическим и политическим влиянием».

[...]