"Новая газета" как "Завтра" нашего сегодня

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

"Новая газета" как "Завтра" нашего сегодня

"Этот quickly - совсем не продолжение предыдущего, как может показаться: тема, может, и сходная, да герои не прежние. В понедельник, 27 августа, мы проснулись... ну не то чтобы в другой стране, но в новом историческом периоде. А дело все в том, что Борис Березовский взорвал наконец свою бомбу, которую широко анонсировал. Началось осеннее наступление, результатом которого, как он обещал, будет свержение Владимира Путина не только до конца его президентского срока, но и до конца этого года. Обнародована первая половина книги Александра Литвиненко и Юрия Фельштинского "ФСБ взрывает страну". Главная тема и пафос книги - непосредственная причастность руководства страны (Владимира Путина - в первую очередь) к московским взрывам 1999 года.

Я вовсе не к тому, что детонатором поработала все та же "Новая газета": в конце концов, не о ней сейчас речь. Ну, не нашлось другого издания, которое согласилось бы взорвать бомбу Бориса Абрамовича; а может, просто эта бомба рассчитана именно на тот социальный слой, который потребляет упомянутую газету. В чем Борису Березовскому не откажешь, так это в умении ориентироваться на потенциального потребителя. В 1999 году это была средняя интеллигенция и умные работяги, выживающие в новых обстоятельствах более-менее успешно, но с отвращением; сегодня - люмпен-интеллигенция, так называемый деклассированный элемент, утративший всякие ориентиры и всем на свете недовольный. Этот класс особенно легко поддается психологической обработке, склонен верить в мифы о всеобщей виновности, истеричен, и терять ему нечего. Так что выбор рупора оправдан. Я только не совсем понимаю, на что рассчитывает сама "Новая", превращаясь в рупор Березовского, которому от нее прежде так усиленно доставалось. Разве не Березовский, в конце концов, непосредственнее прочих участвовал в "делании" Путина? Разве не ему приписывалась (в том числе и "Новой") главная роль в развязывании дагестанского конфликта, с которого и началась вторая чеченская? 
Но есть такое хорошее выражение - "война все спишет"; трещины в мировоззрении, собственно журналистские пороки, отсутствие свежих идей, публикацию большого количества материалов определенного происхождения - все можно списать теперь на великую и благородную цель. Скажу более: если неделю назад, осторожно критикуя коллег, я был в глазах некоторой части публики всего лишь наймитом Кремля, то после публикации книги Литвиненко-Фельштинского я уж никак не меньше платного агента ФСБ, внедренного в ряды отечественных журналистов. А что публикую все эти проплаченные наезды только в Русском Журнале, а не, допустим, в "Известиях", - так это просто никто из порядочных, честных наших журналистов (спасибо, дорогие коллеги! Простите, это слезы искренней признательности...) не согласился публиковать такие мерзостные измышления. Только трехглавый Павловский, который, скорее всего, и придумал взрывать Москву. Именно такого рода конспирология (термин Дугина, широко принятый в газете "Завтра") безошибочно действует на деклассированного читателя: некоторые подобные персонажи на полном серьезе меня уверяли, что это все Глеб Олегыч придумал. Его рука. 
Знаете, в чем заключается половина успеха? Заранее поставить оппонента в такие условия, чтобы, возражая вам, он отождествлялся с чем-то максимально омерзительным. Этим приемом широко пользовались все великие пиарщики в мировой истории: вы против большевизма? Значит - вы за бессмысленную окопную бойню и за черту оседлости для евреев. Против Сталина? Значит вы фашист. Против Ельцина? Значит вы зюгановец. Сегодняшний расклад не нов: вы против новой оппозиции Бориса Абрамовича? Значит - это вы взрывали Москву в сентябре девяносто девятого. На вас кровь, и она вопиет. 
Вернемся ненадолго в сентябрь девяносто девятого. Друг мой, военный корреспондент, человек большой личной храбрости, честно признавался, что такого ужаса не испытывал ни на какой войне. Страх был большой. После второго взрыва все население нашего огромного шестнадцатиэтажного дома собралось в сквере (странно смотрелись в этот дождливый вечер детские качели и карусели, на которых сидели взрослые перепуганные тетки) и принялось составлять график дежурств. Составляли организованно, без всякой паники. Мне выпало дежурить ежевечерне с часу до трех ночи, в три меня выбегал сменять студент, в пять его менял усатый завсегдатай ближайшего пивного ларька - человек, за которым мы сроду не знали никаких бойцовских качеств, но тут он подобрался и даже, кажется, пить бросил. Что до нас с женой, мы все-таки граммов по сто пятьдесят коньяку перед каждым моим дежурством выпивали: я - чтобы не промерзнуть под ночным дождем, она - чтобы не так за меня переживать. Я же все время рисковал, нарушителей задерживал. Однажды в полвторого ночи к одной девушке из нашего подъезда приехал кавалер, приличный мужчина лет сорока, с дипломатом; так пока он мне содержимое дипломата не предъявил, я его в подъезд не пускал! И таких подвигов у меня набегало штуки по три за дежурство, - тем более что я ведь был не один. Выходили добровольные помощники, и не то чтобы они меня так любили и желали вынести термос с кофием - нет, они спать не могли. 
И дежурства эти продолжались, милые мои, аж до ноября месяца. Вот так нас тогда тряхануло. И думаю, что не ошибусь, если скажу, что более страшного преступления в новейшей российской истории не было. Расстрел Белого дома и даже гибель "Курска", на котором все-таки были взрослые мужчины, подводники, знающие о степени риска, - не могут сравниться с гибелью нескольких сотен абсолютно мирных граждан, убитых во сне, ночью, и погибших так страшно, под завалами, под грудами бетонных обломков. 
Я иногда спрашиваю нового знакомого: "Вы верите в бессмертие души?" Это для меня важный критерий, принципиальный. Честертон не зря писал, что говорить интересно только о Боге, а мы все о футболе да о футболе. Точно так же я теперь спрашиваю: вы верите, что это ФСБ? Процент примерно такой же, как и с первым вопросом: пятьдесят на пятьдесят. Религиозная природа версии о ФСБ довольно очевидна, но не в этом дело. Я проверяю человека на другое: если мне благополучный, сытый, преуспевающий персонаж говорит, что он верит, более того - что он УБЕЖДЕН в причастности Путина к взрывам, значит - он врет. Либо, значит, циничен до последней возможности. Ибо жить в стране, президент которой задавил обломками пятьсот человек или знал об этом, но не воспрепятствовал, - нормальные люди не могут. Они с ума сойдут. Значит, это у него поза, маска - либо на нем негде ставить пробу. 
Я ведь не власть защищаю. Я защищаю страну, потому что не могу поверить, что сегодня, после всего, пятьдесят пять процентов ее населения проголосовали за убийцу. Я могу допустить собственную моральную слепоту, но не моральную слепоту всей страны: какой-никакой, а моей. Если московские взрывы организовала ФСБ, жить нельзя. Не просто в России, а вообще. Понимают ли те, кто раскручивает эту версию, что поставлено на карту? Березовский-то сам - верит? И если верит, то с какого момента: с того, как начал поддерживать Путина, или с того, как арестовали Гусинского? 
Версия о причастности ФСБ к взрывам возникла не сразу. Говорят, первое ощущение - самое верное. Так вот, по первому ощущению это не укладывалось в голове, потому и не приходило в нее. Версия появилась и разрослась, когда стремительно и непредсказуемо попер вверх рейтинг Путина. Как хотите, но такого результата ожидали немногие. Вот тут-то, когда именно два московских взрыва стали в глазах множества сограждан оправданием чеченской войны, а война, в свою очередь, вынесла премьера из аутсайдеров в абсолютные лидеры, - вот тут-то и возник вопрос: кому выгодно? И грянул скандал с рязанским гексогеном - на этом скандале в основном и строят Литвиненко с Фельштинским свою доказательную базу. 
Конечно, дело забывчиво, а тело заплывчиво, и страна наша (главной особенностью которой становится истинно русская легкость адаптации ко всему) давно уже живет с памятью об этих взрывах - и живет вполне спокойно. Свыклась. И не особенно даже переживает сегодня из-за того, что правит ею поддерживаемый огромным большинством народа политик с такой несмываемой двусмысленностью в недавней биографии. Взрывы эти как-то почти забылись в той летаргии, в которую сегодня погружено любезное Отечество; я писал в РЖ о сновидческой, гипнотической тактике Путина. Мы спим, и хорошо, если это краткая передышка перед бурным подъемом, - но если это сон на краю пропасти, с единственной целью не видеть пропасти, то ничего благотворного в таком отдыхе нету. Так что против самой реанимации этой проблемы я вовсе не возражаю. Но прежде чем анализировать собственно аргументацию Литвиненко и Фельштинского, допустим самое страшное. Согласимся с конспирологической гипотезой о существовании таинственного подразделения, готового на все. Допустим, что Литвиненко - второй Суворов-Резун, открывший нам новое ГРУ. Встанем на точку зрения авторов "Новой": взрывы в Москве действительно подготовлены ФСБ. С целью оправдать в глазах населения чеченскую бойню. Даже если это так: какова альтернатива Путину в этом случае и кто его разоблачает? Из чьих рук мы берем эту версию? Разумеется, неважно, кто преподносит нам истину, коль скоро она - действительно истина; но я всегда вспоминаю хрестоматийную фразу Бродского о колхозах. "Если Евтушенко против, то я за". 
Человек Березовского, сам из бывших гебистов, организатор как минимум одной достаточно серьезной провокации (телезаявление о том, что на Березовского готовится чекистское покушение), Литвиненко служит нашему герою для важной цели: озвучивать разоблачения деятельности спецслужб. Ведь он - оттуда! Уж он-то знает! Свой чекист - вещь чрезвычайно полезная, и никого при этом уже не волнует, что в силу своего служебного положения подполковник Литвиненко имел доступ к весьма ограниченному кругу документов, а потому львиная доля его разоблачений базируется на интеллектуальных спекуляциях, догадках, обмолвках - и документах, находящихся в открытом доступе. Однако даже если Литвиненко лично служил в указанном подразделении (что, кстати, отнюдь бы его не красило) - я все равно не желаю "оппозиции от Березовского". Хотя бы потому, что и Путина на троне мы получили в основном благодаря простому обстоятельству: в случае победы любого другого кандидата Березовский едва ли успел бы сбежать за границу. 
В общем, как правильно заметил один из авторов все той же "Новой", я не люблю, когда Борис Абрамович делает мне президента, но еще меньше люблю, когда он его валит. Я не хочу, не хочу еще одного президента от Березовского! Завтра он еще чем-нибудь Березовскому не угодит, и мы узнаем, что он малолетних обоего пола целыми классами растлевает... Впору голосовать за Зюганова. Не пугаю таким вариантом - просто признаю его наиболее вероятным. 
А теперь - собственно к аргументам. Оставим пока рязанский теракт, там действительно много темного и желательна была бы серьезная комиссия. Что касается собственно московских взрывов, никто не спорит, кажется, что готовить теракты начали как минимум в июне, а то и в апреле: транспортировка и закладка такого количества взрывчатки требует времени. То есть от Кремля требовался поистине дальний расчет: надо предположить объединение Лужкова и Примакова, отставку Степашина, появление нового и официального преемника, начало ваххабитских вылазок в, новую войну, необходимую для раскрутки наследника... Истинно конспирологическая гипотеза, предполагающая наличие всеобщего тайного плана. Трудно ожидать подобной прозорливости от людей, которые в августе 1998 года прозевали очевидный, всеми предсказанный дефолт да и вообще наделали массу общеизвестных глупостей. Но допустим даже существование некоего тайного клуба яйцеголовых (опять термин и гипотеза из газеты "Завтра"). Возможна ли операция такого масштаба и с таким уровнем секретности? Ведь задействованы в ней наверняка были сотни, если не тысячи рядовых участников. И что, после двух взрывов жилых домов ни в одном не заговорила совесть? 
Версия о чекистских терактах заставляет допустить наличие в России не только мощной законспирированной организации профессиональных террористов на государственной службе, но и полное отсутствие совести у этих террористов. А ведь риск в сентябре 1999 года был огромен, рейтинг власти выражался в отрицательных величинах, и если бы хоть край информации о причастности к взрывам наследника Путти вылез наружу, - кремлевскую семью бы просто растерзали. Если же допустить, что Путин ни о чем не знал и Ельцин не догадывался, - значит ФСБ действовала по собственной инициативе. Но мотивы действий этой причудливой организации в таком случае совершенно невозможно проследить: ей-то зачем нужно было дома взрывать? Чтобы привести Путина к власти без его ведома? 
А теперь спросите себя, только честно, допустив, что на вас никто не смотрит и никто вашего ответа не узнает. Зная Ельцина, десять лет при нем проживши, хорошо помня о расстреле Белого дома и о чеченской кампании, - вы готовы допустить, что он отдал приказ о московских взрывах? 
Я - нет. 
Скажу больше, не думаю, что в России нашлась бы сотня исполнителей подобного приказа. Ведь и "Альфа" отказалась штурмовать Белый дом - причем дважды. Я мало верю, что во времена всеобщего бурного развала могло сохраниться или - более того - сформироваться могучее и хорошо законспирированное подразделение. Особенно если учесть, что уже в сентябре, как по заказу, это подразделение очень своевременно прокололось, - рядовой Пиняев, часовой, обнаружил под Рязанью целый склад с гексогеном. Зашел в охраняемое им помещение сахарку украсть, продырявил мешок и обнаружил взрывчатку; каково?! В стране, где рядовые-часовые обнаруживают стратегический склад, потому что им сахарку хочется, - несколько лет кряду созидать масштабную сеть государственных террористических подразделений - и чтобы никто не знал ничего! Это как? 
Но уж вовсе не верю я в то, что такой-сякой немазаный, пьяный, мафиозный, лично мне глубоко неприятный Ельцин мог отдать подобный приказ. Есть вещи, не лезущие в сознание. И этот иррациональный, идиотский, в сущности, аргумент убеждает меня больше, чем дюжина логических и строгих. Я ведь еще и потому в это не верю, что Ельцин-то по большому счету ничем не рисковал. Вы можете допустить, что Лужков или Примаков, придя к власти, стали бы судить его, Дьяченко, даже Чубайса? Такие вещи хорошо устраивать, когда ты сам ничем не запятнан, - а уж на блок ОВР материалов имелось достаточно, и при необходимости все они были бы озвучены. Да и международный резонанс от процесса над Ельциным был бы соответствующий. Это Березовскому имело смысл лепить ельцинского наследничка - Ельцин, как ни странно, был в этом заинтересован гораздо меньше. Не думаю, что Татьяне Дьяченко реально угрожал застенок. Так кому нужны были московские теракты? Выходит, что больше всех в них был заинтересован их нынешний разоблачитель. 
Я не говорю уже о том, что последствия рязанских взрывов были совершенно непредсказуемы, - народ, впавший в панику, мог попросту смести кремлевскую власть. И сплотиться не вокруг Путина, а, допустим, вокруг Лужкова. Если бы только в окружении Лужкова, состоящем из раболепных и трусливых бездарей, нашелся умный и смелый политолог, который бы сказал: вот как наше мирное население расплачивается за бездарную войну, возобновленную Кремлем! И сплотилось бы население, глядишь, не на базе воинственности, а на базе пацифизма, и наследник Путти не набрал бы и трех процентов... 
Ведь манипулирование сознанием - не такой уж бином Ньютона. Вот вам на закуску - скромный пример того, "как это делается". Фельштинский - грамотный публицист, он умеет излагать убедительно, но он, в конце концов, не один он такой умный. Значит, представим себе, что блоку ОВР любой ценой надо не допустить возвышения нового ельцинского наследника. Как это сделать? Скомпрометировать его в глазах народа и, главное, либеральной интеллигенции. Он решительно ответил на дагестанские вылазки и, кажется, делает ставку на войну? Так надо показать, что несет народу эта война! Ну-ка, живенько организуем пару взрывов в Москве! Кто у нас имеет возможность творить в Москве все, что угодно? Кто может без малейших препятствий загрузить мешки с сахаром в подвалы? Только московское руководство! В Рязани вон не вышло... Добавим сюда фразу, проброшенную Литвиненко в его собственной книге: о серьезных связях Лужкова с силовыми ведомствами, о тесных и неформальных контактах с их руководством... Ну что, убедились? Перевод стрелок осуществлен вручную, за две минуты. Обывателю важно верить в заговор, все равно чей. 
Что касается рязанских загадок, то эта ситуация при литвиненковско-фельштинском подходе может быть объяснена еще проще. В Москве прогремели два взрыва, вызвавших небывалое сплочение народа и рост путинского рейтинга. Надо срочно запустить версию о том, что взрывы - не чеченские, что устроило их ФСБ. И тогда именно те силы, которые заинтересованы в предотвращении путинской победы, организуют бездарную рязанскую провокацию: закладывают в подъезд рязанского жилого дома гексоген и настоящий взрыватель. ФСБ ни о чем и знать не знает, что подтверждается явной растерянностью Патрушева и Здановича в первые дни после теракта. Версия учений придумана уже потом - не хотят признаваться, что прохлопали страшный взрыв, предотвращенный лишь чудом. Годится? Годится. Вполне убедительно. Не зря же рядовой Пиняев захотел сахарку именно в сентябре. А раньше его что, мороженым кормили? Что-то он подозрительно вовремя возжелал сахару и напоролся на гексоген: аккурат после рязанской провокации. Стало быть, рядовой Пиняев подкуплен. Кем? Кем хотите: подставьте любого путинского врага. 
Это соображение тем привлекательнее, что рязанский-то взрыв, самый страшный из задуманных, Кремлю был совершенно уже не нужен. Война и так получила оправдание, рейтинг и так попер, как на дрожжах, - уж такой-то кровожадности мы от своих вождей ждать не вправе. Кого и в чем надо было убеждать в Рязани после того, как грохнуло в Москве? Провинциальную Россию? Да вам любой политолог скажет: московский взрыв там резонирует многократно сильнее, чем местный. 
А теперь допустите на миг - только на миг! - что Путин действительно ни в чем не виноват. Что взрывы в Москве и провокация в Рязани - не его рук дело. Что все это обрушилось на него в первый месяц премьерства. 
Ведь у нас действует пока, слава Богу, презумпция невиновности? Ведь можем мы помыслить хоть на секунду, что наш президент - не массовый убийца, ради прихода к власти взорвавший два жилых дома и по чистой случайности не обрушивший третьего? 
Теперь поставьте себя на его место и попробуйте представить, как бы вы себя повели после подобной публикации. Вам не кажется, что теперь в отношении прессы, позволяющей себе такие вещи, вам действительно можно все? 
Если не кажется, проверьте свои лопатки. Может, уже крылья прорезались, а вы и не знаете. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации