"Новый голландец" Сергей Матвиенко

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::01.04.2005

"Новый голландец" Сергей Матвиенко

Восемь гектар в центре города под элитную жилую застройку – это чересчур

Екатерина Боголюбская

Converted 18578.jpg

Валентина Матвиенко с сыном Сергеем

О существовании сына у петербургского губернатора Валентины Матвиенко общественность страны узнала после [page_14876.htm пышно сыгранной свадьбы с курдской певицей Зарой Мгоян]. Жители Петербурга услышали о нем годом раньше – во время предвыборной кампании Валентины Ивановны. Тогда будущей губернатор изложила трогательную историю Золушки в штанах, которая всего добилась «своими руками». О том, как молодой и талантливый специалист в области «современных компьютерных технологий» Сергей пришел к руководству банка «Санкт-Петербург» и показал, как «просто можно снять с вашего счета банка деньги», и что «у вас банк информационно не защищен». Растроганный бескорыстностью Сергея анонимный руководитель банка немедленно назначил его на должность главы дирекции по информационным технологиям, занимавшейся преимущественно закупкой оргтехники для банка. А ведь мог и просто украсть денег. И, вероятно, так бы и сделал, но предыдущий жизненный опыт, когда только принятый во внимание органами огромный талант, убедительно подтвержденный мамой в нужных кабинетах, спас его от тюремного наказания, оказался полезным. В результате Сергей предпочел легким деньгам упорный труд и карьеру.

Однако, простым и скучным «распилом» откатов с закупки компьютеров и банкоматов талантливый Сергей удовлетвориться не мог. С талантом легко сделать карьеру, особенно если имеешь два высших образования по специальности международная экономика, и звание кандидата экономических наук. Случайно, правда, расцвет взлета Матвиенко-младшего совпал с возвращением Валентины Ивановны с благодатной греческой земли и назначением вице-премьером по социальным вопросам, а затем и полномочным представителем президента по Северо-западному федеральному округу. А еще до исторического момента входа в двери банка «Санкт-Петербург» молодой талантливый специалист являлся владельцем ООО "МСТ группа" и ООО "Сенной ломбард", исправно приносящих ему значительный доход.

А уж когда В. Матвиенко стала губернатором города на Неве, тот тут Сергей «своими руками» немедленно добрался до должности вице-президента ОАО "Банк "Санкт-Петербург" по IT-технологиям и получил за свои таланты щедрый подарок в размере 8% акций банка. Внедренные им перспективные информационные технологии и системы защиты помогли банку "Санкт-Петербург" получить доступ к обслуживанию городского бюджета. В конце 2005 года таланты Матвиенко-сына уже переросли скромный питерский банк, и Сергей был назначен на должность вице-президента Внешторгбанка (ВТБ). Переход во второй по размерам активов банк страны (а политическому влиянию и вовсе первый) позволит банку успешно прирасти перспективными IT-технологиями и добавит чуть-чуть GR, особенно необходимого в связи с предстоящим показательным переносом центрального офиса ВТБ в северную столицу, о котором недавно гордо рапортовала Матвиенко-мама.

Но таланты не вечны. И даже у самых великих людей случаются периоды подъем и спада. Вот, например, переведут Валентину Ивановну на новый, куда более важный, пост федерального уровня. И придется ей много трудиться, а благодарности от народа то не дождешься. Будут шишки сыпаться на маму и расстраивать Сергея. Так что, неплохо бы до начала периода эмоционального спада обрасти капиталами. Как кандидат и дважды дипломант чего-то там экономического Сергей Матвиенко знаком с понятием диверсификации рисков. Поэтому и решил направить свои пока еще сохраняющиеся таланты в другие сферы народного хозяйства Санкт-Петербурга. Например, почему бы не обратить внимание на перспективный сектор недвижимости и не стать владельцем «доходных домов».

***

Есть в центре островного города на Неве старый почти заброшенный остров с интригующим и романтическим названием - Новая Голландия. Реальность гораздо прозаичней – за последние годы, остров, здания которого находятся в ведении Министерства обороны, окончательно превратился в дыру, состоящую из старых обветшалых зданий. Бывшие склады корабельного леса использовались в советское время как склады Ленинградской военно-морской базы, и никаких ремонтов там уже много лет не проводилось. Построенные в конце 18 – начале 19 вв. архитектором Ж.Б. Валлен-Деламотом здания официально являются памятником архитектуры федерального значения. Это обстоятельство, а также статус военного объекта до сих пор гарантировали успешный провал всех проектов реконструкции, выдвинутых частными лицами и компаниями. А у государства, естественно, средств на реконструкцию не было.

Почти все проекты, выдвигаемые с начала 90-ых годов, упирались в необходимость значительных затрат на «расселение» военных. А окупаемость потенциальных культурно-развлекательных объектов с точки зрения бизнеса была весьма сомнительной, поскольку остров, несмотря на свое центральное расположение, удален от мест массового проживания людей. Самой продолжительной и известной попыткой нового освоения Новой Голландии была предпринята известным дирижером Мариинки Валерием Гергиевым, который хотел построить на острове вторую сцену знаменитого театра. Расширение театра, давно мучающегося из-за износа и нехватки помещений, дело хорошее. Но тогда также не нашлось достаточных бюджетных средств, а громкий проект известного американского архитектора Эрика Мосса вызвал отторжение культурной элиты города на Неве своим воинственным деконструктивизмом.

Вот такое наследство досталось Валентине Ивановне. Правда, в последнее время в судьбе Новой Голландии произошли коренные сдвиги. Появление солидного пула шведских инвестиционных фондов, готовых вложить до 400 млн. долларов в строительство культурно-развлекательного центра при реализации концепции близкой реконструированному Гостиному двору в Москве, сдвинуло дело с мертвой точки. Правительство РФ, убедившееся в серьезности и последовательности инвесторов, разработало концепцию вывода военных объектов с острова. Премьер-министру М. Фрадкову инвестиционный проект понравился, в результате Министерству обороны выплатили 100 млн. федеральных рублей, а 29 декабря 2004 года министр обороны РФ Сергей Иванов торжественно передал символические ключи от острова Валентине Матвиенко, попутно отрапортовав о том, что деньги будут истрачены на квартиры для военнослужащих.

Произошедший шестью днями ранее на острове пожар не омрачил радости сторон. К пожару мы еще вернемся. Вызывает удивление тот факт, что стараниями главы Санкт-Петербурга в начале года внезапно встал вопрос о будущем предназначении Новой Голландии. Но позвольте? У острова уже имеется серьезный инвестор, и под реализацию конкретного инвестиционного проекта выделялись федеральные деньги для военных. В разработку проекта уже вложены немалые средства. Когда же военных успешно расселили, Валентина Ивановна продемонстрировала весьма короткую память. Видимо, свободный участок земли в центре города и внезапные проснувшиеся интересы сына к недвижимости потребовали немедленного использования его талантов в этой сфере.

Одно за одним стали открываться весьма неожиданные обстоятельства. Уже пару месяцев как, по мнению Валентины Ивановны, военные оказывается «юридически» не могут уйти с объекта. Руководитель Федерального агентства по культуре и кинематографии Михаил Швыдкой внезапно стал проявлять огромный интерес к складам Валлен-Деламота, числящихся памятниками федерального значения, и озаботился вопросом, как бы алчные шведы не испортили их своим архитектурным вмешательством. А вот 23 декабря, по мановению волшебной искры в устаревшей проводке эти памятники федерального значения загорелись. По 5-ому номеру сложности с обрушением межэтажных перекрытий и кровли на площади в 500 квадратных метров. А по городу активно поползли зловещие слухи о поджоге с намеками на инвесторов-застройщиков по старому принципу «ищи кому выгодно».

Однако, в проекте шведских инвесторов и так была заложена коренная реконструкция зданий с заменой кровли и перекрытий. Зачем же палить то, что и так будет удалено за несколько дней в рамках реализации проекта. А вот Федеральное агентство по культуре и кинематографии немедленно воспользовалось случившимся пожаром, и стало проявлять активный интерес к объектам, задерживая выдачу разрешений на реконструкцию до окончательно прояснения ситуации с состоянием зданий. Можно быть уверенным, что прояснять ситуацию, учитывая скорость работы чиновников, будут еще очень долго.

Городские власти тоже отреагировали на пожар. Забыв о всех имеющихся соглашениях, они объявили о «конкурсе пулов» инвесторов, девелоперов и архитекторов на застройку острова. Потому что честным, по их мнению, может быть только конкурс. Бесспорное утверждение, но только при обязательном условии неангажированности лиц, принимающих решения. В этом же есть огромные сомнения. Кстати, сумма в 300-400 млн. необходимых для «реставрации и перепрофилирования» острова условных единиц, озвученная самой Матвиенко, не с потолка взята. Вероятно, Валентина Ивановна все-таки хорошо ознакомилась с проектом шведских фондов. И зачем, спрашивается, проводить конкурс, когда эти 400 млн. долларов уже были заложены в шведском проекте.

Вариантов застройки, по словам городских властей, существует всего два - большой досугово-развлекательный комплекс, либо музей современного искусства. Ну, на музей современного искусства никаких инвесторов, естественно, нет, и денег на подобное ни у каких бюджетов не хватит. Поэтому этот вариант озвучили исключительно для красного словца. А к досугово-развлекательному комплексу вдруг, внезапно, добавились слова «комплекс жилых домов». Кто же их произнес? Председатель Комитета по инвестициям и стратегическим проектам администрации Санкт-Петербурга Максим Соколов. Учитывая, какую сумму можно получить от продажи квартир в историческом центре города, проект «новой Голландии», несомненно, становится стратегическим. 7,6 новоголландских гектар в центре города при разрешении застройки воистину становятся «золотой землей».

Так что уже немало раздраженных бюрократическими проволочками защитников культурного наследия шведских инвесторов теперь решили помучить и конкурсом. Ну и кто по полной программе воспользовался плодами пожара? Очевидно, что не инвесторы, которые за последние несколько месяцев увидели перед собой множество новых барьеров и постепенно начинают терять интерес проекту, наблюдая последовательное сопротивление петербургских и московских «культурных» бюрократов. Можно констатировать, что против инвесторов был использован прием, весьма известный в криминальной среде, и носящий там название «перевод стрелок».

Итогом всех этих операций станет то, что только когда Новая Голландия станет шведам окончательно неинтересна, то тогда военные «юридически» выйдут, а Агентство по культуре и кинематографии с разрешениями определится. А Валентина Ивановна, по странному стечению обстоятельств именно в последнее время активно проявляющая недовольство запретом Правительства РФ на использование средств бюджетов субъектов федерации на реставрацию памятников федерального значения, вероятно, добьется к тому времени исключения. И тогда строить на Новой Голландии квартиры, заодно с чем-то культурным, можно будет уже за счет городского бюджета, что, несомненно, с точки зрения питерских властей правильнее, чем использовать деньги зарубежных инвесторов. Про конкурс инвестиционных проектов можно будет забыть, ибо имя нового «инвестора» и так всем становится понятно. Новая Голландия может достаться только «новому русскому» инвестору Матвиенко-младшему. По итогам вышесказанного можно уже сказать - «новому голландцу».

Материнская любовь – вещь, конечно, понятная. Но восемь гектар в центре города под элитную жилую застройку – это чересчур. Тем более, что эти гектары освободили совсем другие люди под иные цели. Таланты и способности банкира, пожелавшего обзавестись куском солидной недвижимости, обходятся городу все дороже и дороже. Способный сын Валентины Ивановны оказался мастером не только по информационным, но и по всем другим дырам в городе. В том числе и территориальным.