"Нога" руку моет

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Новая Газета"origindate::05.06.2000, Фото: Оeil-sud.ch

"Нога" руку моет

За что именно арестовали российские счета

Олег Лурье

Converted 10627.jpg

Президент "Нога трейдинг СА" Нассим Гаон

«Скандал! Скандал! — надрываются телеканалы и газеты. — Запад заморозил российские деньги на иностранных счетах!» Но, на мой взгляд, тут нет никакого скандала, все просто, как таблица умножения

Из истории болезни

2 января 1991 года правительство РСФСР уполномочило Министерство сельского хозяйства провести переговоры с неким «консорциумом западных коммерческих банков» по поводу 550 млн долл. для закупок потребительских товаров и продовольствия. Этим же решением Совмина были выделены квоты дизельного топлива и мазута для покрытия кредитов. Предполагалось, что со стороны России гарантом сделки выступит «Внешэкономбанк», а с западной стороны — «Банк Насьональ де Пари». Но «Внешэкономбанк», который в то время являлся еще структурой СССР, отказался «подчиняться» российскому правительству. И тут вдруг появилась швейцарская компания «Нога трейдинг СА» (президент — Нассим Гаон), которая и стала партнером российского правительства по генеральному соглашению о кредитах и поставках. По мнению наших коллег, познакомил Нассима Гаона с российской правительственной верхушкой не кто иной, как тогдашний главный борец за мир — Генрих Боровик.

Конечно, компанию «Нога» можно понять — суммы в договорах фигурировали практически миллиардные. Так, по соглашению от 12 апреля 1991 года «Нога», взявшая, в свою очередь, кредиты западных банков, открыла российскому правительству кредитную линию на 500 млн долл., в августе — еще на 50 млн, в ноябре — на 372,5 млн, в январе 1992 года — на 400 млн долл. Всего же общая сумма составила 1 млрд 426 млн долл.

Эти кредиты предоставлялись в форме открытия «Ногой» аккредитивов непосредственным поставщикам товаров, с которыми «Нога» заключала свои договоры. В общем объеме предполагавшихся поставок фигурировали: потребительские товары на 270 млн долл., продовольствие на 230 млн, пестициды на 200 млн, теле- и радиооборудование и другие позиции. В свою очередь, Россия должна была расплачиваться поставками нефтепродуктов через своих уполномоченных экспортеров по специальному графику.

Самое страшное для России было то, что наше «уважаемое» правительство под чутким руководством господ Силаева, Кулика и Шохина, заключив договор без посредников, лишило Россию так называемого суверенного иммунитета. Это позволило рассматривать Россию не как суверенное государство, а как обычную «договорную» сторону, отвечающую всем своим имуществом, включая зарубежную недвижимость и бюджетные средства российского правительства в зарубежных банках.

14 декабря 1992 года Виктор Черномырдин возглавил правительство, и в этот же день он получил официальное письмо от главы компании «Нога» швейцарского миллионера Нассима Гаона. Гаон сообщал новоявленному премьеру, что российская сторона прекратила поставки нефти по договорам с «Ногой» и что образовавшуюся задолженность порядка 300 млн долл. необходимо срочно погасить. В противном случае «Нога» подает в суд на российское правительство. Тут же к Черномырдину обратился целый ряд высокопоставленных «ходатаев» за швейцарскую «Ногу», умоляя ускорить выплаты Гаону. Среди них были замминистра финансов Головатый, замминистра экономики Ольховиков, вице-президент Руцкой. А чуть позже к просителям присоединился и вице-премьер Шохин. Всей этой команде политико-финансовых лоббистов удалось убедить Черномырдина выплатить «Ноге» 10% того, что ей полагалось — 30 млн долл. Что и было сделано. В обмен на это Гаон вроде бы обещал воздержаться от арбитражного иска.

Но, вероятно, Шохин сотоварищи неправильно понял Гаона. Получив 30 млн долл., он не только возбудил спор в Арбитражном институте Торговой палаты Стокгольма, но и добился в июне 1993 года ареста счетов российского правительства в Люксембурге и Швейцарии. То есть все средства на этих счетах являлись обеспечением долга России компании «Нога трейдинг СА» и ее хозяину господину Нассиму Гаону.

Таким образом, главной юридической проблемой сделки с «Ногой» и явилась потеря Россией суверенного иммунитета, когда под арестом оказались государственные счета за рубежом. Такого история мирового бизнеса еще не знала. Однако это не поколебало уверенности Силаева, Шохина и Кулика в своих действиях. Они по-прежнему испытывали ощущение собственного достоинства.

Также необходимо обратить внимание и на еще одну весьма серьезную версию. Бывший вице-премьер Александр Шохин, активно занимавшийся делами «Ноги», неоднократно утверждал, что цена на нефть, поставляемую нами в адрес «Ноги», искусственно занижалась. То есть на швейцарских счетах аккумулировались какие-то весьма крупные средства, образованные разницей в ценах на нефть. Для кого же собирали эти деньги? Один из моих собеседников, занимавший в 1993—1994 годах высокий пост в правоохранительных органах и курировавший материалы по «Ноге», сказал, что, скорее всего, за счет «Ноги» аккумулировать средства для первой предвыборной кампании Ельцина. Действительно, в марте 1991 года было уже объявлено, что выборы российского президента назначены на июнь, а первое соглашение с Гаоном заключено в апреле 1991 года. Эту версию также подтверждают слова экс-вице-премьера Шохина, заявившего следующее: «Когда в процессе работы с «Ногой» в 1993 году на меня стали оказывать давление, у меня уже тогда появилась мысль, что это не просто глупость, а гораздо большее...»

 Замороженные миллионы

Converted 10628.jpg       Мы вкратце рассказали читателям историю международного финансового конфликта между российским правительством и швейцарской компанией «Нога трейдинг СА». В 1993 году Нассиму Гаону удалось с помощью арбитражного суда «заморозить» российские деньги в банках Люксембурга и Швейцарии. Суммы в размере 320 млн долл. предназначались под обеспечение долга российского правительства фирме «Нога».

И вот в течение семи лет российское правительство пытается любыми путями вернуть назад блокированные по просьбе Гаона миллионы. В этом не всегда «праведном» мероприятии продумываются самые невероятные схемы. Полностью исключались только наиболее простые варианты — вернуть долг компании «Нога» или хотя бы разобраться в финансовых взаимоотношениях между Гаоном и российским правительством. По данным наших источников, родное правительство и его высокопоставленные финансисты рассуждали примерно так: что мы, лохи последние, чтобы возвращать долги или в чем-то там разбираться? Ведь есть еще десятки относительно честных способов заполучить назад наши «замороженные» миллионы! И мы с вами, уважаемые читатели, сейчас ознакомимся с попыткой «разморозить» арестованные деньги самым экстравагантным способом. Эта попытка тем более интересна, что в ней приняли участие тогдашний вице-премьер российского правительства и нынешний член Совета Федерации.

А дело было так. 20 февраля 1997 года «Нога трейдинг» (Швейцария) в лице Нассима Гаона подписывает с некой оффшорной компанией «НГГ» (Мальта) удивительный меморандум. В этом документе стороны договариваются, что приложат максимум усилий для размораживания 300 млн долл., застрявших на счетах российского правительства в Люксембурге и Цюрихе в связи с тяжбой между Россией и «Ногой». При удачном исходе дела большую часть этих денег планировалось направить в Россию для осуществления всевозможных инвестиционных проектов. В частности, работ по вооружениям с дальнейшей их продажей заинтересованным лицам. Оффшорная компания «НГГ» принимала на себя «проталкивание» этих самых проектов через правительство Российской Федерации. В общем, меморандум получился весьма привлекательный, и под него можно было даже попросить арбитражный суд о размораживании скандальных миллионов. Тем более и российская сторона не должна была возражать, так как все деньги планировалось инвестировать именно в Россию. Далее события развивались все более захватывающе.

10 июня 1997 года на имя вице-премьера правительства РФ, министра экономики Якова Уринсона приходят сразу два письма с идентичным текстом. Первое от президента республики Марий-Эл, члена Совета Федерации В. А. Кислицина, а второе от генерального директора Марийского машиностроительного завода (крупнейший производитель в стране систем ПВО и другой оборонки) Ю. М. Свирина. Суть писем заключается в следующем: благодаря договоренностям с «Ногой» у Марийского машиностроительного завода появилась уникальная возможность производить на швейцарские деньги зенитно- ракетные комплексы «С-300В». И уже сейчас «...проведена серия переговоров о возможных поставках комплекса с заинтересованными органами Индии, Южной Кореи, Египта, Сирии, Греции, Эквадора и достигнуты договоренности, позволяющие судить о высокой вероятности продажи комплексов в количестве и по ценам, представляющим для России большой оборонный и экономический интерес» (!!!). Получается, что «Нога» при помощи высших российских чиновников и производителей ракетных комплексов планировала вооружить страны третьего мира последними достижениями в военной области, причем не оборонительными, а наступательными. Важен еще и тот факт, что некоторые из перечисленных стран в тот период находились в состоянии войны. Поставка оружия в воюющие страны является преступлением по международным законам. Но ни россиян, ни швейцарцев это абсолютно не смутило. Деньги, как всегда, оказались превыше всего.

В письме к вице-премьеру президент Марий-Эл Кислицин дает понять, что для изготовления и экспорта зенитно-ракетных комплексов «С-300В» за счет арестованных денег необходима помощь непосредственно самого Якова Моисеевича. Директор же Марийского машиностроительного завода в своем опусе еще более откровенен, чем Кислицин. Он в открытую просит Уринсона дать разрешение заводу «...на подготовку проекта постановления правительства Российской Федерации в части совместной инвестиции с «Нога трейдинг СА» в производство комплексов «С-300В», замороженных в западных банках российских финансовых средств в объеме 320 млн долл.».

Примечательно и то, что оба деятеля, и Кислицин и Свирин, в своих посланиях Уринсону ссылаются на тот самый меморандум Гаона, о котором мы упоминали в начале этой главки. Но самое интересное то, что этот самый меморандум подготовлен не для республики Марий-Эл и не для Марийского машиностроительного завода, а для какой-то загадочной оффшорной фирмы «НГГ», зарегистрированной на Мальте. Естественно, возникает вопрос: зачем понадобилась «Ноге» и президенту Марий-Эл офшорная компания, являющаяся промежуточным звеном и более ни в одном официальном документе не упоминающаяся? Вполне возможно, для того, чтобы на ее счетах осели энные суммы от предполагаемых сделок. А оттуда деньги бы двинулись на личные счета высокопоставленных россиян. Но в действительности все оказалось гораздо увлекательнее, чем это даже можно было предположить.

Международный арбитражный суд отказал России в «размораживании» 320 млн долл., так как компания «Нога» была признана банкротом. И на эти самые российские деньги уже давно претендуют другие компании — кредиторы «Ноги». И теперь стала понятна готовность Гаона подписывать любые бумаги с Россией. Можно и поделиться с россиянами, а вдруг хоть что-нибудь обломится!

Ну а как же товарищи из Марий-Эл? Удалось ли им наладить выпуск и продажу заграницей зенитно-ракетных комплексов «С-300В»? Выпуск без швейцарских денег они так и не осилили, а продать им удалось лишь один комплекс «С-300В», зачем-то снятый с вооружения Российской армии. Кстати, деньги, полученные за него, ищут до сих пор. И, видимо, искать будут еще долго. Но это уже совершенно другая, чисто российская история и к «Ноге» никакого отношения не имеющая.

Постскриптум

Вся эта история с «Нога трейдинг СА» и российскими руководителями отдает весьма неприятным душком. Но к этому нам не привыкать. Нас уже не удивляют ни банковские счета высших чиновников, ни роскошные квартиры прокуроров, ни регулярно меняющиеся очередные хозяева России. Странно другое. Почему скандал с «Ногой» на протяжении почти пяти лет не интересовал ни правительство, ни Генпрокуратуру, ни ФСБ: ведь там «зависли» сотни миллионов долларов, принадлежащих России. А может быть, потому, что к этой истории приложили руки весьма высокопоставленные чиновники? Причем все они сейчас находятся по разные стороны баррикад, и ворошить старое никому нет интереса. Вероятно, ведущие деятели правительства прошлых лет настолько завязли в этом деле всем дружным коллективом, что и сейчас никто даже и не пытается использовать данные об авантюре с «Ногой» в качестве предвыборного компромата. Слишком все перемешано и завязано в крепкие морские узлы.

Мы же, никого не обвиняя, осмелимся только перечислить некоторых из тех, кто имел непосредственное отношение к скандалу с компанией «Нога», хотя большинство продолжает открещиваться от каких-либо взаимоотношений с «Ногой». Итак, это Борис Ельцин, Виктор Черномырдин, Александр Шохин, Руслан Орехов, Александр Руцкой, Геннадий Кулик, Виктор Головатый, Олег Давыдов, Виктор Илюхин, Владимир Шумейко, Олег Сосковец, Виктор Геращенко, Сергей Степашин, Сергей Ильюшенко, Александр Коржаков. Вот такие разномастные портреты оказались собранными воедино в картинной галерее со странным названием «Нога трейдинг СА». Но всю эту высокопоставленную публику объединяет один-единственный фактор — никто из них не пострадал от взаимодействий с «Ногой». От «ноговского» бизнеса пострадал только бюджет государства Российского, чьи счета оказались замороженными в различных странах Европы. Пока заморожены 60 млн долл., и в самое ближайшее время заморозят еще не меньше 450. Переживем и это?