"Ну и хуй ли мне Рахимов." Запись разговора человека, похожего на премьера Башкирии Раиля Сарбаева. Аудио

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Ну и хуй ли мне Рахимов." Запись разговора человека, похожего на премьера Башкирии Раиля Сарбаева

Собеседники обсуждают взятки, выдачу льготного кредита на $1 млрд, блоки в СМИ, заказ сюжета в "Моменте истины" Караулова; премьер жалуется, что телеведущий Соловьев "кинул" на $2 млн, а следователя Следственного комитета предлагает "сводить в ресторан"

Оригинал этого материала
© "Газета.Ru", origindate::03.11.2009, Файл борьбы за власть, Фото: "Ведомости"

Елизавета Сурначева, Светлана Бочарова

Compromat.Ru

Раиль Сарбаев

В Башкирии обнародована скандальная аудиозапись беседы человека, голос которого похож на голос премьер-министра республики Раиля Сарбаева. В ней он обещает додавить врагов, а сам не хочет высовываться до поры до времени, чтобы не оказаться в опале у Рахимова.

В понедельник вечером в файлообменных сетях рунета появилась аудиозапись разговора человека, голос которого похож на премьер-министра Башкирии Раиля Сарбаева, с некими людьми, которых башкирские СМИ опознали как пиарщика Андрея Шпиленко и «высокопоставленного сотрудника Следственного комитета» при прокуратуре России.


Собеседники на записи обсуждают взятки, выдачу льготного кредита на миллиард долларов, сколько блоков они поставили и поставят и в какие издания — в частности заказ сюжета в «Моменте истины» Караулова. Также голос, похожий на премьера, жалуется, что телеведущий Владимир Соловьев «кинул» его на два миллиона долларов. Следователя Следственного комитета он предлагает «сводить в ресторан», сами собеседники обсуждают предстоящий ужин с депутатом Госдумы Светланой Хоркиной. Депутата от республики Павла Крашенинникова собеседники мечтают отправить в изолятор в Лефортово.

Отдельно собеседники обсуждают перспективы Муртазы Рахимова на посту президента республики.

«Я не высовываюсь. Время не пришло громко кричать. Сейчас высунешься — Рахимов напрягаться начнет», — оценивает собственные шансы человек, который похож на Сарбаева.

Про сенатора Рудика Искужина, которого называли одним из кандидатов на пост Рахимова, собеседники говорят, что он «отказался» в силу возраста — 58 лет. При этом в скорой смене президента сами собеседники не уверены: «Ощущения — это одно, а что в Кремле думают — это другое», — говорит голос премьера.

Пресс-служба премьер-министра Башкирии сегодня не отвечала на звонки журналистов. В пресс-службе Рахимова «Газете.Ru» заявили, что не знают, кто такой Андрей Шпиленко.

Тем временем аудиозаписью уже заинтересовался депутат Госдумы от Башкирии Андрей Назаров, написавший сегодня протокольное поручение в комитет по безопасности и думскую комиссию по этике с просьбой запросить проверку подлинности голосов. «Я хотел напомнить правоохранительным органам, что надо обращать внимание на появившуюся информацию. Надо проверять, не сфабрикована ли опубликованная запись, что голоса принадлежат тем людям, о которых сказано», — объяснил «Газете.Ru» смысл своего поручения депутат. Дело в том, что сам Назаров также упомянут в записи.

«Надо додавливать. Назарова давить надо, б…. Вообще зря мы сразу по полной его не долбили. Надо было осенью ещё тогда», — говорит человек, похожий на Сарбаева.

Назаров рассказал, что он прослушал аудиозапись и ему кажется, что звучащий голос действительно принадлежит премьеру. Нападки Сарбаева Назаров объясняет завистью: «Сначала Сарбаев боялся, что я буду вместо него главой Сибая, потом — что главой фракции ЕР в Госсобрании, потом — что премьером».

Вечером депутат внезапно снял протокольное поручение: «Мы провели консультации с комитетом по безопасности и решили, что не стоит вмешиваться в работу правоохранительных органов. Они и так проведут проверку». Через неделю, «когда появится более подробная информация» и результаты исследования записи, Назаров обещает запросить ее в Следственном комитете.

Оригинал этого материала
© "Новости Уфимской Губернии", origindate::02.11.2009

В Башкирском сегменте интернета тиражируется запись разговора человека, похожего на Премьер-министра Правительства Республики Башкортостан Раиля Салиховича Сарбаева и заведующим степлерами в думской фракции «Единая Россия» Андреем Викторовичем Шпиленко.

Судя по записи, разговор идёт о нескольких животрепещущих темах, волнующих самопровозглашенного преемника бессменного Муртазы Рахимова. Расследование, которое установит юридическое соответствие записанных голосов и их предполагаемых обладателей, завершится к середине ноября.

Вот эти темы:

— как не напрячь раньше времени Президента Башкирии Муртазу Рахимова, чтобы он не порушил планы Сарбаева на «преемничество» — хотя сарбаевское отношение к нему предельно ясно из фразы «А хули мне ваш Рахимов!»

— как договориться о встрече в ресторане «Андрэ» с дважды олимпийским чемпионов, абсолютным чемпионом мира по художественной гимнастике, депутатом Государственной Думы Федерального Собрания РФ Светланой Васильевной Хоркиной;

— как добиться уважения к себе: «Я премьер или хуй собачий?!»

— что может «влететь в рот» главе МВД по РБ генерал-майору Игорю Викторовичу Алёшину, если он будет открывать своё «ебало» громче, чем это позволит ему сам Сарбаев;

— что можно предложить вновь назначенному начальнику управления ФСБ по РФ в РБ Виктору Николаевичу Палагину — машину, квартиру или и то, и другое в качестве матпомощи «от имени республики»;

— как надо было «додавить» Депутата Государственной Думы ФС РФ Андрея Геннадьевича Назарова с помощью поддельных дипломов и прочего барахла;

— как и сколько нужно дать денег в качестве взятки в органы прокуратуры РФ или в СКП, чтобы прикрыть уголовное дело, связанное с убийством прокурора города Сибай Ханифа Карачурина, в связи с которым часто упоминается фамилия Сарбаев;

— какой же всё-таки жук телеведущий Владимир Рудольфович Соловьёв, который тупо взял $2 000 000 и рассчитался с Сарбаевым одной единственной хвалебной трелью на личном сайте (http://www.treli.ru/newstext.mhtml?Part=15&PubID=21769 — ссылка на самый дорогой в мире постинг)

— как натравить УФСБ по Башкирии на сотрудника управления Президента РФ по внутренней политике Хабирова Радия Фаритовича, передав чекистам пачку компромата;

— как поставить денежные «блоки» в СМИ на негативные публикации про Сарбаева в федеральных газетах;

— какие взятки нужно дать, чтобы приостановить дело по заказному убийству прокурора города Сибай Ханифа Карачурина, и многое другое

Вот текст разговора:
Сарбаев: Как только тронутся оттуда, сразу скажу. Хорошо, это вот один вопрос. И второй вопрос: Евтушенков В.П. будет на месте с пяти до полшестого? Я заеду туда… Присаживайтесь, что стоите?
Шпиленко: Да, хорошо вот…
[Провал в записи]
Сарбаев: Это что тебе, премьер или хуй собачий, что ли…
И: Не, вообще вот… Постоим
Сарбаев: Садитесь, садитесь. Разговор долгий будет
Шпиленко: Вы же, вроде бы, уезжать собираетесь?
Сарбаев: Есть время ещё, минут сорок. Поговорим пока.
И: Много обсудить надо
Шпиленко: Ну, давайте
И: Давайте
Сарбаев: Депутат там что?
И: Всё готово по нему, а что?
Сарбаев: Хуй там. Готово будет, когда его не будет.
И: Я имел в виду, бумаги готовы.
Сарбаев: Надо додавливать. Назарова давить надо, блядь. Вообще, зря мы сразу по полной его не долбили. Надо было осенью ещё тогда.
Шпиленко: Не было тогда же
И: Ну, не знаю
Сарбаев: Не было… Всё равно надо было долбить.
Шпиленко: Тогда по-другому было, да? Раиль Салихович, вы же сами говорите, что Рахимов его поддерживал
Сарбаев: Ну и хуй ли мне Рахимов
Шпиленко: На самом деле, раньше, чем этот
Сарбаев: Можно было ещё что-нибудь, блядь, придумать. С митингом хорошо получилось
И: Кстати, нет информации? Опровержения там
Сарбаев: Они всё равно не станут сейчас.
Шпиленко: Это они, а чего мы в центральную прессу не отдаем?
Сарбаев: Надо давать, а что?
Шпиленко: Если надо разрешение, то чего мы ждём?
Сарбаев: Уголовное дело возбуждено. Но вчера Ваня (сотрудник ФСО) с прокурором общался — тот козёл, говорит, вообще ничего не хочет
Шпиленко: Но ты понимаешь,
И: (перебивая) Нет, но
Шпиленко: (перебивая) Нет
И: Этого для него больше, чем достаточно. Но там в любом случае
Сарбаев: Ему добавят?
И: Да. Раиль Салихович, ну, если рассказывать по порядку, сейчас его прессуют
Шпиленко: Надо, чтобы сказал он, как надо
И: Он вообще непредсказуемый, бля.
Шпиленко: Надо, чтобы сказал.
Сарбаев: Депутат, хуё-моё… Чтоб не спрыгнул
И: В общем, там работают пока. Сделать должны убедительно
Сарбаев: Они доведут до конца
И: Они доведут, ты что
Сарбаев: Но вот какими материалами они располагают?
И: Раиль Салихович. Ну, там, и через Управление собственной безопасности и министерство. Ребята, которые это сработали, это сработали именно те, которые тех сработали, того, кого мы…
[Провал в записи]
Сарбаев: Очень хорошо, за звездочки или?..
[Провал в записи]
И: Ну, не знаю, и за звездочки, они сработали в том числе. Очень сильно их напрягло — это то, что человек, то есть это из московской управы бывший, через ребят там, в УСБ которые, ну, всё там подготовили, всё вроде бы нормально. Единственно, также ещё поработали по второму — Фахретдинову. Поработали там всё, сведения, которые дали, тоже поработали.
Шпиленко: Они хорошо там…
Сарбаев: Лишь бы получилось
Шпиленко: На самом деле, там целый список уже готов. Там все, кто надо, в этом списке
И: Ну, то, что вот этот список, который ляжет, его реализуют — это даже сомневаться не приходится. То есть рабочая группа утвердит, ну.
Сарбаев: Их просто без шума, наверное?
И: Да, их просто уберут без шума.
Шпиленко: Не, их не без шума уберут. Сделают пиар-акцию по борьбе с коррупцией…
И: По борьбе с коррупцией
Сарбаев: Депутат Назаров там
И: Нет, там, дело в том, что
Шпиленко: (перебивает) Раиль Салихович, давайте про газеты. Они там все, правильно говорите.
И: Они там выявили ещё людей, которые в том числе поэтому С: Давайте, какую газету там?
Шпиленко: Давайте вот что: тебя начали долбить, потому что до декабря месяца, до февраля включительно стояли блоки, которые вы понаставили ещё тогда. Поэтому тогда не брали. А мне звонили ещё в начале месяца
Сарбаев: У них там денег нет, они сейчас нигде не могут зарабатывать, мы везде перекрыли
Шпиленко: Может быть, Раиль Салихович, может быть! Вот, они говорят: «Мы готовы». Тридцать человек, замечательно берут. Хотим мы или, решайте.
Сарбаев: Нет, конечно.
Шпиленко: Если это будет скандал. Если это будут фамилии, которых никто не знает, они аннулировать там могут. Если
И: Андрей, там с такими этими, что тех будут убирать…
Шпиленко: Не, я понял, и, тем не менее, ты давай, мы концепцию прорабатываем. Если мы подсветимся, значит, чтобы люди поняли
И: Нет, ну.
Сарбаев: Давай, будем добивать их.
Шпиленко: Вот с письмами все их достали. Там органы, дурдом, они там вешаются. Там спокойствия нет. Хотя бы одну — две статьи дать на федеральном уровне — всё, достаточно, можно успокаиваться, ждать. Ну, вот моё мнение.
Сарбаев: Давай, в какую газету?
Шпиленко: Ну, если серьезный оппонент. Нужно крупное кинуть, что-нибудь такое, ну, я скажу
Сарбаев: С бюджетом?
Шпиленко: Ну, естественно. Я пока не готов сказать, что такое. Но единственное, что тогда к вечеру надо ставить точку. Понятно, что они будут делать, ну вы знаете
Сарбаев: Я звоню Ване, потолкуем и отправляю, да?
Шпиленко: Я вот это возьму за основу (Судя по дальнейшему разговору, рассматривают какие-то бумаги. Скорее всего, их и хотят взять «за основу»)
Шпиленко: Да мне, да, вот здесь всё очень грамотно.
Сарбаев: Оно хорошее. Оно. Внизу только: «Продолжение следует». Мы же не знали -Бутырка там, Матросская Тишина, Лефортово. Мы, мол, знаем… Про Лефортово я специально сказал — они туда и Крашенинников, и этот побоится сунуться. Я только из-за этого.
Шпиленко: Мы сейчас посмотрим там из списка
Сарбаев: Ну, до суда-то Крашенинников ещё может туда
И: Нет, а он в спецблоке будет…
Сарбаев: Да?
И: Он здесь в спецблоке под Следственным комитетом. Воинов (следователь Следственного комитета при Прокуратуре РФ, ведущий дело Н.Н.Шагиева), когда с ним вчера встречался [Неразборчиво]
Шпиленко: Я предлагаю на телевидение
Сарбаев: Какое?
Шпиленко: А вот то, что делал Комиссаров. Продолжение — что вот он начал, и вот он делал, и его там прессовали-прессовали
И: Не Комиссаров
Шпиленко: Ну а кто это делал?
И: Не Комиссаров
Шпиленко: А, этот, «Момент истины»… Караулов. Да. Вот продолжит
Сарбаев: В прошлый раз отказался.
Шпиленко: Ну, в прошлый раз якобы «там что-то было»
Сарбаев: Там денег им дали, да? Побольше, чем мы, наверное?
И: Я с Воиновым переговорил, ну я с ним встретился, дал указание, чтобы никто не занимался.
Сарбаев: Ты вообще на всё его возьми. Он больше добропорядочный такой
И: Да-да-да
Сарбаев: Воинов такой. Плохонько одет, такой.
Шпиленко: Говорит, от Назарова приходили два раза к нему.
И: Ну, в общем-то, он нормальный
Сарбаев: Возьмите плотнее под крыло, в ресторан сходите
И: Ну, он нормально пока. Он пока у меня. Сейчас мы ему кабинет найдем.
Сарбаев: У него там в кабинете-то… страшно сидеть
И: (Усмехается) Ну, да…
Сарбаев: Кругом, везде вообще, со всех дыр погоны торчат, шевроны торчат. В одной куче и ботинки, и сапожные щётки и чай там стоит (смеется)
И: Нет, чай не там (смеются все)
Шпиленко: Раиль Салихович, рассказываю про вашу просьбу. Значит, вы мне, поручение завели восемнадцатого-девятнадцатого числа. После этого сразу мы вышли на эту комиссию. Занесли. Они сказал
И: «Хорошо!» После этого, я рассказываю, я вышел на Глебову через Лопатина, когда звонил. Глебова сказала: «Поддержим». А все решения был приняты шестнадцатого. Состоялся президиум. Мы вчера с ней всё разбирали. Я уже, грешным делом подумал, может, действительно административный ресурс серьезно включился. Мы начали проверять процедуру, документы. Итог такой, Раиль Салихович:
Сарбаев: (в диалоге с И) Не вылезет нигде? А то рвутся к нему всякие папарацци
И: Рвутся. Не желательно — о чем я и говорю.
Сарбаев: Ну-ну, и что делать?
И: Если где-то всплывет..
Сарбаев: Тогда — аллах акбар
Шпиленко: Слушайте, договорю что: одним словом, поздно мы подключились. Когда все еще не принято было, ну, вот в этом вот помочь, без всяких вопросов, всё будет поддержано. Но это
Сарбаев: Убрали его?
И: Не убрали ещё
Шпиленко: Нет, не убрали ещё, но мы думаем сейчас написать. Потому что мы подумали, что сейчас надо будет написать жалобу, а, оказывается, он сказал: ну, ребят, меня уже вызывали два раза. Уже давно, и я присутствовал там. То есть, он сам понимает, что это было сделано до того, как мы подключились. Он получил официальное письмо спустя неделю, как мы с вами поговорили. А это же должно было идти ещё сколько. То есть мы даже поставили себя в неловкое положение перед той же Глебовой. Она сказала, что надо было подключится, и подсказать, когда будет заседание. Но про заседание всё уже
Сарбаев: Я же сказал, что было уже
Шпиленко: А я, значит… Нет, вы сказали, что оно будет еще впереди.
Сарбаев: Его провалили
Шпиленко: Вы сказали, что там были проблемы. А мы позвонили туда, сказал
И: «Нет, у нас проблем к нему нет». Но он как бы все понимает, и я сказал, что когда он будет защищаться, мы ему поможем. Это будет уже через год. Нет, не через год, а через полгода
И: Раиль Салихович, и еще. У Путина была беседа с ним, ну они. Это информация от директора ФСБ — он сказал начальнику управления собственной безопасности. Была беседа такая. Ну, и когда про выборы говорили, директор в беседе с начальником УСБ, ну и коснулось Башкирии, причем, косяков, ну там
Сарбаев: Какие, блядь, косяки?
И: Ну, мало ли косяков там. Постоянно же что-то обсуждается.
Сарбаев: Обсуждают, что попало, всё равно никто не знает ничего, нах.
Шпиленко: Раиль Салихович, я думаю, главная тема, кто президентом будет. Вы или
И: Кандидатов называют разных. Я слышал
Сарбаев: Я не высовываюсь. Время не пришло громко кричать. Сейчас высунешься -Рахимов напрягаться начнет
Шпиленко: А так не напрягается?
Сарбаев: На других пока напрягается. Искужин, нах. Все про него думают. Он же, — все думают, путинский друг.
И: Да-да-да, вместе в Германии служили. Ну, тот, вроде как, сам отказался
Сарбаев: Отказался, конечно. Он ничего не знает. Ну что, — пятьдесят восемь лет, смысл?
И: Ну, вот так, в общем.
Сарбаев: Пока в курс дела войдет, такой раздрай там начнется. Такие там, блядь, течения идут — целый день по башке бьешь им, и то, нах. Татары в одну сторону, русские в другую, башкиры группируются в третьей стороне. Сейчас такие публикации идут, такие, будем говорить, митинги проходят. Не касаются социально-экономического развития, а именно касаются вопроса «Закона о языках».
И: Угу. Надо ставить заслон. Их ведь там численность нефиг делать, Считанные единицы
Сарбаев: Пусть пока волнуются. Когда скажут, что хватит, я распоряжусь, чтобы перестали
Шпиленко: Как там народ себя чувствует?
Сарбаев: Хорошо. У нас по индексу снижения нет никакого по поступлениям в бюджет. Работать надо.
И: Угу
Шпиленко: А как, на самом деле, Раиль Салихович, есть ощущение, что президента менять будут?
Сарбаев: Ощущение.. .Ощущение — это одно, блядь, а что в Кремле думают, это другое.
И: Если вас поставят
Шпиленко: Если вас поставят, то, конечно, было бы — чем быстрее, тем лучше, а если… Тут аккуратно надо.
Сарбаев: Аккуратно — в том то и дело всё. Если мне не получается, то надо, чтобы бабай пока президентом был. А иначе сожрут меня. И так уже празднуют, как только что-то появится где, только слух какой услышат, нах, тут же празднуют, дураки. Пусть, блядь, празднуют, потом посмотрим.
Шпиленко: Ну, президент там до одиннадцатого года будет на месте, условно… Тем не менее, вот я как вам скажу — все равно надо действовать, чтоб были… в Кремль давать посылы, чтобы свой человек. Даже вот этот вонючий сайт — «Уфагуб», и то в первый раз написал приятную новость: что, типа, Сарбаев, возможно, станет техническим руководителем. Честно — хорошая статья. «Уфагуб», конечно, помойка, но если вдруг её кто-то мониторит, то, в принципе, неплохо. Если какую-нибудь гадость пишут там — не страшно.
Сарбаев: Ну, а по Хабирову что будем делать?
Шпиленко: По Хабирову пока надо выждать. Там какие-то движения начались странные. Щёкотова выжили. Харичева выгнали
Сарбаев: Они сами хотели. Он же подложил их там. Напрямую, без Говоруна к Суркову.
Шпиленко: Серьезно?
Сарбаев: Да. Харичев об этом уже узнал три месяца… четыре месяца назад… Он сказал: «Из-за каких-то денег, нахуй, такую, блядь, змею взял. Я сказал, я Альбине еще сказал: «Через полгода вы еще увидите…»
Шпиленко: Наплачетесь
Сарбаев: Ага, наплачетесь… Что будет с вами. И она (сотрудник Администрации Президента РФ) приехала на новый год, потом я её в Абзаково отправил, она покаталась седьмого января. Потом, ба-тащ, началось, блин. Говорит, Харичева топчет — дважды, говорит, его подставил. Видимо, говорит, что Харичева выгнали из-за этого. Потому что, он, говорит, искусно ушёл по Единой России, а подставил, говорит, Харичева. С Харичевым, говорит, не стали, блядь, разбираться — выгнали.
Шпиленко: Сейчас он набирает, получается, силу?
Сарбаев: Да. Ну как он набирает. Он у Суркова. Он сейчас, минуя Говоруна, ходит к Суркову.
Шпиленко: Ну да. Я как бы косвенно чувствую, что что-то не то, потому что мне Лопатин каждый раз говорит какие-то вещи такие неприятные, от этого которые слышит. Они напрямую, конечно, не касаются, но чувствуется, что он очень его, как бы… Ну, ему Хабиров как бы нахер не нужен, но он действует по указанию Суркова — то есть он защищает в полном объеме его. Даже если он засранец во всех отношениях. То есть чувствуется, что что-то происходит, но у меня информации просто мало по нему.
Сарбаев: Ну, на прошлой неделе отсюда из Москвы запросили… Он скрыл же, что у него братья судимы. Старший брат судим за вооруженный разбой, в колонии строгого режима. Младший братишка был убит в разборках. Он всё это скрыл. Его в администрацию республики-то не должны были принимать. И вот на прошлой неделе в МВД запросили по Хабирову. Они официальный ответ направили сюда, что да, действительно, — судим. Отбывал в колонии строгого режима. Вооруженный грабеж.
Шпиленко: Но пока на самом деле я не знаю — мне кажется, надо пока с одними разобраться, а дальше уже
Сарбаев: Но Говорун! Неужели не поймет, что следующий Говорун будет?
Шпиленко: И он понимает
Сарбаев: Хабирову надо отдать должное — он же все-таки практик. Он знает, что делает. А эти-то что? Поэтому, говорят, все в рот ему смотрят.
Шпиленко: Если есть что-то конкретное по Хабирову, можно УСБэшникам
Сарбаев: Но это ж не проблема. На Хабирова дохуя есть
Шпиленко: Можно даже предположить старые дела. И покупные дипломы
Сарбаев: Там всё есть. И фотографии — всё есть… Новый начальник ФСБ к нам прибыл же. Он уже получил. И по Хабирову в полном объеме.
Шпиленко: Но он может первое время не захотеть лезть никуда
Сарбаев: У нас хорошие отношения. Он сам приходил сюда. Мне, говорит, быстрее в курс дела войти надо, дайте мне что.
Шпиленко: Нет, а вот вы мне скажите. Это… по материальному будет помогать ему республика, новому начальнику ФСБ?
Сарбаев: Конечно, будет!
Шпиленко: Тогда вопросов нет.
Сарбаев: Машину сейчас просит. Квартиру просит. Мы ж вообще никогда не давали никому квартиры
Шпиленко: Если так, тогда надо дать, и он будет копытом стучать. Ну, можно попробовать. По новой материал собрать и отправить потихонечку, чтобы посмотрели. Ну, а по вам что, Раиль Салихович?
Сарбаев: Что по мне?
Шпиленко: Ну, мы с вами обсуждали, что тоже там что-то… то, что я говорил… Ребята сказали — в департаменте МВД
И: Да ну, всё хуйня это. То, что слушают там и всё такое. Ну, слушают — и слушают
Сарбаев: Меня слушают?
Шпиленко: Ну, там было. Больше президента касалось
Сарбаев: Меня, по-моему, круглые сутки слушают, чё… И всегда так было. Я же в министерстве земельных и имущественных отношений сидел. Всё у меня в руках. А сейчас — тем более. А Алёшин пока на контакт не хочет идти.
Шпиленко: Ваня занимался же.
Сарбаев: Ваня сказал, не надо, говорит, нахуй. Пока, говорит, шарахается. Первым делом, как пришел, у нас же обыск сделал — в управлении охраны. На тротил, нахуй. По человечески мог же сказать: «Ребята, уберите, нахуй» — там этот тротил валялся лет пятнадцать уже.
И: Ну что, выслуживается
Сарбаев: Ну да, вот, на прошлой неделе собрал кадровый резерв молодой. Человек сорок.
Шпиленко: А, он там был?
Сарбаев: Поэтому он служебную квартиру полностью всю обставил, отремонтировал. Всё оплатили из федерального бюджета.
Шпиленко: Копает под вас, Раиль Салихович?
Сарбаев: Копает, блядь, копает. Ему тут все, кому не лень подкидывают жалобы, а он копает. С домом этим, с землей, типа дешево купил. Там все так купили. Я один, что ли? Вся Чесноковка там по блату разошлась, а депутаты принципиальные, блядь, никого, кроме меня не видели как будто. Статей понаписали, запросов.
Шпиленко: А Алёшин, небось, рад был за такую возможность зацепиться?
Сарбаев: Хуй, а не зацепиться. Проверку устроили. А они ему докладывают: «Так и так, бля, всё нормально, ничего не нашли»
Шпиленко: Не смогли
Сарбаев: Не смогли. Он потом собрал всех у себя и говорит: «Опять сорвался, нахуй, наверное, кто-то заранее предупредил, все документы подчистили?! Он, наверное, думает, что это с карельских лесов, ага, дураки сидят, блядь. На той должности, распоряжаясь землей, я уж, наверное, мог всё по закону оформить. Он с собой пятерых привёз, вот с ними делится: «Кто-то, наверное, говорит, предупредил — документы подчистили» — с таким сожалением. Потом на начальника, вот сейчас новое управление же создано — по борьбе с национализмом и терроризмом, — орёт: «Нахуй вы мне тут всякую мелочь тащите, мне национализм, терроризм нужен! Не знаете, как будто, кто финансирует Союз башкирской молодежи! Сарбаев, блядь, финансирует!» — орет, блядь. Ну, то вышел когда, — отзвонился. Ну, я по прямому поднимаю трубку: Ну ты, мудило, ебало-то своё потише открывай! Смотри, что-нибудь туда может что-нибудь влететь-то…
Шпиленко: Достойно! А он как среагировал?
Сарбаев: Ну: «Я не так сказал! Я вашу фамилию не произносил!» — говорит, нах. Я говорю: «Мне похую, что ты там произносил. Здесь, блядь, террористов не ищи!»
Шпиленко: Ага. То есть он, скотина, будет копать?
Сарбаев: Да конечно! Поэтому то, что меня слушают, это… Во всяком случае, правоохранительные органы в последние десять лет я на себе довольно серьезно ощущаю. Потому что у меня всегда должности были такие, что меня всё равно будут пасти
Шпиленко: Раиль Салихович
Сарбаев: Последняя работа там — медь, цинк, серный концентрат там. Поставил концентрата — восемь тысяч долларов тонна меди стоила. Вот сейчас только в ноябре упала, в декабре. Вот так. Поэтому за мной всегда охотились.
И: Ну, понятно
Сарбаев: Там ещё деревья посадили. Вообще — это за моей территорией. Вот эти деревья начали «копать». Но я, правда, там 159 тысяч, там пятиметровая ель, ну, горзеленхоз потрудился. Ну, огромные такие. Ну, думаю, заплачу, потом, если чё, через год вернут они мне. Пошли «раскапывать» — кто посадил, как посадил. Я говорю: «К моей территории это какое отношение?». Идите, блядь, к директору горзеленхоза и спросите, нахуй, почему где попало деревья тыкают. У меня забор стоит, а за забором деревья посажены. Так что тут новостей для меня нет.
Шпиленко: Всё равно, конечно, тяжело вам там
Сарбаев: По сотовому, кроме как «здрасте-здрасте», «привет-привет» я не разговариваю. С Ваней разговариваю — Ваня говорит: «Меня не будут слушать», я вот только из-за этого. И то ещё за Ваню, блядь, возьмутся. Скажут, ты что, нахуй! Террористам помогаешь. Ой, я не знаю… Я, бля, террористы, нахуй. Националисту, тем более. Предводителю «Кук буре», блин. Сука, Хабиров создал, блядь, всего в этом Кук-Буре два человека. Оба — кандидаты наук. Оба его — Сальманов и Мустафин. Это, к нему не идут с вопросом. Все же видно, кто приезжает, кто контактирует, кто деньги привозит. А идут. Пытаются на меня повернуть. Я будто перекупил их, и они на меня работают.
Шпиленко: А они, вообще-то, отмороженные или нормальные — можно с ними разговаривать?
Сарбаев: Конечно, можно. Они же так, абсолютно «ноль» — это два младших научных сотрудника. У одного мама работает директором Института языка и культуры. Мы можем просто маме сказать: «Ты успокой там сыночка или мы тебя выгоним нахуй» — и всё. Она бывший министр народного образования
Шпиленко: Вменяемая женщина…
Сарбаев: Конечно. Поэтому мы просто так: «Ну, бесятся и бесятся — перебесятся и перестанут». Потом, всё равно, думаю, побесятся, но шефа-то они сдадут, когда начнут прессовать. Но они, видишь, если какие-то заявления делают, то они их дозированные делают. Всё-таки это научные работники.
И: Ну и тоже не дураки, но…
Шпиленко: Вечером приглашаем на ужин. Какие планы?
Сарбаев: На встречу еду.
Шпиленко: Встреча. А после встречи что?
Сарбаев: В 22.00 я буду. На следующей неделе в среду. Я буду на очную ставку.
Шпиленко: А вы сегодня улетаете? Да вы что! А-а. А мне он сказал, что вы на два дня здесь.
Сарбаев: Я хотел, но
Шпиленко: Я понял, ясно. А мы уже организовали
Сарбаев: Депутат Госдумы тоже приглашен?
И: Да ну их нахуй, депутатов… (все смеются)
Сарбаев: В натуре, бля, ну ты ходишь же
Шпиленко: Ну правильно, когда мне говорят, давайте организовывать свою тусовку, которая будет независима.
И: Юсупов (депутат Госдумы М.Х.Юсупов), Юсупов, Андрей про которого вам говорил.
Сарбаев: Не будет? Ну, нет так нет.
Шпиленко: Он ко мне подошел тогда
Сарбаев: Я просто пока все про Светлану (депутат Госдумы Хоркина) спрашиваю
Шпиленко: Она сегодня пригласила вас в ресторан «Андре» — там сегодня группа какая-то, тихо, хорошо. Вечером. Давайте сходим.
Сарбаев: Как фамилия у нее?
Шпиленко: У кого?
Сарбаев: У Светланы.
Шпиленко: Хоркина. Я ей сказал, что вы приедете, она говорит: «Приглашай сегодня вечером»
Сарбаев: А что Юсупов? Я Юсупова уже месяца два не видел.
Шпиленко: Я очень плотно общаюсь с Исаевым (Эрнст Исаев, депутат Госдумы). Толковый мужик, грамотный. Всё хорошо у него, и вот он мне…
Сарбаев: Слушай, и ничего они с ним не сделали нихуя
Шпиленко: И вы знаете, что он мне сказал? Он сказал: «Андрей, вот когда все эти пидо-расы отвернутся и, не дай бог, условно, Сарбаева снимут, я единственный, кто ему руку подаст. Ездил же, кстати, Исаев…
Сарбаев: Куда, ко мне?
Шпиленко: Я, говорит, пару раз приходил, меня не пропустили — да и хуй с ним! Всё равно я тебе отвечаю
Сарбаев: Ну, такого не может быть, чтобы я не принял
Шпиленко: Я говорю, он сидел, рассказывал: «Мне уже неловко, потому что я прихожу, секретарь мне говорит: «Идите нахуй!»
И: «Он вас не примет!». Ну, не так: Идите нахуй
Шпиленко: Ну не так, я. В общем он сказал: «Если что-то случится с Сарбаевым — я ему руку, потому что я его уважаю! Я ему без чинов, без постов руку протяну». А мы пришли в этот, в клуб, подходит Юсупов и говорит: «Андрей, нахуй это тебе надо, вот вы помогаете…». Я говорю: «Мы ниче не помогаем. Вообще, говорю, ноль. Я уже и Сарбаева не слышал сто лет по телефону и вообще ничего не знаю». Он говорит: «Не пизди там, вы все делаете. Нахуй это тебе надо. И вообще нахуй этот Сарбаев. Вот мы сейчас объединяемся, чтобы бизнес принимал некие решения по Башкирии и»
Сарбаев: Бизнес принимал?
Шпиленко: Да, говорит, мы сейчас объединяем людей, которые будут принимать решения. Без вот этих всяких войн, без всего. Вот его слова были неделю назад.
Сарбаев: Так его в Башкирии-то нет, нахуй.
Шпиленко: Я знаю. Вот, что мне было сказано, я вам говорю. Что: «Нахуй надо, мы сейчас всё решим, бизнес силен и мы сейчас всех раком поставим»
Сарбаев: Да уж, поставит!
Шпиленко: Вот что мне было сказано. Я помотал головой: «Да-да, понятно»
И: Андрей, про этого было сказано
Шпиленко: А, да! Сейчас запишу.
Сарбаев: А чего он сегодня не пришел?
И: Поздно сказали
Шпиленко: Да, сказали в 18.00, когда мы выехали.
Сарбаев: Мы же вчера с ним говорили.
Шпиленко: Видать, упустил. Вот он звонил. Когда ему удобно, Раиль Салихович?
Сарбаев: Может, в понедельник? Куда-нибудь в любое место просто он.
Шпиленко: В 19 часов вылетает в Питер. Может, куда-то подъехать ему?
Сарбаев: Ну вот у нас в 11 совещание. Закончится в 13. мы на два слова перекинемся, и всё?
Шпиленко: Может, он где-то будет стоять ждать?
Сарбаев: Мы на два слова перекинемся, и всё, да?
Шпиленко: Да!
Сарбаев: Давай где-то без пятнадцати два. Успеет он? Пусть к Руслану подойдет.
Шпиленко: Успеет! А вы смотрите по той информации, которую я сказал, надо тоже не допускать. Юсупова не пропускать мимо ушей.
Сарбаев: Нет, мы съезд предпринимателей провели — его там нигде нет.
Шпиленко: Раиль Салихович, я говорил — вы услышали. А! Самое интересное, что меня возмутило. Случайно узнал. Костя (Ципко), мы с ним встретились, он мне говорит: «Ну вот, подбираю людей, секретарш». Я говорю: «Себе возьмешь?». «Нет, — говорит, — в представительстве ничего не происходит, и мы решили людей сюда набрать, секретарей» — мне это было сказано вчера. Я говорю: «Марсель?». Он говорит: «Да, Марсель, сейчас собирает людей сюда, укомплектовывает» — я не стал детально вникать, но слышал и услышал.
Сарбаев: Вакансий здесь нет.
Шпиленко: Значит, пиздеж. Меня это немного покоробило, потому что, вроде как, какое он отношение имеет к этому делу? Я так это услышал и забыл.
И: Раиль Салихович, вопрос такой: Может быть, мы со Стрешневым вас подставляем, а то такая ситуация с ним?
Сарбаев: Нет, просто надо его здесь не подставлять — здесь надо обременения снять. Он под залогом банка.
И: Просто, может, мало ли там?
Шпиленко: Да, мы тоже подумали, если это может хоть как-то негативно отразиться на вас, то мы отступимся и хер бы с ним.
Сарбаев: Заберем мы у него этот завод. Просто прячется же пока в Италии
Шпиленко: Алексей якобы говорит, что заместитель Качкаева, что якобы президент интересуется этим вопросом. Нам кажется, что он блефует.
Сарбаев: Конечно. Я интересуюсь
Шпиленко: Тогда всё. Мне было важно это понять. А то мы туда звоним, а заместитель Качкаева, назначенный месяц назад (правильно я говорю?)
И: Нет, не Качкаева, а который развития экономического какого-то министр
Сарбаев: Колбина?
И: А, вот — Колбина
Сарбаев: А кто там? Мы же всех замов оттуда убрали
Шпиленко: Вот, а он говорит, что якобы зам Колбина интересуется, якобы этот вопрос там-то там-то. И мы захотели этот вопрос задать вам, потому что перебор какой-то получается.
Сарбаев: Зам — тем более, такие дела… Я туда взял просто с «имущества» зама перевел туда. В последующем он будет возглавлять и заниматься предпринимательством.
И: Так. Ну а мы сегодня уже опять не увидимся, получается, да?
Шпиленко: Да, какие у нас вопросы там? Сашу Воробьева примете?
И: Да, вчера всё обговорили с Ильдаром. Ильдар там все разрулил .
Шпиленко: А по Кондратенко что делаем?
Сарбаев: Работаем
Шпиленко: Я понял, но мне тогда давали некую сумму, которая… она, в принципе, закончилась.
Сарбаев: Включите туда
Шпиленко: Он, как бы, да
Сарбаев: … тебе давали пакет
Шпиленко: Хорошо. Это мы уже решили, по-видимому…
Сарбаев: Сколько получается у нас?
Шпиленко: Получается, тридцать тысяч мы выплачиваем сверху… Раиль Салихович, не дай бог, кто узнает.
Сарбаев: Вы по телефону будете мне звонить, что ли?
И: Да нет
Шпиленко: Да нет, мы тогда так в среду приедем. Некрасиво как-то как скажем. Ну, мы решим
И: Нет, но
И: Что-то принесут
Шпиленко: Знаете, что мы можем сделать? Мы же там — Исаев ищет какое-то сельское хозяйство, предприятие. Мы хотим… Вот этот Алексей — проект готов поддержать.
И: У Алексея денег сейчас нет. Ты не давал сказать.
Шпиленко: И мы хотели приехать посмотреть, что там наш Алексей придумает, и тогда этот вопрос разобрать.Ну, как смотрите на это?
Сарбаев: Нормально.
И: Раиль Салихович, и по жилью. Вот, Эдик тогда просил. Друг. Он хотел социальное жилье там строить, участок там какой-то.
Сарбаев: Решим. Дадим участок.
Шпиленко: Раиль Салихович, последний вопрос: давайте по мне что-нибудь придумаем.
Сарбаев: Придумаем. Я сегодня поговорю
Шпиленко: Я, знаете, что думаю?
Сарбаев: Надо все дела бросать…
Шпиленко: Нет, не надо ничего бросать
Сарбаев: Просто персонально надо этим заняться.
Шпиленко: Я знаете, что переживаю? Время уходит! Мне он реально не даёт шансов. Исаев (Андрей Исаев, депутат Госдумы) мне предложил замом губернатора Волгограда. Ну, не факт, что его самого назначат. Но я знаю, что он меня «запорет», потому что последний случай, когда меня включали в комиссию, и он меня вычеркнул — это было три недели назад. Лопатин сказал, что, куда бы я ни сунулся — условие, что я лежу и не высовываюсь. Потом, мол, можешь начинать движение, придумывать. А по первости тебя этот будет резать. А через год много воды убежит, всё поменяется, и можно будет ставить на себе крест. Ну понятно, что подняться-то можно, но, тем не менее Но если куда-то меня ставить, то всё равно всё пойдет через администрацию. Исаев пойдет меня согласовывать и этот и там меня зарежет. Я это прекрасно знаю. Вот, я думаю: может, у [неразборчиво], мне Ваня говорил, но это бизнес.
Сарбаев: Бизнес. Какой это бизнес?
Шпиленко: В любом случае, такая работа, где я могу показать, что я могу. Что-то такое. По большому счету, если у вас там, я бы и в республику к вам поехал. В сельский район, условно — поднимать сельское хозяйство. Правда, здесь тоже надо грамотно. Опыта поднабраться, но такие вещи тоже приемлемы. Или вы меня вообще никак там не видите?
Сарбаев: Здесь посмотреть можно в представительство при Президенте Российской Федерации
Шпиленко: Раиль Салихович, я готов, но мне вот маловато. Но любому человеку сказали бы, что проректором такого университета быть может и почетно, но маловато. Надо бы что-то ворочать, что-то делать, а здесь… Теряется, к сожалению, теряется…
Сарбаев: Вечером, если что, я позвоню. Есть человек — я переговорю.
И: Раиль Салихович, бумагу эту уничтожьте.
Сарбаев: Хорошо. Президенту только покажу
И: И, пожалуйста, ни копий, ни чего. Потому что, не дай бог, чего, меня опять кинут. Все знают, что мне его дали. Это зам начальника Московского УФСБ генерал Панин, который зять этого товарища, да.
Сарбаев: (отвечая на телефонный звонок) Всё нормально, уходим уже.
И: Ко дню рождения, чтобы он ничего не планировал
Шпиленко: Так, в пятнадцать тридцать тебе надо быть в представительстве. Да. В пятнадцать тридцать в представительстве.
[Провал в записи]
И: …там большая бумага, много регионов. В принципе — так сказать, Башкирия очень достойно
Сарбаев: Блядь, но Марсель расстроил меня. Я с друзьями общался. Ну ни о чём, говорят, разговор.
И: Мне Андрей тогда сказал про Марселя. И что-то так
Сарбаев: Вот всё равно первое впечатление не обманывает. Он когда в Башкирию приехал, я же его мочить начал. Всё у него отбирать начал.
Шпиленко: А я вот расстраиваюсь, Раиль Салихович, я очень расстроен из-за происходящего
[Провал в записи]
Сарбаев: И потом, потихоньку, потом под шкуру залез. И я начал ему помогать.
Шпиленко: Я вообще, знаете, чего боюсь, Раиль Салихович?
Сарбаев: Кредит, — миллиард на строительство под залог — это ж я ему дал!
Шпиленко: Я боюсь, чтобы не было заговора, блядь. Не хочу, как говориться, каркать, но чувствует моя жопа, что не так как-то. Сам же всё начал, а теперь говорит «сами», давай от Сарбаева отходим — сами будем принимать все решения. И я чувствую, что он что-то делает.
Сарбаев: Что он может делать? Ты же видел этот народ. Это не тот человек.
Шпиленко: Я смотрю, он: «я вот с этим встретился, с этим, с этим» — у меня нет доказательств, но
Сарбаев: Этот элементарной вещи не в состоянии сделать. Они же меня вместе с Соловьевым (телеведущим В.Соловьевым) этим кинули. Два миллиона долларов забрали. И пиздец! Мошенники!
И: Ну, он ушлый, вроде?
Сарбаев: Не ушлый. Там их много таких ушлых. В Челябинске, теперь сюда пришли.
Шпиленко: Раиль Салихович, а мы можем там с Дамиром переговорить, на Алексея там заключим договор, чтобы селиться в гостинице со скидкой. Там скидка — мелочь, пятнадцать процентов всего…
Сарбаев: Хорошо
Шпиленко: Они там спят хорошо.
Сарбаев: Марсель. Марсель сейчас в Челябинске, вообще сейчас в Башкирии не появляется.
Шпиленко: Тогда договорились.
Сарбаев: Я у президента, скотина нах, себе не взял — ему отдал, Марселю. Попросили, чтоб не квартиру
[Конец фрагмента]