"Общее дело" Березовского, Невзлина, Ходорковского

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Общее дело"

Березовский:"Договоренности, безусловно, существуют.Главный приоритет-объединение всех антипутинских сил"

Невзлин:" Я не знаю, кто будет заниматься этой газетой дальше, кто будет владеть"

Оригинал этого материала
© "Московские новости без Евгения Киселева", origindate::18.03.2005

Converted 18449.jpg

[Карикатура из спецвыпуска "Московские новости без Евгения Киселева"]

Уважаемые читатели!

Вы держите в руках первый и, надеемся, последний выпуск газеты «Московские новости без Евгения Киселева».

Нам пришлось сделать этот номер, потому что в той газете, которая вышла сегодня под названием «Московские новости», нет имен большинства знакомых вам журналистов. Неделю назад первый заместитель главного редактора «МН» Людмила Телень, заместитель главного редактора Михаил Шевелев, редактор отдела информации Ирина Сербина, обозреватель Татьяна Скоробогатько и специальный корреспондент Дмитрий Пушкарь были уволены из газеты ее главным редактором и генеральным директором ИД «Московские новости» Евгением Киселевым. В знак протеста многие журналисты уволились сами.

Хронику этого конфликта вы прочтете в соседней колонке. Мы не хотели выносить его на публику, понимая, что любые неприятности в «Московских новостях» на руку нашим оппонентам. Однако логика развития ситуации не оставила иного выхода. Мы считаем, что конфликт в «МН» был сознательно спровоцирован людьми, которые пытаются таким образом дискредитировать марку и ее собственника Михаила Ходорковского, которому сейчас трудно отстаивать свою репутацию. Наш тихий уход из газеты в такой ситуации

был бы предательством по отношению и к читателям, и к тем ценностям, которые отстаивали «Московские новости» на протяжении последних двадцати лет.
Мы боремся не за сохранение рабочих мест, а за репутацию газеты, в которую вложен труд нескольких поколений журналистов.

Этот спецвыпуск — не сведение счетов с Евгением Киселевым. Это наша попытка объяснить, почему мы считаем важным делать «Московские новости». Без Евгения Киселева.

***

Наше дело — общее?

Открытое письмо журналистов «Московских новостей» Михаилу Ходорковскому

Мы, журналисты «Московских новостей», высказавшие свое недоверие Евгению Киселеву как главному редактору нашей газеты, считаем необходимым довести до вас свою точку зрения. Мы не оспариваем право собственника и его менеджеров на любые кадровые решения. Мы считаем своим правом обсуждать эти решения по сути.

Наши разногласия с Евгением Киселевым — не главное в этой ситуации. Главное — это угроза раскола общественного мнения, угроза дискредитации институтов гражданского общества (независимых СМИ и оппозиционных политических организаций) и вашей репутации как человека, заявившего о начале общественной деятельности. Это не интрига Кремля. Это действия людей, которые решили руководствоваться лозунгом «Чем хуже — тем лучше».

Где эти интересы сходятся, а где расходятся — нам не интересно.

Нам интересно и важно выяснить ваше отношение к происходящему, чтобы понять, остается ли общей наша цель: ни в коем случае не допустить дестабилизации положения в стране.

После того, как [page_16356.htm конфликт и массовый уход журналистов из «МН» стал достоянием гласности], исполнительный редактор «МН» Людмила Телень и заместитель главного редактора Михаил Шевелев по поручению журналистов и при посредничестве представителя НК ЮКОС Романа Артемьева попытались достичь общественно полезной договоренности с Евгением Киселевым, цель которой — не доставлять удовольствия нашим оппонентам. Киселев согласился уйти с поста главного редактора и остаться генеральным директором издательского дома. Единственное, от чего он категорически отказался — вместе с нами публично объяснить читателям и общественности суть произошедшего и так же публично подтвердить свои обязательства. После этого все договоренности были аннулированы, поскольку мы считаем, что публичный конфликт должен разрешаться публично. Даже намек на закулисный торг и сговор разрушил бы и репутацию марки, и нашу как журналистов.

В редакционном коллективе «МН» нет ни одного человека, который бы высказался в поддержку Е. Киселева. Члены Наблюдательного совета «МН» Александр Н. Яковлев, Людмила Алексеева, Александр Гельман, Евгений Ясин, Юрий Левада, Юрий Рыжов, Юрий Афанасьев решили так: «Евгений Киселев должен найти в себе мужество вернуться к договоренностям с журналистским коллективом или уйти в отставку. В противном случае мы слагаем наши полномочия». Наша позиция поддержана самым широким кругом известных людей, от Михаила Горбачева и Григория Явлинского до Виктора Шендеровича и Ирины Ясиной. В нашу поддержку высказались партии и общественные организации, в частности, Союз журналистов России.

При этом ни одна общественно значимая персона публично не выразила поддержки Евгению Киселеву. Мы получили единодушную поддержку профессионального сообщества. Вот почему мы вправе ждать обнародования вашей позиции не как собственника газеты, а как человека, заявившего о себе в качестве общественного деятеля.

Повторимся: наши творческие разногласия с Киселевым несущественны на фоне того политического ущерба, который вся эта история может причинить. Поэтому мы обязаны повторить вам то, что на протяжении долгого времени говорили в глаза бывшему генеральному директору издательского дома Кириллу Легату: его роль в происходящем — провокаторская. В ответ мы слышали от Легата одно: я выполняю указания Невзлина. Проверить правдивость этого утверждения нам не удалось: на многократные обращения к Леониду Невзлину мы либо не получали ответов, либо эти ответы были туманными и противоречивыми.

По поводу вашего, Михаил Борисович, отношения к происходящему последнее, что мы слышали, звучало так: вам трудно определить вашу позицию. Это действительно так?

Суть нашего конфликта с Киселевым лежит в деловой, профессиональной, этической и прежде всего политической области. Какие, на ваш взгляд, цели преследуют те, кто хотят сохранить его при этой должности? После нашего ухода в газете вновь появился Кирилл Легат, а вслед за ним — соратник Бориса Березовского Ксения Пономарева, чье последнее место работы — руководитель предвыборного штаба Ивана Рыбкина. Это соответствует вашим представлениям о кадровой политике в «МН»? Как вы относитесь к желанию Леонида Невзлина координировать свои политические действия с Борисом Березовским? Для нас это принципиальный вопрос, поскольку и вы, и Леонид Невзлин являетесь собственниками «Московских новостей».

Кирилл Легат и Евгений Киселев своими действиями добились сразу двух целей. Они разрушили дееспособную независимую газету и одновременно дискредитировали вас в глазах людей, которым дороги такие понятия, как свобода слова, политическая ответственность, профессиональная честность. То, что это на руку вашим и нашим политическим оппонентам, бесспорно.

Но развитие событий показывает, что это выгодно и тем, кто публично называет себя вашими сторонниками: Легат и Киселев, судя по всему, не единственные в этом списке. Иначе невозможно объяснить ситуацию, в которой два человека сознательно спровоцировали публичный скандал, который наносит репутационный удар и по Ходорковскому, и по всей группе МЕНАТЕП.

Мы хотим быть поняты ясно: это письмо адресовано не начальнику, но партнеру. Мы предлагаем вам защитить свою репутацию и не дать вашим и нашим политическим оппонентам радоваться разрушению «Московских новостей» и последствиям этого.

***

Оригинал этого материала

Борис Березовский: "Других денег нету"

Беседовал Ефим Барбан, Лондон

— Господин Березовский, считаете ли вы полезной консолидацию общественных и политических сил России, добивающихся демократизации страны?

— Это самая насущная проблема современной России. Необходимость консолидации всех сил, выступающих за демократизацию означает выступление против существующего сейчас в России авторитаризма, а во многих чертах — уже и тоталитаризма.

— Леонид Невзлин утверждает, что он, вы и Владимир Гусинский согласовали политическую позицию. В чем она выражается?

— У нас не было никакого согласования политической позиции. Она остается неизменной с момента начала перемен в России — с момента президентства Ельцина. С этого времени она никогда не менялась. И состоит она в необходимости обеспечить демократический путь развития России. На сегодняшнем этапе, как я уже отмечал, необходима консолидация всех сил для свержения антиконституционного путинского режима. И при этом возможна консолидация как демократических сил, так и других политических сил — считающих, что возможны иные политические конструкции, но, тем не менее, противостоящие существующему в России режиму.

— Значит ли это, что между вами, Гусинским и Невзлиным не существует никаких договоренностей?

— Нет, почему же? Договоренности, безусловно, существуют. В их число как главный приоритет входит помощь в объединении всех антипутинских сил, включая тех, кто называет себя демократами, и тех, кто ими себя не называет, — например нацболов. В этом у нас единая позиция, и мы просто подтвердили ее.

— Считаете ли вы, что финансирование вами или Невзлиным отдельных политиков является фактором, провоцирующим раскол в оппозиции?

— Эту идею насаждает Кремль. Это он утверждает, что наши деньги не объединяют, а раскалывают оппозицию. Проблема в том, что других независимых от Кремля денег в России не существует. И все кривляния СПС или «Яблока» (в частности Явлинского, который по существу угробил демократическое движение в России) по поводу того, что они не могут сотрудничать с олигархами, являются частью пропаганды Кремля. Явлинский в данном случае выступает рупором этой пропаганды, поскольку все остальные деньги, которые могут получать демократические движения, контролируются Кремлем. Но Кремль никогда не будет финансировать реальную оппозицию самому себе. Поэтому все это не более чем кремлевско-гебешная операция.

— А какую роль в ваших политических планах вы отводите СМИ?

— Иную, чем отводил раньше. При Ельцине СМИ были свободными и выражали различные позиции противоборствующих политических сил. Так, например, было в 1999 году, когда телеканал Гусинского поддерживал Примакова и Лужкова, а ОРТ, который контролировал я, поддерживал Путина и Ельцина. Сегодняшняя государственная монополия на телеканалы не означает, что СМИ не играют никакой роли. До сих пор в России сохранились СМИ, обладающие относительной свободой — например, «Эхо Москвы» или принадлежащий мне «Коммерсант». Но у журналистов, даже в «Коммерсанте», есть понимание того, что им делать разрешено, а что приведет к закрытию газеты. С моей точки зрения центр тяжести сопротивления режиму переместился сейчас из СМИ на улицу. И единственный способ свергнуть, изменить этот режим — это выход на площадь.

— Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию вокруг «Московских новостей»?

— Я уже говорил, что огромный ущерб демократическому движению в России нанес Явлинский и так называемая «демшиза». К сожалению, очередной всплеск активности демшизы продемонстрировала ситуация в «МН». Считаю, что в этом повинны люди, которые свои личные амбиции ставят намного выше дела объединения демократических сил России.

— Кого вы конкретно имеете в виду?

— Всех без исключения. Они не имели права не договориться между собой, понимая, какую ответственность они сегодня несут в качестве одного из немногих неподконтрольных Кремлю СМИ.

***

Леонид Невзлин: "Договорятся, никуда не денутся"

— Любой конфликт в демократической среде, в том числе в среде демократической прессы, — на руку Кремлю. И в этом я вижу главный вред внутрикорпоративного разбирательства. Я понимаю: они должны договориться.

Хотя бы потому, что, кроме всего прочего, это бьет по моим друзьям, сидящим за тюремной решеткой. Я настоятельно хочу, чтобы они договорились. При мне или без меня. Мы получили эту газету в плохом состоянии. Была цель: укрепить ее на рынке, но масштаб публичности конфликта перестал соответствовать масштабу газеты. В такой ситуации обычно переходят к режиму «ручного управления».

Новая газета», origindate::14.03.2005)

— Вы правильно прочитали в этом "ручном управлении" элемент угрозы. Я бы сказал так: лучше бы вы, имея деньги, вы пускали хорошую газету и развивались, чем занимались публичными скандалами.

Но если в результате этого скандала газета, скажем, не будет выходить — ну, пропустит сейчас следующий выпуск или станет еще хуже, — то, собственник оставляет за собой право поменять руководство газеты и часть журналистского коллектива, напри мер, через новое руководство. В любом случае, я сторонник компромисса, я готов помочь им.

Они договорятся, никуда не денутся, извините за прямоту. Результатом недоговоренности будет то, что пропадет еще одно демократическое средство массовой информации, еще один либеральный инструмент. Но персональную ответственность будут нести и Киселев, и Телень. Брэнд «МН» останется, я думаю. Я не знаю, кто будет заниматься этой газетой дальше, кто будет владеть. Я об этом десять раз теперь подумаю, потому что не в моих интересах заниматься регулированием отношений в этой газете и тратить на это время. Тем более, еще раз, я считаю, что это просто на пустом месте возникло. Это как всегда у демократов — амбиции сражаются, а результат страдает... Я не знаю, что случилось в отношениях Киселева и Телень, Шевелева и других, мне это не интересно. Я никогда не вмешивался, и не буду вмешиваться в эту газету. Оставляю за собой право принятия базовых кадровых решений один раз в соответствии с законом.

(Радио «Свобода», origindate::14.03.2005)