"Объединенная металлургическая компания" виновна в крушении бассейна "Дельфин" в городе Чусовом (Пермский край)

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Оригинал этого материала
© solomin, origindate::27.11.2006

Объединенная металлургическая компания виновна в крушении бассейна "Дельфин"

Так считают родственники погибших

Анастасия Романович

4 декабря 2006 года исполняется ровно год со дня страшной трагедии -- обрушения крыши бассейна "Дельфин" в городе Чусовом (Пермский край). Под обломками бетонных плит погибли 14 человек, в том числе 10 детей в возрасте от 3 до 13 лет и 4 молодых женщины. Десятки людей получили ранения. Сейчас в городском суде Чусового идет процесс по этому громкому уголовному делу. На скамье подсудимых главный инженер ООО "УралПромЭксперт" Алексей Швецов, руководивший техническим обследованием несущих конструкций бассейна. Практически все потерпевшие свои показания уже дали. Большинство из них считают инженера невиновным. Более того, рядовые жители Чусового сходятся во мнении, что в любой момент сотрудники спортивно-оздоровительного комплекса Дельфин и ОАО Чусовской металлургический завод, привлеченные по делу пока в качестве свидетелей, могут оказаться вместо Швецова на скамье подсудимых. По крайней мере, любого, кто хоть мало-мальски знаком с материалами расследования, такой поворот событий не удивит. Не удивит и настоящего хозяина бассейна. А хозяин - Объединенная металлургическая компания, ведомая амбициозным собственником 40-летним Анатолием Седых.

Ржавый "Дельфин"

Ежегодно ОМК рапортует про 200 тысяч тонн труб, поставленных для мегапроектов Газпрома, ОМК строит новые заводы. При этом ОМК умело дистанциируется от трагедии, поступает как должна поступать любая респектабельная компания. Оно и верно, ведь Седых не виноват, что рухнул бассейн. Он, Анатолий Седых, оказался перед фактом непреодолимых обстоятельств. А поскольку кто-то ведь должен быть виноватым, и совершенно точно не Анатолий Седых, то история продолжается. Бассейн "Дельфин" был возведен в 1994 году. Чусовской металлургический завод (входит в Объединенную металлургическую компанию) являлся владельцем, баласносдержателем и эксплуатировщиком бассейна с момента его постройки. Строительством здания бассейна занималась одна из пермских строительных фирм. Уже после катастрофы Дельфин прошел процедуру передачи из собственности завода в ведение местных властей в рамках программы по передаче социальных объектов в государственную собственность. На сегодняшний день эта процедура завершена и бассейн находится в муниципальной собственности. Объединенная металлургическая компания является ведущим российским поставщиком труб для строительства трубопроводов. В 2005 году, по данным компании, ее выручка составила 2 млрд. долларов.

Весной 2006 года по завершению следствия центр общественных связей Генпрокуратуры России выпустил весьма скупое сообщение. Процитируем его почти полностью: "... По подозрению в причинении смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ), причинении тяжкого вреда здоровью по неосторожности (ст. 118 УК РФ), были арестованы специалисты ООО "УралПромЭксперт" главный инженер Алексей Швецов и главный специалист этой фирмы Кельсий Санников. В ходе следствия установлено, что, проводя техническое обслуживание здания бассейна "Дельфин", специалисты "УралПромЭксперт" в августе 2004 года дали отчет, в котором представили сфальсифицированные данные о работоспособности несущих конструкций бассейна. Как следствие, собственник не провел должного ремонта здания, в результате чего и произошло обрушение крыши бассейна. Результаты комплексной строительно-технической экспертизы отчасти подтвердили выводы следствия. Трем сотрудникам "УралПромЭксперт" Анне Акуловой, Кельсию Санникову и Алексею Швецову, в марте 2006 года, предъявлено окончательное обвинение в совершении преступлений, после чего двоих последних выпустили до суда из СИЗО.

Позднее уголовное преследование в отношении 75-летнего Санникова прекращено в связи с актом амнистии. Еще один специалист компании, Акулова, которая проходит по делу в качестве обвиняемой, объявлена в розыск и пока не найдена. Поэтому уголовное дело в ее отношении выделено в отдельное производство."

В тоже время сразу после трагедии, для выяснения ее причин следствием была создана техническая комиссия, в состав которой вошел профессор Пермского государственного технического университета (ПГТУ) Игорь Омельчук. Его выводы расходятся с официальной версией прокуратуры. Ученый считает, что первой причиной происшествия стало несоответствие здания проекту. При возведении перекрытий бассейна Дельфин использовалась углеродистая сталь, которая не пригодна для таких конструкций. Металл начал быстро "ржаветь". И причина здесь не только в повышенной влажности, но и в отсутствии вытяжной вентиляции. Еще одна причины обрушения -- утяжеление утеплителя кровли вследствие протечек и скопления в нем конденсата.

Схожие объяснения случившемуся дал и другой член комиссии заведующий кафедры строительных конструкций все того же ПГТУ Александр Калугин. На судебном процессе, который начался в сентябре 2006 года, формально он выступал свидетелем со стороны гособвинения. Однако его показания фактически дискредитировали расследование, в том виде каком оно существует. Калугин напомнил, что по заключению технической комиссии, обрушение несущей конструкции произошло вследствие коррозии нижней накладки (стыковочного узла). Причин несколько: марка стали не соответствовала проекту, на данный узел в течение продолжительного времени текла вода с крыши, насыщенная химией доменного шлака, что способствовало скоплению на стыковочном узле конденсата, отсутствие принудительной вентиляции в межферменном пространстве, отсутствие антикоррозийной защиты металлоконструкций в соответствии с требованиями нормативных документов.

Кстати, о необходимости выполнения данных мероприятий в техническом отчете УралПромЭксперт в августе 2004 года было указано конкретно. В процессе строительства бассейна были допущены многочисленные отступления от проекта: была заменена марка стали фермы, изменена конструкции вентиляционной шахты, конструкция кровли, а специалисты УралПромЭксперт не выявили этого, считает эксперт. В частности, Калугин настаивал, что УралПромЭксперт неверно принял расчетное сопротивление стали, что и привело к ошибочному заключению о работоспособном состоянии несущих конструкций ферм.

Однако преподаватель университета видимо забыл, что в соответствии со СНиП и другими нормативными документами, при проведении обследований допускается принимать расчетное сопротивление стали по предоставленным заказчиком сертификатам. Сертификат, который сотрудники ЧМЗ предоставили в УралПромЭксперт, являлся официальным документом, оформленным надлежащим образом с подписями и печатями, и не мог вызвать сомнений в его достоверности. Что касается расчетного сопротивления стали, то указанное в сертификате его значение как раз входит в пределы допустимого. Александр Калугин неоднократного задавал в суде вопрос: почему подсудимый не засомневался в подлинности сертификата и расчетного сопротивления стали. Ясно, что при подготовке сертификата была допущена элементарная техническая ошибка, заявил эксперт. Адвокаты Швецова парировали следующим образом. Здание бассейна было принято в эксплуатацию госкомиссией в июле 1994 года. Комиссия обязана была полностью проанализировать проектную и исполнительную документацию на момент сдачи объекта. Если госкомиссия приняла объект в эксплуатацию, значит, нарушений выявлено не было. А у УралПромЭксперта не было никаких причин, для того, чтобы поставить под сомнение выводы госкомиссии. Да и в коментенцию фирмы это вообще не входит. "Почему УралПромЭксперт должен сомневаться в подлинности документа, где стоят подписи, в том числе представителей градообразующего предприятия Чусового. Почему работники металлургического завода не выявили своевременно эту техническую ошибку. Почему претензии Калугина, а заодно и следствия, не касаются руководства ЧМЗ и Дельфина" -- такими задавались вопросами адвокаты.

Истина в ведре

Дальше выяснились еще более интересные подробности. Оказалось, что специалисты УралПромЭксперт по итогам обследования еще за полотора года до катастрофы рекомендовали отремонтировать крышу и устранить течь. Другое дело, что представители ЧМЗ технический отчет открыли первый раз после трагедии. Поэтому за прошедшие с августа 2004 года в "Дельфине" не была устранена течь с кровли, хотя срок ее ликвидации был дан одни сутки. Адвокаты Алексея Швецова не раз задавали вопрос Александру Калугину: чем отчет УралПромЭксперта помешал собственникам "Дельфина" устранить выявленные экспертами нарушения. Ничего вразумительного Калугин ответить не мог.

Тем временем потерпевшие в один голос заявляют, что в помещении большой ванны Дельфина в нескольких местах стояли ведра, в которые капала вода с потолка. Представители же ЧМЗ говорят о том, что протечка была устранена. Видимо, так качественно были проведены ремонтные работы, раз от протечки приходилось спасаться ведрами. Иными словами, с момента обследования Дельфина специалистами УралПромЭксперт до обрушения крыши прошло почти полтора года. Но дефекты, на которые указывали специалисты, так и не были устранены. Капитальный ремонт Дельфина был запланирован на лето 2006 года. За полтора года коррозия, на которую указывали в отчете эксперты, прогрессировала и развивалась до таких пределов, что могла послужить одной из причин обрушения фермы. Более того, сотрудники ЧМЗ после обследования УралПромЭксперт еще три раза осматривали конструкции Дельфина. В отличие от УралПромЭксперт они обследовали не отдельные конструкции и покрытия, согласно техническому заданию, а полностью все здание. О всех трещинах и протечках им, естественно, было известно. Но никаких действий по их устранению они не предпринимали.

Так кто главный виновник трагедии: главный инженер Алексей Швецов или ряд должностных лиц ОАО ЧМЗ? Даже тот факт, что ферма, марка стали которой не соответствовала проекту, была изготовлена в мостокотельном цехе ОАО ЧМЗ, уже способен однозначно решить вопрос о виновности ряда лиц градообразующего предприятия Чусового. Заметим, что экспертизу на соответствии марки стали эксплуатирующееся фермы той, которая должна применяться по проекту, УралПромЭксперт не проводил, поскольку такая задача не была поставлена перед специалистами. Среди работников ЧМЗ, осматривавших Дельфин наряду с директором бассейна Олегом Евдокимовым, который сам себя позиционировал в суде "не специалистом, без высшего технического образования", был и Николай Самойленко профессиональный смотритель зданий и сооружений промышленного и социального назначения ЧМЗ. Уж он-то обязан был определить, течет крыша или нет.

Из показаний бывшего технического директора ОАО ЧМЗ Ришата Сыртланова: "При периодических обследованиях Дельфина смотритель зданий и сооружений Самойленко выступал как компетентный специалист. Я его знаю как человека, к мнению которого стоит прислушиваться. Ознакомившись со снимками, приложенными к техническому отчету, поясняю, что, обнаружив многочисленные следы коррозии, члены комиссии, в частности Олег Евдокимов и Самойленко, должны были бить тревогу, доводить эту информацию до руководства завода." Совсем уже смехотворными выглядели заявления Александра Калугина, что отчет специалисты ООО УралПромЭксперт выполнили не в полном объеме, в частности, не в соответствии с СП 13.102.2003 "Правила проведения обследований зданий и сооружений". СП 13.102.2003 является документом, в котором приведены основные положения, регламентирующие общий порядок проведения обследования. Они имеют рекомендательный характер. Любая подрядная организация при проведении обследований руководствуется техническим заданием, утвержденным заказчиком, в котором оговаривается весь объем работ, необходимый для выполнения поставленных задач. В данном случае по заданию балансодержателя Дельфина специалисты ООО УралПромЭксперт обследовали только плиты покрытия и фермы. На стадии переговоров по заключению договора работы по обследованию кровли были заказчиком исключены из технического задания и сметы. Представители ЧМЗ заявили, что в 2003 году был выполнен капитальный ремонт кровли и в ее обследовании нет необходимости. Кроме того Александр Калугин сообщил, что еще на стадии приема объекта в эксплуатацию, Дельфин уже находился в аварийном состоянии, соответственно, его обрушение было неизбежно. Почему же она не обрушилась на протяжении 11 лет эксплуатации, задали вопрос адвокаты обвиняемого. Ответить на этот вопрос Александр Калугин не смог.

Смотритель или врун

Не менее абсурдными представляются заявления уже упомянутого смотрителя Николая Самойленко, которого потерпевшие прямо в зале суда уличили в откровенной лжи. К примеру, он заявил, что к осени 2005 года фермы Дельфина были полностью покрашены. Это и послужило главной причиной, что во время очередного периодического осмотра конструкций Дельфина комиссией, состоящей из сотрудников ЧМЗ, не удалось выявить коррозию несущих конструкций крыши. Фотоснимки, сделанные после обрушения, говорят об обратном: во-первых, рухнувшая ферма была покрашена не полностью, во-вторых, даже через краску видно, что в месте разрыва она сильно проржавела. Последнее обследование бассейна комиссия ЧМЗ якобы проводила в октябре 2005 года. Но, о том, было ли оно в действительности, история умалчивает. Дело в том, что акт периодического осмотра технического состояния Дельфина подписан Николаем Саймойленко 18 октября 2005 года. Однако в этот день инженер-смотритель зданий и сооружений ОАО ЧМЗ находился в командировке в другом городе. Соответственно, принимать участие в осмотре конструкций Дельфина никоим образом не мог.

Когда Самойленко поймали на вранье, он заявил, что осмотр фактически был проведен на 4 дня раньше, то есть 14 октября, а прямой факт фальсификации даты проведения обследования не считает нарушением законодательства РФ. После подобных судебных прений, появилась большая вероятность того, что дело отправят на дополнительное расследование, после чего обвинения будут предъявлены различным должностным лицам Чусовского металлургического завода. Кстати практически сразу после катастрофы в Чусовом, глава краевой госкомиссии по расследованию причин обрушения крыши Дельфина, председатель правительства Пермского края Николай Бухвалов, говорил о трех версиях катастрофы: ошибки проектирования, халатность строителей, неправильная эксплуатация здания. Соответственно, определился и предполагаемый состав виновников, в числе которых теоретически должны были присутствовать проектировщики Дельфина, его строители и владельцы.

Однако однобокость следователей, пытающихся любым путем отмазать от уголовной ответственности владельцев бассейна и должностных лиц ЧМЗ, проявилась сразу. 9 декабря 2005 года зампрокурора по Приволжскому Федеральному округу Сергей Герасимов, пренебрегая принципом презумпции невиновности, по центральным телеканалам заявил, что вина за происшедшую трагедию лежит на сотрудниках УралПромЭксперт, обследовавших Дельфин летом 2004 года. Впоследствии против генеральского слова не решились идти ни следователи прокуратуры Чусового, ни следственного управления прокуратуры Пермского края. Почему же следователи сделали крайними только представителей ООО УралПром-Эксперт? Ну, во-первых, проектировщика Дельфина оказалось разыскать достаточно проблематично. В отличие, например, от московского Трансвааль-парка , чусовской бассейн является типовым сооружением, разработанным еще в СССР. Надо сказать, что у автора проекта был еще и так называемый соавтор институт Пермгражданпроект. Но за 12 лет после проектирования институт неоднократно подвергался реформированию, и все его специалисты, занятые в проекте бассейна, уволились, ушли на пенсию или умерли. Разыскать хотя бы часть из них для следствия оказалось весьма проблематично. Тем более, что если бы на скамье подсудимых оказался кто-либо из специалистов Пермгражданпроекта, вероятность того, что проектный институт потянул бы за собой и должностных лиц ОАО ЧМЗ, слишком велика, так как все изменения в проекте, снижающие несущую способность конструкций, вносил проектно-конструкторский отдел ЧМЗ по распоряжению его руководства. И этого допустить было никоим образом нельзя. Даже если бы уголовной ответственности удалось избежать нынешнему руководству ОАО ЧМЗ Анатолию Карпову, стопроцентно был бы привлечен директору бассейна Евдокимову и смотрителю Самойленко. А они могли бы рассказать следствию сенсационные подробности эпохи строительства Дельфина, а также про то, кто причастен к подмене одной марки стали фермы другой, сколько выделяемых на строительство социального объекта денег удалось сэкономить и т.д.

Поэтому соавторов проекта Чусовского Дельфина не стали пытаться и разыскивать. Таким образом все претенденты на роль обвиняемых у следствия отпали досрочно. Еще до того, как расследование было окончено, начальник следственного управления прокуратуры Пермского края Юрий Сычев заявил, что других обвиняемых, кроме как специалистов УралПромЭксперт в деле по обрушению крыши Дельфина не будет. А гособвинитель Вадим Казаринов в СМИ заявил, что дал бы Алексею Швецову максимальный срок. О какой здесь объективности расследования в принципе может идти речь? Гособвинителям, следователям, начальникам следственных управлений никто не давал права делать каких-либо выводов о виновности подсудимого. Все, что от них требовалось, они уже сделали. Тем не менее пока делать какие-то прогнозы насчет решения суда рано. Однако тот факт, что большинство показаний потерпевших и свидетелей во многом изменили картину произошедшего в тот трагический день и идут вразрез с обвинительным заключением, не может остаться незамеченным

P.S. А вот, что думают по поводу суда в Чусовом потерпевшие.

Роман Гузенко: Я считаю, что обвинять одного лишь Алексея Швецова в обрушении крыши Дельфина просто недопустимо. Привлекать к уголовной ответственности нужно и сотрудников ЧМЗ. Мы шли в выходной день (обрушение произошло днем в воскресенье прим. ред.) купаться в бассейн, собственником которого является градообразующее предприятие Чусового. Это завод, а не УралПромЭксперт должен нести ответственность за безопасность конструкций здания. Проще всего в данной ситуации было найти крайнего. Этим крайним и стал Алексей Швецов. Не руководство же ЧМЗ прокуратуре привлекать к уголовной ответственности! Более того, в материалах уголовного дела Алексея Швецова указано, что переломившаяся ферма послужила причиной обрушения крыши. Я лично видел как это произошло. Крыша Дельфина начала падать с правого угла, а не посредине, как указано в деле. А значит, это падение плит крыши Дельфина послужило причиной обрушения фермы, а не наоборот.

Николай Печенкин: Я живу в Чусовом и работаю тренером. В выходной мы с двумя моими подопечными решили поплавать в Дельфине. Заплатили за это деньги, которые пойдут не в бюджет УралПромЭксперт, а в бюджет ЧМЗ, как собственника Дельфина. Конечно, Швецов может быть косвенно виноват в случившемся. Но главный виновник трагедии не он, а сотрудники ЧМЗ и директор Дельфина, поскольку это они отвечали за безопасность конструкций бассейна. Более того, ЧМЗ отказывалось компенсировать ущерб семьям пострадавших. До сих пор денежные выплаты получили не все. До тех пор, пока люди не начали подавать иски в суд, дело не сдвигалось с мертвой точки. Я, например, деньги не получил до сих пор. Суд обязал ЧМЗ выплатить мне материальный ущерб в размере порядка 100 тыс. рублей, и 35 тыс. мне и двум моим подопечным на оздоровление.