"Он будет лояльным"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "МК", origindate::16.09.1999, Фото: "КП"

"Он будет лояльным"

Так олигархи говорят о будущем Генеральном прокуроре

Хинштейн Александр

Converted 29590.jpg Как быки реагируют на красное, так олигархи и сановники реагируют на Генеральную прокуратуру.

Парадокс: казалось бы, после отстранения Скуратова, низложения Михаила Катышева прокуратура должна была затаиться и лечь на дно. Ее руководители, заинструктированные Кремлем до слез, делают все, чтобы удержать своих подчиненных от резких движений. И в то же время существует целый ряд уголовных дел, продвижение по которым не дает олигархам-сановникам спокойно уснуть: "Мабетекс", "Андава", "Атолл", аферы на рынке ГКО. Правоохранительная машина похожа на бульдозер. Ее очень трудно завести, раскочегарить. Но уж если она разогналась — остановить еще сложнее... У нас в руках — стенограмма телефонного разговора двух весьма известных людей. Одного зовут Борис Абрамович. Другого — Александр Стальевич. Собственно, в том, что два этих джентльмена поддерживают меж собой близкие (до интимности) отношения, нет никакого секрета. Факт общеизвестный. Помимо тесного сотрудничества в прошлом и настоящем объединяет их еще одно: оба они до смерти боятся прокуратуры. Точнее, уголовных дел, которые до сих пор расследуются. Из их беседы это видно вполне отчетливо.

***

Борис Абрамович: Слушай, там ситуация совсем плохая стала. То есть разбередили такой муравейник, что они все там уже окончательно запутались. Все друг про друга все рассказывают.

(Трудно сказать, о каком именно "муравейнике" ведет речь Борис Абрамович. "Муравейников" у него масса. Да и так ли это важно? — А.Х.)

Александр Стальевич: Ага.

Б.А.: Ситуация хуже некуда. Я тебе потом все расскажу, но, по-моему, там сейчас ничего не надо делать вообще.

А.С.: Я понял.

Б.А.: Иначе там наживешь — особенно ты — крупные неприятности.

А.С.: Понятно.

Б.А.: Там эту информацию сдал кто-то.

А.С.: По поводу?

Б.А.: По поводу твоего участия. (Участия в чем? Явно не в Обществе охраны памятников. Надеюсь, в ближайшее время это обстоятельство станет нам известно. — А.Х.) Ты знаешь это?

А.С.: Хорошо. Ладно, бог с ним.

Б.А.: Нет, это нормально. Но у меня по твоему поводу был конкретный очень тяжелый разговор, когда мне было сказано: "Я таким образом ничего делать никогда не буду. Не хочу, чтобы этот человек меня снимал и назначал, и буду воевать". (Чем глубже вчитываешься, тем больше возникает загадок. С кем именно встречался Борис Абрамович? Кто собирается на войну? Может быть, Скуратов? — А.Х.) Также занимался потом психотерапией в очень тяжелом варианте. Но там, я тебе говорю, все эти клиенты крайне ненадежны. Они все по кругу ходят, друг другу рассказывают. При этом прилепляют собственную информацию к этому. В принципе сюжет в конечном счете нормальный, но я тебе при встрече расскажу.

А.С.: Хорошо.

Б.А.: Там надо просто сейчас все ограничить, иначе неприятности будут серьезные.

А.С.: Хорошо, я понял.

Б.А.: Скажи, пожалуйста: примешь того человека, который приехал, или нет?

А.С.: Какого?

Б.А.: Который приехал — Устинов.

А.С.: Повстречаюсь, просто у меня два часа подряд будут встречи... Единственное: черт его знает — он болтливый или неболтливый?

Б.А.: Нет, он будет абсолютно лояльным и будет молчать.

А.С.: Он просто расскажет об этом своему этому (кому-то из особо доверенных людей. — А.Х.), а тот растреплет в момент просто.

Б.А.: Нет, я тебе еще раз говорю, нет.

А.С.: Боря, у меня есть уверенность просто, что так произойдет. Просто по факту так происходит каждый раз. Я тебя предупреждал. Ну действительно, каждый раз так происходит...

***

Интересно, правда? Вообще, герои наши больше похожи на подпольных цеховиков, которых вот-вот накроет ОБХСС, чем на крупных государственных деятелей. Если смех — главный герой комедии Гоголя "Ревизор", то страх — третий участник их разговора.

Но не это даже самое главное. Гораздо сильнее меня, например, интересует, насколько соответствуют действительности те характеристики, которыми награждает Борис Абрамович г-на Устинова. Который — на минуточку — исполняет обязанности Генерального прокурора страны.

Да и сама по себе суть разговора — Борис Абрамович просит Александра Стальевича принять Устинова — не может не вызывать удивления. Кто такой Борис Абрамович? И кто такой Владимир Васильевич?..

По большому счету, конечно, и.о. Генерального эта беседа не компрометирует. Собственно, он мог о ней ничего и не знать, и Борис Абрамович решился действовать по собственной инициативе.

Может, это у него такое хобби — проводить людей в присутственные места?

Может, он любит Устинова только потому, что не любит Скуратова? Может, Устинов ему просто нравится?

Все может быть...

Судя по разговору, беседа эта состоялась еще до назначения Устинова и.о. (В противном случае "поводырские" услуги Бориса Абрамовича не понадобились бы.) Деталь немаловажная.

Один знакомый министр рассказывал, что перед утверждением с ним проводили профилактическую беседу. Не беседу даже — торг. (Не буду называть фамилий собеседников, ибо доказать этого никогда не смогу, но одним из них был плохо выбритый бизнесмен, имя которого пишут на рекламных щитах, а другим — некая дама, дочь своего отца.)

Суть торга заключалась в следующем: мы тебя ставим, а ты не делаешь того-то и, напротив, делаешь то-то. Просто и незатейливо, как на колхозном рынке.

Наивно было бы предполагать, что с Владимиром Устиновым подобных разговоров не велось. Как-никак назначали его на должность ключевую и в условиях, приближенных к боевым. От поведения Устинова зависит сегодня судьба Кремля.

Я не знаю, какие именно условия ставили Устинову. Я был бы искренне рад, если выяснится, что эти условия он не выполняет и выполнять не собирается.

К сожалению, ряд поступков Устинова свидетельствует об обратном. Это он окончательно задвинул Михаила Катышева, зам. Генерального, в дальний угол, поручив ему курировать приемную и отдел писем.

Это его подчиненные отобрали у самого опытного "важняка" Чуглазова дело "Мабетекса". Это он удалил Чуглазова из Главного следственного управления, назначив своим советником.

Да и обыски у Скуратова наверняка были сделаны с ведома Устинова. Слишком мала вероятность совпадений: стоило только Устинову уехать на Дальний Восток, как тут же начались обыски.

В Кремле рассчитывают, что Устинов будет утвержден полноценным Генеральным прокурором. В Кремле хотят, чтобы его имя не было запятнано никаким скандалом.

"Он будет абсолютно лояльным, он будет молчать", — утверждает Борис Абрамович.

Владимир Васильевич, товарищ и.о. Генерального, неужели это правда? Прошу вас: докажите обратное. Не словами — делами...