"Осетино-ингушский конфликт и роль в нем группировки российски войск."

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Осетино-ингушский конфликт и роль в нем группировки российских войск"

Оригинал этого материала
© "Ингформ бюро", origindate::19.10.2005, Фото: "Новая газета"

Прокуратура Северной Осетии пытается давить на героя войны

Елена Морозова

Фото Ирины Халип

Саадул Арсамаков

Как стало известно корреспонденту «Ингформ бюро», статья «Старик, которого отцепили», опубликованная в «Новой газете» от 29 сентября, вызвала большой резонанс и действия со стороны властей и Ингушетии, и Северной Осетии. Напомним, что в статье в «Новой газете» описывалась судьба уроженца села Чермен Пригородного района Саадула Арсамакова – героя войны, дважды объявленного погибшим. Уже 13 лет Арсамаков живет в железном вагоне в Майском, всеми забытый, и даже накануне 60-летия Победы власти Северной Осетии не позволили герою войны вернуться в родное село.

По информации «Ингформ бюро», после публикации в «Новой газете» к Саадулу Арсамакову приезжали представители и Ингушетии, и Северной Осетии. Из Ингушетии по поручению президента республики Мурата Зязикова в Майское приехала первый вице-премьер Хава Евлоева. Правительство Ингушетии оказало герою войны материальную помощь. Кроме того, Хава Евлоева лично помогла внучке Саадула Арсамакова сдать документы в университет: раньше из-за проблем с пропиской (эти проблемы, к сожалению, реальность для всех беженцев из Пригородного района) внучка Арсамакова не могла даже подать документы на поступление. Сегодня благодаря вмешательству правительства Ингушетии внучка героя войны наконец стала студенткой.

А из Северной Осетии в вагон №183, в котором живет Саадул Арсамаков, приехали сотрудники местной прокуратуры. Посетовали на тяжелые бытовые условия в Майском – и предложили подписать заявление о том, что автор статьи «Старик, которого отцепили» исказила факты и вообще оклеветала Арсамакова. Корреспондент «Ингформ бюро» связался с автором статьи, специальным корреспондентом «Новой газеты» Ириной Халип.

-- Да, действительно, к Арсамакову приезжали «гости» из прокуратуры Северной Осетии, - подтвердила журналистка. – Мне об этом рассказал сам Арсамаков (на прошлой неделе я приезжала к нему, привозила газеты). Сотрудники прокуратуры просили подписать уже, судя по всему, готовое, заранее написанное заявление с текстом вроде «в прокуратуру Северной Осетии. Я, Арсамаков Саадул Баадулович, заявляю, что все факты, изложенные в статье, не соответствуют действительности…» - и так далее. Намекали, что помочь с возвращением можно – в обмен на это заявление. Но не на того напали! Арсамаков никаких бумаг не подписал, да еще и заявил, что в случае попыток преследования автора статьи гарантирует большой скандал.

-- Почему, на ваш взгляд, именно эта публикация вызвала такую реакцию со стороны властей Северной Осетии?

-- Да потому, что любой нормальный человек, узнавший историю этого старика, должен почувствовать стыд – за собственное благополучие, за несправедливость государства по отношению к этому человеку, за благородство старика, недоступное большинству из нас. Кстати, факт, который не вошел в мой материал, касается как раз-таки октябрьских событий 1992 года. Когда начался осетино-ингушский конфликт, соседи-осетины пришли домой к Арсамакову и сказали: «Мы боимся, что ингуши потом мстить начнут. Вот, мы составили список со своими фамилиями. Если что, поможешь». Многие тогда вообще уезжали – переждать, пока не закончится бойня. А соседи Арсамакова не уехали – они просто спрятались в его доме. А он трое суток стерег их дома и скот. К слову, один человек из того списка сейчас работает в милиции и даже не попытался помочь Арсамакову, когда его накануне 60-летия Победы снова не пустили домой. И еще один факт, не вошедший в материал: амбразуру, до которой не дошел раненый Арсамаков, закрыл собой его односельчанин Газдиев – тоже уроженец Чермена. Вот такое героическое село, которое полвека спустя отказывает в праве на жизнь своим героям.

-- Вы не опасаетесь прокурорского преследования? 

-- Нет. Я опасаюсь другого – того, что Саадул Арсамаков и другие обитатели этого чудовищного кладбища под названием «лагерь беженцев в Майском» так и не смогут вернуться домой. Считаю, что обязанность журналистов – бить во все барабаны и трубить во все трубы, чтобы люди хотя бы узнали правду об осетино-ингушском конфликте. Нужно кричать об этом, пока последний беженец из Пригородного района не вернется в родное село. Ингушский народ перенес столько страданий в двадцатом веке, что просто обязан стать счастливым хотя бы в двадцать первом.

***

Оригинал этого материала
© "Ингформ бюро", origindate::19.10.2005

Осетино-ингушский конфликт - как это было

Елена Морозова

В канун 13-й годовщины осетино-ингушского конфликта "Ингформ бюро" публикует документы, которые проливают свет на ранее неизвестные обстоятельства тех дней.

По инициативе руководства союза "ЩИТ" группа офицеров членов союза "ЩИТ", "Союзы офицеров", представителей Республиканской партии РФ, Совета родителей и военнослужащих России в январе 1993 года работала в СО ССР, Ингушской Республике и провела независимую военную экспертизу.

Тема экспертизы
"Осетино-ингушский конфликт и роль в нем группировки российских войск"

В распоряжение экспертной группы было предоставлено достаточное количество документов, публицистических и информационных досье, фотоматериалов, видеозаписей, фонограмм, вещественных доказательств и других материалов.

В период с 10 по 16 января и с 26 по 30 января 1993 г. участники экспертной группы проводили работу непосредственно на территории Со ССР и Ингушской Республики. Эксперты провели встречи с руководителями Временной администрации, представителями руководства СО ССР, Ингушской Республики, работниками правоохранительных органов, российскими военнослужащими, руководителями осетинских вооруженных формирований, ингушскими участниками вооруженных столкновений, беженцами и пострадавшими в результате боевых действий.

В результате проделанной, оперативной и исследовательской работы, на основе анализа информации, документов, свидетельств очевидцев и личных наблюдений подготовлено следующее экспертное заключение.

***
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

независимых военных экспертов общественных организаций о подготовке и ходе осетино-ингушского конфликта на территории РФ

"Выполняя приказ штурмовать граждан-объекты и применять оружие против гражданского населения, вы становитесь оружием в руках темных сил реакции "

Из обращения Председателя ВС РСФСР Б.Н.Ельцина к солдатам, сержантам и офицерам. 
13 января 1993 г.

После принятия Верховным Советом РФ 26 апреля 1991 г. закона "О реабилитации репрессированных народов", в котором как и во многих российских законах отсутствовал четкий механизм его реализации, на территории Ингушской Республики не были созданы высшие органы государственной власти. Поэтому говорить о планомерной продуманной, основательной военной подготовке ингушей к конфликту не приходится. Люди вооружались стихийно, кто чем мог, тем более, что после распада СССР и его единых Вооруженных Сил такие возможности появились. Часть оружия закупалась в Чечне.

Совсем иной характер эти приготовления носили со стороны осетин. На территории Северо-Осетинской Советской Социалистической Республики действовали Верховный Совет, Совет Министров, суд, Прокуратура. В короткие сроки решениями руководства СО ССР были увеличены штаты сотрудников правоохранительных органов, созданы осетинская гвардия, ополчение, решены многие вопросы их оснащения и вооружения. Так в Постановлении СМ СО ССР № 42 от origindate::12.05.92 г. подводились итоги выполнения Постановления СМ от origindate::18.01.90г. № 7 -"О дополнительных мерах по укреплению органов правопорядка", в нем отмечалось, что дополнительно приняты на службу 610 штатных единиц сотрудников милиции, в том числе 445 милиционеров патрульно-постовой службы и 165 участковых инспекторов. Получены 71 автомобиль, 28 мотоциклов, 6 видеомагнитофонов и проч. Кроме того, МВД СО ССР пополнило свое вооружение на сумму 1303,5 тысяч рублей. В постановлении отмечалось, что достигнута договоренность с коллективами предприятий, организаций, колхозов и совхозов об их добровольном участии в содержании дополнительной численности органов внутренних дел и повышении их технической оснащенности на сумму 6,3 миллиона рублей.

Военизированные формирования создавались повсеместно: на предприятиях, в учреждениях, в колхозах, совхозах, по месту жительства и даже в лесничествах. Решались вопросы снабжения этих формирований бронетехникой, автотракторной техникой, стрелковым вооружением, средствами связи.

В Пригородном районе в селах, населенных преимущественно ингушами, постоянно проводились маневры этих формирований, в ходе которых отрабатывались вопросы взаимодействия и управления, проводилась рекогносцировка местности. Средства массовой информации СО ССР разжигали военный психоз. На эти приготовления тратились деньги российских налогоплательщиков. Происходила милитаризация экономики республики. Оружие и техника передавались и похищались из российских воинских частей. Эти приготовления и действия так же имели целью оказать устрашающее давление на ингушей и принудить их к безусловному отказу от требования возвращении Пригородного района в состав Ингушской Республики.

Осетинскому руководству нужно было установить полный и бесспорный контроль над Пригородным районом, в котором, к моменту ввода войск в селах, населенных по преимуществу ингушами, были созданы органы самоуправления, отряды самообороны, заблокированы въезды на околицах и захвачены посты ГАИ на дорогах.

Характер и ход операций группировки российских войск определились совпадением целей северо-осетинского руководства и руководства Российской Федерации, его неверным пониманием интересов России на Северном Кавказе, конъюнктурным подходом к решению осетинско-ингушского конфликта. По существу долгосрочные государственные интересы России (сохранение ее целостности) были принесены в жертву сиюминутным целям.

Российское руководство стремилось под предлогом урегулирования межнационального конфликта перебросить в регион ударную армейскую группировку и военным путем решить наболевший вопрос с Чечней.

Первый период ингушского восстания (с 24 по 30 октября 1992 года) и взятие власти ингушами в селах с их компактным проживанием в свои руки не сопровождался массовыми убийствами, поджогами и грабежами осетинского населения этих сел. 31 октября, после того, как стало известно о захватах и расстрелах заложников-ингушей и о начале концентрации российских войск в аэропорту Беслан (имеющего статус международного), началось взятие ингушами заложников-осетин. Стал стремительно раскручиваться кровавый механизм межнационального конфликта.

Таким образом, действия ингушей можно квалифицировать как организацию и самооборону на самом низовом уровне, в селах. Практически не было создано общего для ингушских сел Пригородного района какого-либо координирующего органа. Этот факт и скоротечность организации самообороны указывают, что произошло по преимуществу стихийное восстание доведенных до отчаяния людей. Об этом же говорит уровень их вооружения: преимущественно охотничьи ружья, стрелковое вооружение.

На осетинской стороне выступила ударная группировка российских войск, обеспеченная поддержкой с воздуха. Осетинские вооруженные формирования были хорошо оснащены стрелковым вооружением и бронетехникой.

Действия осетинской стороны приводили к гибели ингушей. В результате ингушами и были созданы отряды самообороны и органы самоуправления. Установление самоуправления в ингушских селах Пригородного района было, во-первых, шагом к осуществлению на деле статьи закона "О реабилитации репрессированных народов", предусматривающую территориальную реабилитацию. Во-вторых, в установлении самоуправления безусловно усматривается самоуправство, однако с учетом двухгодичного бездействия центральных российских властей и наращивания военно-психологического давления соседей, а также того, что осетинское меньшинство этих сел не подверглось массовому насилию, создались объективные предпосылки (произошло размежевание сторон) для разрешения осетино-ингушского конфликта переговорным путем. Это не было использовано, сложившаяся ситуация была воспринята -как потрясение основ российской государственности. Ранее в гораздо более серьезных обстоятельствах (Татария, Чечня) со стороны России была проявлена, гораздо более высокая степень терпимости и государственной мудрости. В данном же случае был избран военный вариант решения проблем.

В [[:Категория:Москва|Москве]] 31 октября 1992 г. происходило заседание Совета безопасности [[:Категория:Россия|РФ]], на котором обсуждались срочные меры по урегулированию конфликта на территории Северо-Осетинской ССР и Ингушской Республики. Пункт 2 принятого решения Пр-1915 гласит: ''Обязать Министерство печати и информации [[Российская Федерация|Российской Федерации]] (Полторанин М.Н.), Всероссийскую государственную телерадиокомпанию "Останкино" (Яковлев Е.В,) принять меры по недопущению в средствах массовой информации, в телерадиовещании любых сообщений, кодирующих эскалацию вооруженного конфликта..." Подпись: Секретарь Совета безопасности Ю.Скоков.

Таким образом, на лицо произвол государственных чиновников, определивших, в нарушении прав человека, Конституции и Закона о печати РФ, что могут, а чего не должны знать граждане России. Ограничение поступления и распространения информации имело целью сокрытие предстоящих преступлений и являлось по сути дела, введением цензуры на всей территории Российской Федерации, что соответствует объявлению режима чрезвычайного положения. Нашлось немного людей, таких как Егор Яковлев, которые смогли противостоять этому произволу.

Затем в п.2 решения Пр-1915, несмотря на то, что конфликт развивался между осетинской и ингушской сторонами, говорится, что экскалация вооруженного конфликта ожидается не со стороны ингушей (их вооружение не представляет большой угрозы и об этом хорошо осведомлены в СБ), а "... прежде всего со стороны руководства Чечни."

Если же Совет безопасности определил главным источником опасности ионе Чечню, то тогда российские войска сразу надо было вводить в полосу между Чечней и Ингушетией, а не развязывать боевые действия в Пригородном районе. На заседании Совета безопасности речь шла преимущественно о Чечне, как о незаконно появившемся образовании на территории РФ, при ЭТОМ Чечня обвинялась в ущемлении прав ингушского народа. И поэтому решение вопроса с Чечней переносилось в военную плоскость. Отсюда становится понятным странное поведение премьер-министра Г.Хижи во Владикавказе, а именно занятие им односторонней проосетинской позиции и отказ от переговоров с ингушской стороной. Такое поведение Г.Хижи было обусловлено логикой принятого решения на Совете безопасности в Москве.

Необходимо было спровоцировать военное выступление Чечни на помощь Ингушетии. Поэтому в рассмотрении осетино-ингушского конфликта постоянно и нелогично с точки зрения самого осетино- ингушского конфликта говорится о Чечне. Она рассматривается как главная угроза безопасности РФ. После этого становятся понятными все последующие действия политического и военного руководства в районе конфликта.

1 ноября, выступая на экстренном заседании СМ СО ССР, вице-премьер РФ Г.Хижа заявил: "могу сказать одно ... пока никакой другой опасности нет, кроме той, что постоянно возникает со стороны Чечни" (газета "Северная Осетия" от 3 ноября 1992 г.). Г.Хижа таким образом еще раз публично подтверждает, что Ингушетия не представляет угрозы для безопасности Российской Федерации. Конечная же цель предстоящей операции Чечня. Отсюда и создание столь мощной наступательной группировки российских войск, оснащенной установками "Град", САУ, танками, артиллерией и штурмовой авиацией (всего св.30 тыс. человек), что совершенно несоразмерно для задачи разъединения осетин и ингушей и Пригородном районе.

Обращает на себя внимание и формулировка в Указе Президента РФ "О введении чрезвычайного положения" от 2 ноября 1992 года: "в связи с угрозой ... территориальной .целостности РФ". По сути же Пригородный район, независимо от подчинения его СО ССР или Ингушской Республике, оставался в рамках РФ. Принимая во внимание, что действительно реальная угроза территориальной целостности РФ исходит от провозглашения Чечней выхода из состава РФ, становятся понятными и слова Указа об угрозе целостности РФ, и заявление Г.Хижи об опасности со стороны Чечни, и столь большая концентрация военных наступательных сил и средств,

Если бы истинной целью операции было бы миротворчество, то тогда войска должны были немедленно приступить к разъединению конфликтующих сторон. Тем более, что ингуши сосредоточились в своих селах. Оставалось только расположить войска между осетинскими и ингушскими селами и отсечь возможность проникновения незаконных осетинских вооруженных формирований, в том числе южно-осетинские формирования, в Пригородный район. Таким образом, обеспечить переговорный процесс.

1 ноября ингушская сторона безоговорочно приняла все пункты соглашения, которые были достигнуты при переговорах в штабе 19 мотострелковой дивизии во Владикавказе. Были согласованы пути следования российских войск и места их дислокации. Но Г.Хижа потребовал новых переговоров, которые откладывал несколько раз и они в конечном итоге не состоялись. Таким образом, вице-премьер последовательно выполнял не миротворческую миссию, а детально разработанный в Москве план. Своими действиями и заявлениями провоцировал Чечню на вступление в вооруженный конфликт.

2 ноябри части российской армии совместно с незаконными вооруженными формированиями начали военную операцию по уничтожению ингушских сел в Пригородном районе и депортации жителей. На первом этапе операции войска МВД, РФ бездействовали, чем воспользовались незаконные вооруженные формирования Северной и Южной Осетии, применив массовый террор против жителей-ингушей.

По завершении операции по изгнанию ингушей из Пригородного района, российские войска устремились на Чечню.

Военные стратеги, приводя бой с мнимым противником в ингушских селах, а по сути дела, уничтожая жителей, выманивали и поджидали чеченские войска, чтобы на их плечах ворваться в Грозный. И таким образом решить чеченскую проблему.

Не дождавшись вооруженного выступления Д.Дудаева, войска устремились к Чечне, но были остановлены жителями чеченских сел, ставшими на их пути. Д.Дудаев же официально заявил о нейтралитете. Его войска заняли оборону на территории Чечни.

В результате "миротворческих" действий погибли 18 российских военнослужащих, 64 тысячи ингушей оказались депортированы, с обеих сторон свыше 2 тысяч человек убито и ранено, 1,5 тысячи стали заложниками и до сих пор судьба многих не известна, установлен режим чрезвычайного положения. Действует Временная администрация. На территории Ингушской Республики к ее представителям отношение ингушского населения сдержанно-враждебное. Хотя приход российских войск ожидался ингушами с надеждой на прекращение кровавых инцидентов, снятие осетинского военного давления и решения вопроса государственного обустройства. Поэтому возможности безболезненного ввода войск в Пригородный район были очень велики.

С точки зрения установления мира в Пригородном районе привод незаконных осетинских формирований был недопустим.

На территории СО ССР Временная администрация действует параллельно с местной исполнительной властью вопреки п.З первоначального текста Указа Президента РФ, который гласил: "Органы исполнительной власти СО ССР переходят в прямое подчинение Временной администрации" (этот пункт Указа был впоследствии отменен по настоянию ВС СО ССР, газета "Северная Осетия" от 4 ноября 1995 г.). Действие Временной администрации затруднено.

Обращает на себя внимание факт совместных действий российских войск с незаконченными осетинскими вооруженными формированиями, подкрепленными военными формированиями из Южной Осетии, переброшенными по Рокскому тоннелю. Южане опытные воины, воюющие уже 3 года, привнесли в конфликт жестокость и вандализм, от которых содрогнулось мировое сообщество.

Приход южно-осетинских вооруженных формирований был намерено широко освещен средствами массовой информации Северной Осетии. Это делалось для того, чтобы подтолкнуть чеченцев на вооруженное выступление в поддержку братского ингушского народа.

Сам факт появления военных формирований Южной Осетии на территории РФ является грубейшим нарушением норм международного права и суверенитета РФ.

Со стороны руководства СО ССР разыгрывалась многоходовая комбинация: в случае отсутствия вооруженного сопротивления ингушей они были бы вытеснены в ходе нарастающего военного давления, на случаи же оказания вооруженного сопротивления северо-осетинское руководство заблаговременно заручилось поддержкой Москвы.

В свое время руководство СО ССР в штыки восприняло избрание Б.Ельцина Председателем ВС РСФСР, затем бойкотировало проведение референдума, умело использовало свои средства массовой информации и развернуло активную борьбу против избрания Б.Ельцина Президентом России (газета "Северная Осетия" 184 от origindate::13.09.91 г.). В дни августовского путча активно поддержало ГКЧПистов.

97,4 % ингушей проголосовали за избрание Б.Ельцина Президентом России.

Менее года потребовалось руководству СО ССР во главе с А.Галазовым, чтобы из рядов непримиримых противников Президента стать его союзником. Эта странная на первый взгляд метаморфоза объясняется тем, что именно на Северную Осетию, с ее развитым промышленным потенциалом, сделало руководство РФ ставку в осуществлении геополитических интересов России в этом регионе.

Руководству СО ССР этот альянс был выгоден тем, что механизм позволял сохраниться у власти бывшим комструкторам, сросшимся с мафиозными группировками, позволял подавить демократическую оппозицию и сохранить за собой Пригородный район.

Это было выгодно и российскому руководству, сделавшему из вчерашних оппонентов союзников, подкрепив этот союз штыками в надежде одержать наконец военную победу над Чечней и заодно излечить армию от "тбилисского синдрома".

И, наконец, это оказалось выгодно Д.Дудаеву, сумевшему на волне национализма укрепить свои пошатнувшиеся позиции. Все содеянное не выгодно простым осетинам, ингушам, чеченцам, русским. Не выгодно государственным интересам России.

Группа матерей, побывавших в зоне конфликта, воочию убедилась в крайне тяжелых условиях службы сыновей. Мы единодушны в том, что сотни обращений в Верховный Совет РФ, к Президенту и правительству, в Министерство обороны с требованием не использовать наших детей в карательных целях в организованных политиканами межнациональных конфликтах остались безответными. Матери устраивают митинги,

демонстрации, пикеты, в отчаянии блокируют железные дороги - в ответ слышатся только демагогические обещания чиновников или же полное безразличие.

Ради чего погибают здесь наши сыновья, для чего они учатся насилию и жестокости, ради чего они мерзнут зимой в палатках, ходят грязные и голодные? Ради чего возвращаются калеками и людьми с расстроенной психикой? Ради чего неокрепшими юношами приходится терять человеческий облик, ведь служба здесь по плечу не каждому здоровому мужчине. Кто позаботится о нашем будущем? Кто станет нашей опорой в старости? Кто ответит на эти вопросы?

ВЫВОДЫ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ

1. Со времени принятия закона "О реабилитации репрессированных народов" не было сделано ничего существенного для выработки механизма его реализации, что привело к росту противостояния и кровавым столкновениям.

2. Действия, предпринятые российским руководством, привели к осложнению осетино-ингушского конфликта и как следствие, к ухудшению ситуации в Северо-Кавказском регионе, поскольку был избран не метод разъединения противоборствующих сторон (так это и было сделано в Южной Осетии и Приднестровье), а метод подавления одной из сторон.

3. Военное вмешательство было осуществлено некомпетентно ни в политическом, ни в собственно военном отношении. Недопустимо втягивание Армии в решение внутриполитических проблем Российской Федерации. Необходимо возвратить части к местам постоянной дислокации. В случаях возникновения межнациональных конфликтов для их урегулирования необходимо использовать внутренние войска, в которых должны быть специально обученные разъединению противостоящих сторон подразделения.

4. Необходимо введение на переходный период на территории Пригородного района федеративного правления при полном отстранении от управления госструктур СО ССР.

5. Незамедлительно обязать руководство СО ССР выполнить решение VII съезда народных депутатов РФ о роспуске незаконных вооруженных формирований (гвардии и ополчения) и не допустить их перелива в какие-либо государственные структуры.

6. 6. Необходимо обеспечить возвращение беженцев в места их фактического проживания до 31 октября 1992 г. Содействие в восстановлении жилья путем безвозмездного предоставления строительных материалов. Предоставление компенсации за потерянное имущество.

7. В дальнейшем судьба Пригородного района должна решаться в соответствии с нормами международного права, предусматривающие возвращение насильственно аннексированной территории народу, который был депортирован.

8. Оказать содействие в проведении выборов в законодательные и исполнительные органы власти Ингушской Республики с организацией

избирательных округов для беженцев Пригородного района.

9. Требует незамедлительного рассмотрения вопрос об отставке с государственных постов и наказание лиц, виновных в разработке и осуществлении преступного и антигосударственного плана на территории СО ССР и Ингушской республики, а также лиц, принимавших непосредственное участие в убийствах, поджогах и грабежах.

Действия Совета безопасности РФ в осетино-ингушском конфликте должны быть рассмотрены в Конституционном Суде РФ.

Не принятие политических решений грозит тем, что конфликт может вспыхнуть с новой силой, принять затяжной широкомасштабный характер и перекинуться на другие районы Северного Кавказа.

Насилие, как стихия, начавшись в одном месте, разрастается, захватывая новые территории, вовлекая все более широкие массы людей, противостоять этому можно только общими усилиями.

Группа офицеров членов союза "ЩИТ", "Союзы офицеров", представителей Республиканской партии РФ, Совета родителей и военнослужащих России

Converted 19951.jpg

Н.Березовский

М.Куликов

Р.Литвинова

Н.Московченко

С.Новиков

Г.Шалдикова