"Откатно-офшорная" психология "медного Игоря"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Откатно-офшорная" психология "медного Игоря"

Оригинал этого материала
© The Moscow Post, origindate::25.10.2010, Фото: ekimoff.ru, forbes.ru, sobaka.ru

Алтушкин бежит из России,
оставляя за собой выжженную землю

Игорь Красников

Compromat.Ru


То, что вы видите на фото, — не кадр из фантастической антиутопии. Георгий Данелия и его знаменитый фильм «Кин-дза-дза» не имеют к этому пейзажу никакого отношения. Сказка стала былью в окрестностях Карабашского медеплавильного комбината (КМК), расположенного в Челябинской области.

Комбинат уже забыл, что есть такое красивое иностранное слово — «инвестиции». Комбинат терпит убытки, размер которых составляет сотни миллионов рублей в год. Он входит в состав холдинга «Русская медная компания» (РМК), другие предприятия которого находятся в столь же фантастически тяжелом состоянии. Согласно данным профсоюзов предприятий РМК, численность работников на предприятиях этого холдинга с 2005 года снизилась более чем вдвое: в ОАО «Александринская горнорудная компания» — на 43,9%, в ЗАО «Карабашмедь» — на 27%, в ЗАО «Кыштымский медеэлектролитный завод» (КМЭЗ) — на 60% (по данным 2009 года). Одновременно руководители предприятий значительно увеличили интенсивность труда работников и объем сверхурочных работ. Заработная плата на предприятиях ЗАО «РМК» остается одной из самых низких не только по области, но и по отрасли в целом. В нарушение коллективного трудового договора, хозяева не индексируют заработную плату работников предприятий.

В ответ на попытки профсоюза бороться за права рабочих владелец предприятий попросту увольняет профсоюзных активистов, усиливая давление на рядовых членов профсоюза. Когда хозяева холдинга в очередной раз вызвали взрыв возмущения рабочих Александринской горнорудной компании и вынудили профсоюз начать организованные действия, профсоюзному комитету на предприятии в нарушение закона попросту отключили все средства связи. Обращения рабочих уничтожаемых предприятий в местную прокуратуру в течение всего минувшего 2009 года оставались безответными.

В то же время доходы владельца РМК росли. Хозяин холдинга Игорь Алтушкин сегодня, по оценке журнала «Forbes», находится на 66 месте в рейтинге богатейших людей России. Его личное состояние составляет более миллиарда долларов США. Вместе с женой они только в России владеют пятью автомобилями, включая сверхпрестижный «Майбах». Принадлежащий Алтушкину Уральский банк реконструкции и развития (УБРиР), обслуживающий интересы РМК, вышел на одно из ведущих мест в списке региональных банков России. Чтобы понять, каким образом катастрофа на предприятиях РМК приносит его владельцу астрономические прибыли, придется взглянуть на биографию этого владельца, сорокалетнего Игоря Алтушкина.

Американский дедушка

Удача начала издалека улыбаться ему еще в конце 80-х годов прошлого века. Улыбка эта сияла на лице известнейшего международного афериста Марка Рича. Рича в родных Соединенных Штатах настолько сильно невзлюбили за масштабные финансовые махинации, что даже выдали ордер на его арест. Но Рич был величайшим в мире знатоком мошеннических схем, и эти схемы он мог использовать, находясь в любой точке земного шара. В конце 80-х годов его потянуло в СССР, где партийно-советская номенклатура как раз начинала проявлять к таким операциям стеснительный интерес. Рич обучал высокопоставленных партийных чиновников гнать за рубеж всяческое сырье по символической цене, и чиновники эти — следует признать — достаточно быстро расставались с большевистской невинностью, познавая сладость «отката через офшор».

В 90-е Рич еще шире развернул свою деятельность в России. Расширение деятельности требовало оборотистых помощников. Рич догадался, что таких помощников лучше всего искать в Югославии, так как там многие, с одной стороны, знали русский язык (или могли без особого труда его выучить), а с другой — выросли в условиях специфической югославской модели социализма, которой отнюдь не чуждо было предпринимательство. Таким образом в Россию попал серб Милан Попович, бывший белградский таксист. Поначалу он был водителем в офисе Марка Рича в швейцарском кантоне Цуг. Но затем пообтерся и стал проявлять активный интерес к большим финансовым делам. Рич это оценил и применил бывшего таксиста к процессу вывода из России крупных денежных сумм с применением разных хитрых схем. Попович быстро освоил науку о том, как по бросовым ценам продавать сырье из России зарубежным офшорным фирмам, которые затем перепродавали его по настоящей цене — с которой имели свой реальный доход те деятели в нашей стране, которые этим сырьем управляли. Не забывал Попович и пополнять свои собственные счета в швейцарских банках, получая своего рода «откат с отката».

В то время как Марк Рич мощными пластами поднимал целину советской, а затем и российской коррупции, Игорь Алтушкин перебивался мелким гешефтом: открыл в ленинской комнате одного их свердловских предприятий видеопрокат, с помощью которого советские люди узнавали, что в СССР секс-таки есть, затем через модные в то время бартерные схемы в партнерстве с бывшими уголовниками торговал автомобилями. Свои первые финансовые схемы строил на металлоломе: в конце 80-х годов организовал его сбор в микрорайоне «Пионерский» города Свердловска (ныне Екатеринбурга). В те годы это был весьма криминализованный бизнес — с госпредприятий тащили все, что можно было просунуть в дыру обветшавшего забора. Случалось, даже кабели из земли выкапывали, чтобы затем приволочь в пункт приема и сдать за копейки. Алтушкин через посредников успешно сбывал лом на комбинат «Уралэлектромедь», а в начале 90-х организовал ООО «Производственно-коммерческая фирма «Аэрон», которое стало уже напрямую посылать лом предприятиям на переплавку. Росту карьеры Игоря Алтушкина в тот период не помешала даже судимость — его поймали на краже, и по статье 144 УК он получил год исправительных работ. На счастье воришки, в картотеке МВД не хранят более 15 лет дела тех, кто был осужден без лишения свободы. Эта особенность милицейского делопроизводства сегодня позволяет Игорю Алтушкину тщательно скрывать свою судимость, создавая реноме честного бизнесмена. По всей стране «Аэрон» типичными для той поры способами подгребал под себя конкурирующих поставщиков, заполучив таким образом около ста филиалов, которые с большой выгодой покупали у населения лом сомнительного происхождения. На вырученные деньги Алтушкин скупал у горно-обогатительных комбинатов медный концентрат, который также гнал на переплавку. В результате он стал крупным поставщиком сырья на ведущие предприятия Урала, сконцентрировав в своих руках более 60% поставок на «Уралэлектромедь», около 50% — на Кыштымский медеэлектролитный завод и более 70% — на Кировградский медеплавильный завод и медеплавильный завод «Святогор» в Красноуральске.

Compromat.Ru

Игорь Алтушкин

Именно в 90-е годы Алтушкин поймал за вихор свою счастливую судьбу в лице Милана Поповича, одного из старательных учеников международного афериста Марка Рича. Попович тогда уже активно осваивал собственные схемы увода денег из России, стащив это ноу-хау у своего бывшего босса. Обнаружив в Алтушкине задатки медного воротилы и углядев родственную душу и потенциального клиента, Попович свозил его за рубеж. Заграничный вояж произвел на Алтушкина колоссальное впечатление — впервые в жизни он увидел, «как могут жить люди». Гигантские торговые центры, прекрасные яхты, шикарные виллы, сверкающие в лучах солнца стеклянные небоскребы... После той поездки молодой провинциальный бизнесмен был готов на все, лишь бы получить возможность вести такую же красивую жизнь, какую показал ему на Западе Попович. Именно через структуры Поповича, такие, как Amalco Group, Red Metal, а потом и ООО «Русский медный прокат» (РМП), Алтушкин и начал гнать — теперь уже за рубеж — удивительно дешевую российскую медь. Медь, произведенную на тех самых предприятиях, на которые Алтушкин раньше таскал металлолом, уведенный до того огромным количеством ушлых людей различного социального положения с других российских предприятий, тяжело переживавших бурную экономическую реформу. А Попович до недавнего времени управлял всеми придуманными для этого схемами. Сегодня сказочно обогатившийся бывший югославский таксист без просыпу гуляет с местными теледивами в родном Белграде, называя себя «медным королем Сербии», тогда как Алтушкин, благодарный Поповичу за науку, с помощью все тех же схем отката и офшора продолжает в России дело своего духовного дедушки Марка Рича.

Доля в мощном финансово-сырьевом офшорном потоке позволила Алтушкину в 1995 году стать деловым партнером известных бизнесменов Андрея Козицына и Искандера Махмудова, совладельцев и руководителей Уральской горно-металлургической компании (УГМК). В 2001 году Алтушкин — уже член совета директоров в Уральском банке реконструкции и развития, в 2003 году — член совета директоров Кыштымского медеэлектролитного завода. В 2004 году созданный им холдинг «Русская медная компания» зарегистрировал свои учредительные документы и стал третьим предприятием в российской медной отрасли по объему выпускаемой продукции после «Норильского никеля» и УГМК. В составе холдинга оказались такие предприятия, как ЗАО «Карабашмедь», ЗАО «Кыштымский медеэлектролитный завод», ЗАО «Александринская горнорудная компания», ЗАО «Новгородский металлургический завод», ЗАО «Ормет» (Орск, Оренбургская область), ЗАО «Уралгидромедь» (Полевский, Свердловская область), ОАО «Уралэлектромедь-Вторцветмет» (Свердловская область), ОАО «Ревдинский завод ОЦМ» (Ревда, Свердловская область), Уральский банк реконструкции и развития и Свердлсоцбанк.

ОПС для Патриарха

Головокружительная карьера в России, если она сопровождается судимостью в начале 90-х, обычно бывает связана со специфическими знакомствами. Не стал исключением и Игорь Алтушкин — до сих пор он поддерживает теплые деловые отношения с Сергеем Терентьевым, известным также по кличкам Тереха и Богомаз. Тем самым Терентьевым, который возглавил ОПС «Уралмаш» после смерти в 2005 году в камере екатеринбургского СИЗО прежнего лидера этого сообщества Александра Хабарова. Тем не менее, первыми криминальными соратниками Алтушкина называют так называемых синих — уголовников старой формации. Именно с их помощью Алтушкин менял в начале своей карьеры металлолом на автомобили и обратно. Затем Алтушкин, будучи от природы человеком легко приспосабливающимся к ситуации, вовремя «кинул» этих, уходящих в прошлое, «авторитетов». И сменил «крышу» на более современную. Не помешало даже то, что в 1996 году Терентьев был арестован по обвинению в организации преступного сообщества, терроризме, грабежах, вымогательстве и иных преступлениях. Пять лет Богомаз находился под стражей, в 2001 году Свердловский областной суд приговорил его к 12 годам лишения свободы. Однако уже в 2002 году Терентьев вышел на свободу в связи с «выявленными в процессе следствия нарушениями действующего законодательства».

Уже через год после освобождения из мест лишения свободы Терентьев начал помогать Алтушкину выводить активы из УГМК и создавать бизнес-империю, а подконтрольные ему фирмы стали неизменными участниками сомнительных махинаций, с которыми связано имя Алтушкина и созданного им медного холдинга. О причинах этой тесной деловой дружбы охотно рассказывает еще один колоритный персонаж в окружении полуолигарха Алтушкина — бывший сотрудник ОБХСС Валерий Вараксин, который был его помощником «по безопасности» и важным источником информации в период противостояния с Искандером Махмудовым и Андреем Козицыным. Вараксин утверждает, что Алтушкин приложил руку к освобождению Терехи из мест, куда того определил суд, и хвастается тем, что именно он «заводил» ОПГ «Уралмаш» на ключевое в структуре УГМК предприятие — «Уралэлектромедь». С долей ностальгии повествует Вараксин и о тесной дружбе с покойным Хабаровым. С огоньком рассказывает, как старательно служил правопорядку в годы милицейской карьеры: подговаривал рабочих выносить с предприятий серебро и другие материальные ценности, а потом ловил их и получал очередную звездочку на погоны (в то время люди были готовы на все, лишь бы спасти свои семьи от полного обнищания). Возможно, Алтушкин особенно ценил своего помощника за кредо, которым тот так гордится: «Может, пользы от меня и немного, но навредить я могу по-крупному». Тем не менее, как только противостояние с Махмудовым и Козицыным закончилось, Вараксин был без сожалений и колебаний отпущен на вольные хлеба. (Для делового стиля Алтушкина вообще характерно безжалостно-бесцеремонное расставание с теми сотрудниками, которые, на его взгляд, «выработали свой ресурс».)

Еще одним серьезным человеком в окружении Алтушкина стал Дмитрий Сабуров, руководитель службы безопасности холдинга РМК, тихий запойный алкоголик со связями в местных правоохранительных органах. Словно в тылу врага, его сотрудники днем и ночью распихивают скрытые камеры и микрофоны чуть не в туалетах менеджеров высшего и среднего звена. Менеджеры в кулачок матерятся, но уволиться могут не все, потому что работать больше негде. Лучшие, тем не менее, уходят. Очевидно, патологические нравы царят в службе безопасности не случайно — маниакальная подозрительность самого Алтушкина также доходит до курьезов. Рассказывают, что на деловые встречи он ходит со специальным микрофоном, встроенным в мобильник. И иногда на встречах этот мобильник вдруг начинает пищать... Шеф службы безопасности Сабуров отвечает также за «плодотворные связи» с коррумпированными сотрудниками экологических и других надзорных органов. К примеру, когда Карабашский медеплавильный комбинат из-за серьезных нарушений экологического законодательства несколько раз оказывался на грани остановки, то Сабуров временно выходил из запоя и по поручению Алтушкина включал коррупционные механизмы. В самом деле, зачем проводить дорогостоящие природоохранные мероприятия, если можно потратить гораздо меньше на взятки конкретным чиновникам?

Руководитель юридической службы Олег Медведев прошел хорошую школу захвата чужой собственности у знаменитого уральского рейдера Павла Федулева и теперь осуществляет в РМК коррупционные «связи» с судьями, следователями и прокурорами. Известен Медведев на Урале еще и тем, что в своих рейдерских операциях использует ловко подделанные с помощью ксерокса и фотошопа документы и печати. Этот умелый фотожабер позволяет себе в отношениях с шефом больше, чем другие. Когда однажды Алтушкин ехал с Медведевым на деловую встречу из Екатеринбурга в Челябинск на «Бентли» со спецсигналами, то Медведев пошутил по поводу сотрудников ДПС, отдававших честь прямо на проезжей части: «Думал ли ты, Игорь, бывший уголовник, что тебе «менты» честь будут отдавать?» Обычно крайне жесткий с людьми, Алтушкин только ухмыльнулся в ответ. Медведеву же этот эпизод так понравился, что он рассказал о нем близким к нему менеджерам РМК. Те мстительно ржут и делятся информацией с прессой. Интересно, что Медведев состоит в должности вице-президента УБРиР с зарплатой в 700 000 рублей в месяц, что не мешает ему оказывать услуги холдингу на коммерческой основе через собственную независимую юридическую фирму. Говорят, дорого берет.

Алтушкин также не жалеет денег на любые сметы, которые выдвигает президент и руководитель всех строительных мероприятий холдинга Всеволод Левин. Сметы эти всегда в разы превышают предварительные расчеты. Правда, положительно на качестве строительства цена не сказывается. Недавняя авария на «Карабашмеди» была вызвана тем, что к новейшей австралийской плавильной печи Левин подвел коммуникации, попросту не отвечающие техническим требованиям. Мотивы были стандартно патриотичными для Левина, выглядящего глубоко православным человеком с христианской молитвой на устах и бородой на галстуке: зачем платить втридорога за импортные технологии, когда у нас свои кулибины есть? Вышло, как обычно, дешево и сердито: дорогущая печь взорвалась. Чудом не пострадали люди. Топ-менеджеры РМК подозревают, что «откатно-офшорная» психология Алтушкина привела его к тому, что он уже сам берет «откаты» с тех огромных средств, которые уходят по счетам Левина. Глядя на такое, поневоле засомневаешься, что у самого себя украсть невозможно. Мало того, что можно, — это еще и очень выгодно оказывается.

В Москве интересы Алтушкина представляет Владимир Печененко. Вместе с Печененко и Александром Семкиным (кстати, осужденным в советские времена за брачные аферы) Алтушкин начинал бизнес еще в «Аэроне», скупая ворованный металлолом. Затем Алтушкин партнеров аккуратно от бизнеса оттеснил. И не слишком интересовался их судьбой до тех пор, пока они, не найдя удачи в собственных делах, не попросились к нему в подчиненные. На том положении ныне и служат. Семкин является одним из учредителей конторы «Коппер-Л» — звена, связующего Алтушкина с Терехой из «Уралмаша». А Печененко занимается в столице весьма специфической пропагандой, заявляя, что «держит и ментов, и прокуратуру, и даже Патриарха — кого на длинном, а кого и на коротком поводке». Алтушкин, впрочем, и сам часто в столице бывает. В личных беседах любит заявлять, что у него «в Москве все вот такими гвоздями прибито», широко раздвигая при этом руки. Утверждает, что в Москве с министром Нургалиевым «может все вопросы решить». Что водит дружбу с такими влиятельными людьми, как руководитель службы безопасности президента России Виктор Золотов и ректор Санкт-Петербургского горного университета Владимир Литвиненко. Что и Золотову, и Литвиненко, и даже самому Патриарху он уже «занес». А те в ответ якобы оказывают ему различные услуги…

Патриарха Алтушкин с Печененко не случайно поминают. Алтушкин, словно щедринский Иудушка Головлев, ныне отличается редкостной набожностью и богобоязненностью. К месту и не к месту поминает имя Бога и на каждый куполок крестится. Благотворительностью церковной активно занят. Одну из своих дочерей даже отправил в монастырь. С Викентием, архиепископом Екатеринбургским и Верхотурским, говорит, на дружеской ноге. Все это внешне выглядит как искупление грехов молодости — в начале 90-х, выслав на первые ловко взятые деньги жену с детьми жить в Лондон, Алтушкин низко пал. Мало того, что пил без просыху, так еще и в женскую одежду эротического свойства спьяну наряжался, а затем вился под страстную музыку, томно закатывая глаза, вокруг шеста в екатеринбургских ночных клубах «Карусель» (теперь он называется «Джейн») и «Диван» (который так «Диваном» и остался). Это пьяное недоразумение Алтушкин называл «стриптизом». Дело кончилось тем, что жена Татьяна начала регулярно наезжать из Лондона, чтобы спасти супруга от беспрерывного запойного пьянства. Всякие разные методы пробовала, включая призывы одуматься и обратиться к православной церкви. Что уж там помогло, теперь неизвестно. Но идея дружить с церковью Алтушкину понравилась. Теперь как раз на церковь и отдельных ее представителей он не жалеет ни денег, ни времени. Даже в укромной сауне, которая находится на пятом этаже его центрального офиса по улице Луначарского в Екатеринбурге, нагие и веселые священники стали завсегдатаями.

Само собой разумеется, что не только конченые подонки помогали Алтушкину делать карьеру в бизнесе. Без помощи людей, хорошо знающих производство и банковское дело, взять в свои руки целый ряд крупных предприятий было бы невозможно. Выстроить холдинг Алтушкину помогал руководитель КМЭЗа Александр Вольхин, которому и принадлежала идея создания Русской медной компании. Когда же холдинг был создан, Алтушкин без тени сомнения отодвинул Вольхина от дел. В результате производство стало разваливаться.

Вторым человеком, который обеспечил подъем Игоря Алтушкина на должность «хозяина медной горы», стал Сергей Дымшаков, разрабатывавший для него схемы межбанковского финансирования в те годы, когда добыть свободные средства иным путем было трудно. До середины этого года Дымшаков возглавлял Уральский банк реконструкции и развития, тесно связанный с медным холдингом. Однако минувшим летом Алтушкин без затей уволил верного товарища, пока тот находился в отпуске — полуолигарху срочно понадобился принадлежащий Дымшакову пакет акций входящих в РМК предприятий. Купить эти акции Алтушкину что-то не позволяет — то ли патологическая жадность, то ли пристрастие к рейдерским схемам. Последнее в регионе считают более вероятным. Дешевле Алтушкину кажется, видимо, купить «нужного мента». Иначе зачем нынешнее руководство УБРиР по команде Алтушкина писало бы заявления в органы МВД, требуя возбудить против Дымшакова уголовное дело по до смешного надуманным основаниям? Вряд ли для чего-то другого, кроме как для помещения Дымшакова на нары СИЗО, где, обладая соответствующими связями в уголовной среде, согласие на передачу акций выбить из человека совсем не трудно.

Прощание матерых

Однако «нужных ментов» надо еще найти. Они ведь разные бывают — некоторые могут и с трона «хозяина медной горы» стащить. Еще в начале 2000-х правоохранительные органы начали пристально присматриваться к криминальной деятельности связанных с Алтушкиным компаний. В 2004 году Главное следственное управление при ГУВД Свердловской области начало расследование уголовного дела № 374409, возбужденного по признакам преступления, предусмотренного частью 2 статьи 199 УК РФ, в отношении предпринимателей Брюханова и Першина. Речь шла о незаконном обналичивании значительных сумм денег для целого ряда предприятий, среди которых числилась и подконтрольная Сергею Терентьеву фирма «Коппер-Л». В отношении этой фирмы в том же следственном управлении и по той же статье было возбуждено уголовное дело № 367309. Такое же дело за номером 375309 было заведено в отношении фирмы «Пэлиэт», которая формально была зарегистрирована в Москве, но сидела в екатеринбургском офисе, принадлежащем Игорю Алтушкину. Сейчас эти уголовные дела объединены, и объединенное дело расследует Следственный комитет МВД России.

Общую схему хищений с предприятий РМК уже сейчас можно представить себе достаточно ясно. Она, кроме названий фирм-однодневок и фамилий организаторов, не отличается от схем, импортированных в Россию Марком Ричем. Формальным владельцем холдинга РМК сегодня является офшорная Russian Copper Company, базирующаяся на Британских Виргинских островах. Готовую продукцию предприятия Русской медной компании с минимальной выручкой поставляют на экспорт. Покупателями этой продукции за рубежом являются офшорные компании, принадлежащие Russian Copper Company и в большинстве своем зарегистрированные на Кипре. А затем уже эти фирмы продают продукцию РМК реальным покупателям по ценам, существенно превышающим закупочные (а это десятки, а то и сотни миллионов долларов). Выручка от продажи продукции — в том числе «Карабашмеди», Кыштымского медеэлектролитного завода и Александринской горнорудной компании, где оставшиеся работники вкалывают за гроши, — через сложные схемы, скрывающие налогооблагаемую базу, поступает на зарубежные счета, которые контролирует Алтушкин. Во всех этих махинациях активную роль играют фирмы-однодневки, в том числе зарубежные, а также так называемые зеркальные компании, чьи названия почти буква в букву повторяют друг друга. К примеру, в офшорных зонах созданы «дублеры» известнейшего швейцарского трейдера — «Гленкора». Еще один способ выкачивать деньги, заработанные чуть ли не голодающими людьми, вкалывающими на полуразрушенных предприятиях РМК, — это выдача от лица УБРиР кредитов разного рода подставным фирмам (таким, как уже упоминавшаяся «Коппер-Л») под залог произведенной на предприятиях РМК продукции, которой просто не существует. В дальнейшем эти деньги также оседают за рубежом.

Всеми этими вопросами занимается сегодня в РМК финансовый директор Максим Щибрик — главный консультант и правая рука Алтушкина в деле обналичивания денежных средств и ухода от налогов с помощью офшорных схем. Именно он за последние несколько лет оттеснил Милана Поповича от этой «ответственной работы». А начинал Щибрик в налоговой полиции, где по долгу службы курировал деятельность алтушкинской РМК. Затем по представлению службы внутренней безопасности был с занимаемой должности уволен — и тут же оказался на высоком посту в медном холдинге.

В свою очередь, левой рукой полуолигарха в нелегком деле строительства офшорных схем можно назвать Андрея Васильченко — единственного человека в РМК, который в полном объеме и в мельчайших деталях знает структуру собственности не только РМК, но и конгломерата связанных с ней офшорных фирм, поскольку сам их регистрирует и перерегистрирует.

Семья Игоря Алтушкина — жена Татьяна и пятеро детей — сейчас живет в Лондоне как на второй и окончательной родине. Сын Давид там вообще родился. Домохозяйка Татьяна получила вид на жительство на правах крупного инвестора. Номер действующего мобильного телефона Алтушкина принадлежит лондонскому оператору сотовой связи. Деньги, выкачанные из предприятий РМК, также почти все уже выведены за рубеж. Видимо, совсем не случайно Алтушкин дал недавно Максиму Щибрику поручение купить ему два самолета, причем один — специально для полетов в Лондон.

Такое привокзальное настроение богобоязненного полуолигарха многие его сотрудники расценивают как знак скорого прощания с многострадальной Родиной. В ожидании рейса на Лондон Алтушкин проводит время с Евгенией Левандовской — владелицей модного кафе, расположенного в екатеринбургском торговом центре «Антей». Эту симпатичную и обаятельную девушку из состоятельной семьи ее бывшие любовники (как правило, преуспевающие уральские бизнесмены) нежно называют «наше переходящее красное знамя». А сегодня уже глубоко верующий Алтушкин часто до раннего утра тяжело переживает разлуку с женой в обществе очаровательной и добросердечной Евгении.

Надо сказать, что Женечка — девушка недешевая: алтушкинские деньги она тратит в количествах, не поддающихся исчислению. Бриллианты, дорогие бутики, заграничные поездки… Причем останавливается эта молодая особа только в самых дорогих отелях, а покупки делает только в самых дорогих магазинах. Врачи, модельеры, парикмахеры и косметологи у нее тоже из самых высокооплачиваемых. В разговорах с подружками Женечка не скрывает, что обрела в лице «медного Игоря» щедрого спонсора и незримого покровителя, который к тому же охотно вкладывает деньги во все ее бизнес-проекты (кафе «Латте», «Ваниль», Shisha-bar и другие).

И действительно, жадный Алтушкин по-настоящему не жалеет личных (не вынутых из кармана предприятий) денег только в двух случаях: когда они предназначаются для любовницы и когда надо сделать подарок нужному человеку. Например, за глаза Алтушкин откровенно называет совладельца УГМК Андрея Козицына недалеким, ограниченным человеком, а козицынского партнера Искандера Махмудова — руководителем, не способным к стратегическому мышлению и решительным действиям. Однако когда у Алтушкина возникла нужда в расположении Козицына, то он подарил ему часы ценою в 1 000 000 долларов. И подарок пришелся к месту — на обидные слова Козицын, как настоящий бизнесмен, внимания не обращает. Наоборот, помогает Алтушкину в его нелегких рейдерских делах. Ресурс Козицына (а это, в первую очередь, коррумпированные чиновники в центральных и региональных органах власти) сегодня работает на Алтушкина.

Compromat.Ru

Евгения Левандовская


***

Как бы то ни было, но вскоре оба самолета будут куплены и прилетят в Россию. Любой здравомыслящий человек понимает, что летать на двух летательных аппаратах сразу еще более неудобно, чем сидеть на двух стульях. И что это больше похоже на приготовления к эвакуации. С одной стороны, стране легче станет — в предпринимательских кругах хорошо знают, что с приходом Алтушкина все и везде постепенно приходит в упадок. Как говорится, офшорный вампир с воза — экономике легче. С другой стороны, схемы эти офшорные как начали плодиться с конца 80-х годов, так и крутятся вот уже больше 20 лет безо всяких принципиальных изменений, качая огромные ресурсы из страны. И не переводятся матерые мошенники, которые с помощью этих схем размножаются: Рич порождает Поповича, Попович порождает Алтушкина со Щибриком, место последних тоже долго пустовать не будет.

Страна все время теряет, ничего не приобретая. Что памятного оставляют после себя в России эти ребята — и Алтушкин в их числе? Разве что выжженную кислотными дождями землю вокруг Карабаша. Да еще вот этот огромный — словно надгробный — крест на будущем страны, поставленный на одном из окружающих Карабаш отвалов.

Compromat.Ru